Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Как жить с проблемой компульсивного переедания

Помню, как я сидела за кухонным столом и смотрела в книгу по астрономии, стараясь не замечать гору сладостей, которая была прямо передо мной. Бойфренд моей младшей сестры пригласил её на выпускной бал и сделал это необычным образом: он выложил дорожку из пончиков, печенья и пирожных, которая вела к главному «сладкому призу» — к нему.

Я сидела за столом не просто так. У меня была цель.

Уже почти год я страдала от компульсивного переедания и ужасно устала от необходимости держаться подальше от еды, потому что иначе еда затягивала меня, я просто не могла остановиться. На этот раз этого не должно было случиться. Я собиралась сидеть на кухне и делать домашнее задание. Я не откушу ни кусочка.

Пару минут всё так и было.

Если вы страдаете от компульсивного переедания, вы неспособны противостоять своему желанию поесть. Это похоже на одержимость… Нет, не похоже. Это и есть одержимость.

Когда вы уступаете своей слабости, сладкая, солёная и жирная пища, наполняя рот и желудок, доставляет вам наслаждение.

Еда снимает стресс, позволяет избежать отрицательных эмоций и на время почувствовать себя лучше, но уже через мгновение вы начинаете себя ненавидеть.

Еда порабощает вас так же, как алкоголь алкоголика, как дымящаяся трубка метамфетаминового наркомана.

Сначала я съела пончик. Всего один, лишь бы мой мозг замолчал.

«Вот, пожалуйста, дурацкий мозг! Ты получил свой пончик, теперь заткнись».

Но нет, это никогда не заканчивается так просто. Первый пончик — это только начало, после него желание разгорается ещё сильнее. Рациональное мышление внезапно выключается, одержимость побеждает.

Ещё пончик, печенье, ещё одно печенье, кусочек пирожного и снова пончик. А теперь нужно съесть что-нибудь солёненькое.

Фактически, вы съедаете столько же, сколько весите, пока не почувствуете, что вас вот-вот стошнит. Думаю, вы уже поняли, каково это.

Тогда в один присест я съела слишком много. Время от времени мы все так делаем, но я ела слишком много почти каждый день. Это был замкнутый круг обжорства, голодания, занятий спортом и возвращения к обжорству.

Это наводило ужас и занимало все мои мысли. Целыми днями, неделями, месяцами и годами я не думала ни о чём, кроме еды.

Мало кто из тех, с кем я общалась последние годы, мог заподозрить, что я страдаю от переедания. Даже мои домашние не знали, какое огромное количество пищи я съедаю.

Мороженое сестры, печенье отца, то, что не доела мама, — всё начало куда-то пропадать. Они спрашивали, куда всё делось, а я молча слушала, как они обвиняют друг друга.

Самые ужасные стороны пищевой одержимости — это одиночество и стыд. Думаю, именно из-за них я так долго скрывала свою проблему.

Это было моей тайной. Я продолжала убеждать моего психотерапевта, что уже здорова, а потом через месяц я снова приходила и признавалась, что проблема никуда не ушла.

Я испытывала невыносимый стыд. Я до сих пор иногда его испытываю. Как и сейчас я пишу всё это, зная, что мою историю может прочитать кто-то из знакомых.

Теперь, когда я выздоровела, мне очень грустно думать о моём стыде. Я помню, как моя зависимость буквально отрезала меня от остального мира, и, должно быть, люди вокруг меня тоже страдают от этого.

Помню, я даже пыталась ходить на собрания анонимных алкоголиков, но в результате ещё яснее понимала, что я слишком сильно отличаюсь от тех, кто страдает от алкогольной зависимости.

Они могли удержаться от употребления алкоголя, отмечали количество трезвых дней, я же приходила на собрания после дня обжорства. Мне было ужасно стыдно.

В отличие от других зависимостей, например, пьянства или наркомании, зависимость от еды, обжорство, не так широко известна и понятна. Я чувствовала, что никто не может мне помочь.

Даже если я пыталась объяснить другим суть моей проблемы, люди говорили мне, что то, что происходило со мной, было нормальным. Но это не было нормальным.

Ненормально потреблять более 2000 калорий за один приём пищи. Ненормально заставлять себя есть до ощущения тошноты. Пытаться компенсировать обжорство физическими упражнениями или голоданием на следующий день — это тоже НЕНОРМАЛЬНО.

Такое нарушение пищевого поведения не просто менее понятно людям, чем другие виды зависимостей, — избавиться от этой проблемы гораздо труднее.

Представьте, что алкоголик вынужден каждый вечер сидеть в баре и смотреть, как бармен прямо перед ним разливает выпивку по рюмкам. Именно так чувствует себя человек, страдающий от пищевой зависимости.

Обойтись без пищи невозможно. Она везде, она нужна для того, чтобы выжить. Даже если вы пытаетесь держаться подальше от нездоровой пищи, сами движения, когда вы кусаете, жуёте и проглатываете, могут напомнить вам о вашей ужасной привычке.

Я думаю, главный урок, который я вынесла из своей зависимости, — это терпение и доброта по отношению к себе. Но нужно быть и строгим.

Надо многое поменять и приложить немало усилий, чтобы построить такую жизнь, которая необходима для того, чтобы избавиться от пагубной привычки.

Читайте книги, присоединяйтесь к группам, общайтесь с людьми, обратитесь за помощью к психотерапевту. Начните выстраивать для себя систему поддержки, поработайте над своими внутренними ресурсами, делайте всё, что, по вашему мнению, поможет решить проблему.

Пока вы продолжаете бороться, вы не безнадёжны. Вы сильнее, чем ваша одержимость.

Вы ОБЯЗАТЕЛЬНО победите!

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©


 

Об авторе: Джордан Льюдер — обычная студентка колледжа, которая пытается понять сложное устройство мира через простые вещи. Любит размышлять, писать, читать, молиться и пить спиртные напитки. 

Поделиться

3 комментария на «“Как жить с проблемой компульсивного переедания”»

  1. Christina Eichmann:

    Спасибо за перевод! Можно ссылку на оригинал? Перепостю для подруг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *