Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

5 мифов об атипичной анорексии

Что такое нервная анорексия, более-менее представляют себе уже почти все — сложное и опасное расстройство пищевого поведения, характеризующееся преднамеренной потерей массы тела, вызванной и поддерживаемой пациентом. А вот про атипичную нервную анорексию знают гораздо меньше. Международная классификация болезней (МКБ-10) называет ее расстройством, отвечающим некоторым чертам нервной анорексии, но полная клиническая картина которого не позволяет поставить этот диагноз.
Молли Гвен — психотерапевт, сама прошедшая через это расстройство — помогает понять и развеять мифы об атипичной нервной анорексии.

1. У больных атипичной анорексией вес нормальный или чуть выше нижней границы нормы.

Чтобы развеять этот миф, вспомним о жирофобии и привилегии худых. Мир, в котором люди пытаются вылечиться от расстройств пищевого поведения, насквозь пропитан дискриминацией по признаку веса. Из-за неё значительная часть больных остаётся без медицинской помощи. На самом деле больные ограничительным расстройством пищевого поведения на вид ничем не отличаются от основной массы людей. Единственное различие между диагнозами «нервная анорексия» и «атипичная анорексия» — вес. Вот и всё.

Нельзя сказать, что диагноз «атипичная анорексия» ставят только тем, кто на пару килограммов не дотягивает до границы рекомендуемой нормы индекса массы тела (ИМТ), за которой обычно диагностируют анорексию. Нет. Атипичную анорексию выявляют у очень широкого круга больных с большим разбросом веса. Так, у меня по ИМТ была «крайняя степень ожирения» и при этом — атипичная анорексия.

2. Атипичная анорексия — это «ненастоящая» анорексия.

Ограничение питания не всегда ведёт к потере веса. Адаптация организма к голоду во многом зависит от генетики. Хорошенько вчитайтесь в эти слова. Честно говоря, я до сих пор пытаюсь это осознать и зазубрить. Реальность такова, что в жизни большинство больных анорексией не похоже на голливудский образ «кожа да кости». Если какое-то время ограничивать питание, организм учится иначе использовать полученную энергию. Он думает: «Вот чёрт, голодные времена настали!» Он будет делать запасы энергии по-другому, и от веса это не зависит. Даже если у вас уже тонна веса про запас, организм всё равно пополнит кладовые. Обмен веществ замедлится, а вес подрастёт. И вы будете пытаться есть ещё меньше, стараться лучше «соблюдать диету». Это замкнутый круг.

3. Атипичная анорексия не так опасна для здоровья, как «настоящая».

При атипичной анорексии можно выглядеть нормально, но на самом деле в организме происходят почти те же процессы, что и при дефиците массы тела. У меня открылись глаза, когда я узнала, что мой организм буквально разваливается на части из-за того, что я долго ограничивала его в еде. Мне очень повезло встретить врачей, которые понимали, что вес никак не связан с тем, что творится с организмом. Наука не лжёт, и увидев данные исследований, я осознала, как сильно успела себе навредить. Функциональное тестирование показало, что мой организм извлекает энергию из запасов белка, а не жира, которого у меня и так было вдоволь. То есть организм сжигал мышцы, отнимая энергию у иммунной системы и жизненно важных органов. Электрокардиограмма показала нарушение сердечного ритма — типичный спутник ограничения питания. До этого мне таких исследований никто не назначал. Исследование плотности костной ткани показало наличие остеопении, которая предшествует остеопорозу. Раньше плотность костной ткани мне тоже не проверяли. Хотя такие исследования назначают по умолчанию тем, у кого дефицит массы тела. Мы видим явно худого человека и говорим: «Да ты на ладан дышишь! Хватит морить себя голодом!» Но когда перед нами на вид нормальный человек, даже полноватый или откровенно полный, и он ограничивает питание, мы говорим: «Давай-давай, тебе полезно!» Из-за такого отношения со стороны врачей и общества атипичная анорексия, на мой взгляд, может быть ещё опаснее. Никто не говорит вам, что вы губите организм. Никто не назначает важных исследований. Никто не понимает, что вы в опасности.

4. Больные атипичной анорексией сталкиваются с другими побочными эффектами при лечении, у них возникают другие сложности, чем у больных нервной анорексией.

Необходимо сказать и об обратной стороне ремиссии. Начинаются проблемы с ЖКТ, меняется кожа, организм иначе реагирует на голод и сытость, появляются странные пищевые пристрастия, ну и, конечно, отдельная сложность — эмоциональная составляющая процесса. К счастью, можно найти информационную и психологическую поддержку в сообществе людей, которые лечатся от расстройств пищевого поведения или уже прошли этот путь. Прекрасно, что есть такие ресурсы, но практически нигде не говорится, что со всеми этими трудностями сталкивается любой больной независимо от веса. Сюрприз! Например, гастропарез — просто ночной кошмар. Проглотил несколько кусочков и уже чувствуешь, что больше не влезает. Ощущение, что еда просто где-то застряла и не движется дальше. Это очень распространённая проблема. Меня буквально спасли пищеварительные ферменты, эфирное мыло и чай из перечной мяты и практика глубокого дыхания. Однажды у меня так сильно заболел живот и заколотилось сердце, что пришлось вызвать «скорую». Самое интересное, что когда я сообщила об этом подруге, она подумала, что мне сделали желудочное шунтирование ― операцию для снижения веса, и это последствия процедуры. Такая вот первая мысль. Нет, никаких операций я не делала. Не хватало ещё желудочного шунтирования.

5. Больным атипичной анорексией не требуется интенсивного лечения.

На самом деле большинству больных требуется серьёзное лечение, хотя многим вряд ли так повезёт. Я согласилась на частичную госпитализацию, и лечение спасло мне жизнь. И мне очень повезло, потому что врачи понимали всю тяжесть моего состояния, хотя я вовсе не была худой. Я бы и раньше легла в больницу и прошла полный курс лечения, но жирофобия и эти мифы о моей болезни мешали мне увидеть, что лечение необходимо и вообще возможно. Я иногда думаю, что бы случилось, если бы я в итоге не легла в больницу. Это страшная мысль. Мне не хотелось нуждаться в лечении, но так вышло, что лечиться было нужно. Мне нужно было, чтобы рядом были те, кто в прямом смысле заставит меня нормально есть, кто будет меня контролировать и ставить мне новые цели. Мне нужно было время на восстановление организма.

Напомним, что расстройство пищевого поведения крайне опасно диагностировать у себя самостоятельно, ориентируясь на внешние признаки и/или показатели веса. Не бойтесь обратиться к специалистам, предупрежден — значит вооружен!

По материалам: https://www.nationaleatingdisorders.org/blog/top-5-myths-about-atypical-anorexia

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Возможно, вам будет интересно:

Нарушения пищевого поведения очистительного типа

Осознанное питание: 6 приемов для занятых людей

Расстройство пищевого поведения нельзя определить «на вид»

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *