Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

13 заблуждений о расстройствах пищевого поведения

Огромное количество людей считает, что стоит сбросить вес – и все проблемы решатся сами собой. Печально, что понятие «худая» для них означает «счастливая» и «совершенная», но между этими понятиями опасно ставить знак равенства. Да, расстройство пищевого поведения бывает не у всех, кто садится на диету, но, увы, у очень и очень многих.

Я и сама более 10 лет страдала тяжёлым расстройством пищевого поведения, которое принимало формы анорексии, зависимости от физических упражнений, компульсивного переедания и булимии. И хотя моя внешность сильно менялась, мой разум оставался тем же, несмотря ни на что. В те годы он был нездоровым и толкал меня к гибели, болезнь кормила меня сладкими обещаниями, которые бы неизбежно свели меня в могилу.

Я вылечилась, и теперь я с болью вспоминаю ту ложь, в которую моя болезнь заставляла меня верить:

1. Сильнее похудеешь – станешь счастливой.

В детстве и юности у меня была очень низкая самооценка, я страдала депрессией и тревожностью, была перфекционисткой, и от этого во мне росла уверенность, что я недостаточно хороша. Я не могла осмыслить, почему мне так плохо, а рассказать кому-то о своих переживаниях мне было стыдно. Поэтому я винила себя.

Ещё у меня не было друзей, меня дразнили. Многие попадают в такие ситуации и нормально их переживают. Но для болезненно стеснительных людей, которые ставят себе нереалистично высокую планку, это верный путь к катастрофе.

Расстройства пищевого поведения не зависят от пола, возраста, этнической и расовой принадлежности, веса, сексуальной ориентации и социально-экономического статуса. Моя болезнь шептала мне, что если я сосредоточусь на снижении веса, это отвлечёт меня от того, что причиняло мне наибольшую боль. Но, разумеется, это был «пластырь», который лишь маскировал рану.

Увы, вес я теряла, но ничего не менялось. Я была всё такой же несчастной, вдобавок у меня появилось множество новых проблем, опасных для здоровья. Эта игра – чёрная дыра. Как только вы добиваетесь желаемого веса, приходится его пересматривать и ставить новую цель, чтобы отвлечься от боли глубоко внутри. Незаметно вы можете оказаться на пороге смерти, потому что похудели слишком сильно – так случилось и со мной.

Помните, что расстройства пищевого поведения не имеют ничего общего с весом, скорее, это результат неспособности эффективно бороться со стрессом и решать внутренние проблемы.

2. Чем больше ограничиваешь питание, тем лучше контролируешь свою жизнь.

Когда я страдала анорексией, моя жизнь превратилась в сплошной подсчёт калорий, взвешивание и попытки придумать, как ещё можно ограничить питание. Моя болезнь убеждала меня, что от этого я буду в безопасности и смогу контролировать свою жизнь, когда она кажется такой неуправляемой и непредсказуемой.

По иронии судьбы, я сама была под контролем – мной управляло расстройство пищевого поведения. Оно уничтожило мой талант к теннису и весь потенциал. Исчезла любовь к конному спорту, ведь я стала слишком слаба для верховой езды.

Раньше я любила навещать родственников, но и этой радости пришлось лишиться, потому что путешествовать уже не получалось – я часто лежала в больнице. Я рассталась с возлюбленным, потому что моя зависимость от спорта была сильнее, чем наши отношения. Из-за проблем со здоровьем мне пришлось оставить колледж, а ведь я была только на первом курсе. Так в чьих же руках был контроль?

3. Думай о весе, тогда депрессия, тревожность и боль исчезнут сами собой.

Расстройство пищевого поведения, как и любая форма борьбы со стрессом, которая приносит человеку вред, может казаться способом самоисцеления. Как я уже говорила, это всего лишь «пластырь», прячущий рану. Конечно, поначалу кажется, что он работает, если рана не слишком глубокая. Но со временем в рану попадёт инфекция, она начнёт распространяться и причинять очень сильную боль.

Рана неизбежно станет больше, и придётся признать, что «пластырь» уже не поможет. И вот тогда, возможно, вы осознаете, что выбора нет – надо решать свои истинные проблемы.

Но в этом есть и хорошее. У вас есть возможность правильно исцелиться. Вам больше не нужно бояться того, что причиняло вам такую боль. Вы не одиноки, всегда есть кто-то, кто поможет.

4. Чем дольше тренируешься, тем сильнее и атлетичнее станешь.

Что бы я ни делала, мне всегда хотелось стать лучшей. Из-за тяги к совершенству я верила, что больше – это всегда лучше, поэтому я трудилась на износ. Я не разбиралась, что здорово, а что нездорово.

Моя болезнь внушила мне, что раз я играю в теннис по 2 часа в день, то лишний час в тренажёрном зале будет мне только на пользу. Из-за этого со временем я настолько пристрастилась к тренировкам, что записалась в три тренажёрных зала, чтобы не встречаться с одними и теми же людьми, которые увидят, как подолгу я занимаюсь.

Неудивительно, что я не стала более сильным спортсменом, а попала в больницу с таким редким пульсом, что могла в любой момент заработать инфаркт.

5. Я всегда приду на помощь, даже если другие не смогут.

Я росла, подвергаясь насмешкам, сверстники меня отвергали, поэтому мне было одиноко, и я боялась доверять людям. Тогда я решила, что лучше рассчитывать на что-то, чему я могу доверять, и этим «чем-то» стало расстройство пищевого поведения.

Я думала, что поступаю разумно, и так никто не сможет меня ранить. Забавно, но позднее именно из-за расстройства пищевого поведения я отвергала приглашения куда-нибудь сходить, потому что это нарушило бы мои ритуалы. И именно из-за него я оставалась одинокой, изолированной от мира, и не такой, как другие.

Моя болезнь стала самоисполняющимся пророчеством, моим худшим лучшим другом.

6. Я помогу тебе полюбить своё тело и чувствовать себя уверенно в любой одежде.

Это настолько далеко от правды, что дальше некуда. Сколько бы я ни весила, при любом весе – самом низком, самом высоком и здоровом – я одинаково ненавидела своё тело. Расстройство пищевого поведения никогда не поможет вам полюбить своё тело, вы не начнёте себе нравиться, потому что любовь к себе не зависит от веса.

Но как только вы поработаете над своим разумом и начнёте учиться безусловно любить и принимать себя, вы обретёте уверенность и будете себе нравиться, сколько бы вы ни весили.

7. С завтрашнего дня ты на диете. Сегодня последний день, когда можно есть всё, что хочешь.

Когда я страдала компульсивным перееданием, моя болезнь то и дело говорила, что сегодня можно как следует наесться, а уж с завтрашнего дня – строгая диета. Естественно, каждый раз это оборачивалось против меня.

Болезнь говорила мне, что можно есть всё, о чём я мечтаю, но потом придётся морить себя голодом и есть что-то безвкусное, пока я вновь не похудею. Так жить было просто невозможно, я каждый раз срывалась, не в силах выполнять приказы моего расстройства.

На меня нападал такой голод, что вместо постепенного здорового возвращения к нормальному весу я снова объедалась, и от этого болезнь только усугублялась. Разочарование сменялось депрессией, я винила себя за то, что не могу себя контролировать.

Каждый раз мой мозг охватывала паника, это был страх, что сейчас – последняя возможность накормить его как следует. Разумеется, никакого «последнего раза» на самом деле не было, да и не должно быть.

8. У тебя и так ожирение, так что какая теперь разница, продолжай убивать себя.

При моём самом высоком весе болезнь говорила мне, что теперь можно сдаться. Я всегда любила мысли в стиле «всё или ничего», и теперь они разыгрались в полную силу. Я 7 лет боролась с анорексией, а потом в одно мгновение она превратилась в компульсивное переедание.

Моя болезнь в очередной раз уверила меня, что я ни на что не гожусь, что я неудачница и мне уже поздно помогать. Когда у меня была анорексия, она критиковала меня точно так же. Тело моё сильно изменилось, но ложь осталась той же, а я беспомощно подчинялась. Я слушала эту ложь и на полгода закрылась в четырёх стенах и была совсем одна, потому что ужасно стыдилась.

Дни напролёт я страдала от одиночества и депрессии, бесконтрольно объедалась, пока не впадала в пищевую кому. На то, чтобы научиться находить баланс, у меня ушли годы.

Не устану повторять: немедленно обратитесь за помощью! Прямо сейчас. Никогда не поздно, достаточно делать по маленькому шагу каждый день, и вы придёте к здоровью.

9. Ты объелась, значит, надо очиститься и ограничить питание.

Моя болезнь всё не унималась. Она снова изменилась, на этот раз превратившись в булимию. Теперь она уверяла меня, что каждый раз, когда я объедаюсь, надо найти способ очиститься: можно поднажать на тренировки, можно ограничить питание или принять большую дозу слабительных, главное как-то исправить причинённый вред или хотя бы наказать себя за такое ужасное поведение.

Из-за булимии мне неоднократно приходилось оставлять работу, я попадала в реанимацию и очень много упускала в жизни, потому что меня мучила боль после приёма слабительных. Как жаль, что я не понимала: я обычный человек, и это прекрасно, люди могут веселиться и наслаждаться пищей без всяких наказаний.

Расстройство пищевого поведения так ограничило мой мир, что я потеряла связь с реальностью.

10. Ты одна в этой борьбе. Я – это ты, и я – твой единственный друг.

Все годы болезни я молча боролась. В лечебных центрах я встречала людей с похожими проблемами, и в эти краткие мгновения мне было не так одиноко. Но потом я вновь возвращалась в свой замкнутый мирок.

Моя болезнь подменяла мою личность, стала моим единственным другом, я чувствовала, что схожу с ума. Всё это время я усердно вела тайный дневник, и это был единственный способ частично осознать, что со мной творится что-то ненормальное. Мне стало понятно, что я, возможно, не совсем одна, только когда уже начала выздоравливать.

Я нашла способ создать жизнь вне болезни, решила издать книгу под названием Safety in Numbers («Безопасность в цифрах»). Эта книга составлена из моих тайных дневников. Я написала её, чтобы другим не было так одиноко и чтобы пролить свет на то, каково это – бороться с болезнью, которую так неверно понимают.

11. Опасна только анорексия.

Моя болезнь кричала мне это, когда я уже четвёртый час занималась в тренажёрном зале. У меня болело сердце, а пульс был чересчур редким.

Когда я страдала компульсивным перееданием, мне было трудно дышать и пришлось удалить желчный пузырь. Врачи говорили, что моё сердце в опасности. И самое главное, качество моей жизни сильно страдало.

Когда моя булимия была особенно тяжёлой, мой вес, тем не менее, был нормальным. Со стороны я казалась здоровой, правда ведь? Но никто не видел, что я в любой момент могла умереть, потому что в тайне от всех я делала смертельно опасные вещи.

Часто по виду человека невозможно определить, страдает ли он расстройством пищевого поведения, и приходить к подобному заключению на основании одной только внешности очень опасно. Я настоятельно рекомендую почитать о наиболее распространённых мифах о расстройстве пищевого поведения, тогда вы сможете помочь развеять заблуждения об этой смертельной болезни.

12. Стыдно просить помощи.

Моя болезнь вбила мне в голову, что я сама виновата в том, что у меня расстройство пищевого поведения, и я обязана решать эту проблему самостоятельно. Когда у меня была анорексия, болезнь говорила, что со мной всё в порядке, я не настолько больна, чтобы нуждаться в помощи, я её не заслуживаю.

Когда я страдала компульсивным обжорством, болезнь точно так же уверяла меня, что я и сама справлюсь – это при этом, я задавалась вопросом, не покончить ли мне с собой. Расстройство пищевого поведения неумолимо твердило, что просьбы о помощи будет проявлением слабости, хотя булимия превратила мою жизнь в замкнутый круг, выхода из которого не предвиделось.

Могу сказать со всей уверенностью: это самая страшная и опасная ложь из всех. Просьба о помощи – одно из самых явных доказательств силы; она спасёт вашу жизнь.

Смелость рассказать о том, что вы испытываете, вдохновляет и впечатляет. Вы не просто поможете себе, вы также поможете другим, подавая им пример. Сейчас так много доступной информации о расстройствах пищевого поведения и возможности получить помощь в учреждениях любого уровня, где бы вы ни находились. Если вы начнёте действовать, чтобы предотвратить беду и получить поддержку, вы станете ещё сильнее.

13. Ты никогда не выздоровеешь.

Я много раз смирялась с тем, что я безнадёжна. Да и как иначе, если так говорили сами врачи, выпроваживая меня из очередного лечебного центра.

А болезнь каждый день кричала: «Я нужна тебе! Ты никогда не выздоровеешь! Что за глупая мысль! Уже поздно! К чему стараться? Всё равно ты неудачница, да и влипла слишком сильно. Сдавайся уже!»

Но я не сдалась. Я никогда не сдавалась. Я падала столько раз, что и не сосчитать. Но я всегда вставала на ноги.

Выздоровление – процесс неравномерный. Я шаг за шагом шла вперёд и с каждым шагом становилась сильнее. Мой голос звучал всё громче, чем голос болезни.

Я не устану повторять: вылечиться можно всегда, как бы долго вы ни болели и какими бы безнадёжными себя не считали. Путь к здоровью будет очень трудным, но решение вылечиться вернёт вам жизнь и изменит её.

Когда вы услышите голос болезни в своей голове, уличите её во лжи. Начните жить прекрасной жизнью, в которой вы хороши без всяких условий, просто потому, что вы есть.

Об авторе: Британи Бёргандер (Brittany Burgunder) – писательница, которая победила расстройство пищевого поведения и призывает всех жить полной жизнью.

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Похожие статьи:

Другие расстройства пищевого поведения

Тревога и расстройства пищевого поведения

Анорексия: какие факторы влияют на выздоровление

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *