Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Интуитивное питание: миф о сахарной зависимости (часть первая, лирическая)

Делюсь главой из новой книжки про Интуитивное питание в формате ЖЖ-публикации. На сей раз о животрепещущем — о сахарной и пищевой зависимости. Матерый лонгрид в 2 частях, с прологом и эпилогом. Enjoy.

Несколько лет назад я написала вот эту статью (http://svetlyachok.livejournal.com/599335.html)

Она много раз попадала в топ, ее перепостили сотни читателей, это самая популярная моя публикация во всем популярном цикле постов о психологии переедания. 

Ничего не поделать, все мы любим страшилки.

Фильмы ужасов вот, например, тоже популярны. Написание этого текста вполне извинительно — он был создан в самом начале моей работы с людьми с большой массой тела, в процессе зарождения филиала голландской клиники снижения веса, которым я руководила несколько лет, в тот период, когда мы все, сотрудники этого проекта, свято верили в непоколебимые диетические основы: «Обезжиренные продукты — хорошо! Сахар — плохо! Обезжиренные продукты — хорошо! Сахар — плохо!». И только ежедневная практика работы с лишним весом показала нам, насколько это далеко от истины.

В красочных выражениях статья описывала, что происходит в организме, когда мы едим сахар. Уже по одному названию статьи было понятно — ничего хорошего там не происходит. Инсулин, точно оргазм, коварен ровно так же, как и желанен — позволяет пережить краткий миг восторга, оставляя нас обессиленными и еще более голодными, чем до поедания сахара. Дабы избежать ужасов колебания инсулина, рекомендуется сахару есть поменьше, а продуктов, содержащих пищевые волокна — побольше. Чтобы понять, что испытывают мои пациенты, которые отказываются от быстрых углеводов, незадолго до написания той статьи я сама на несколько недель прекратила есть сахар в каком-либо виде (нет, я не добавляю сахар в кофе — я имею в виду все продукты, которые содержат сахар, включая фрукты и цельнозерновой хлеб). Наверное, это был единственный мой осознанный диетический опыт в жизни. И конечно, я почувствовала себя лучше.

Теперь я знаю, что это называется «диетический медовый месяц» — начав любую диету и получив первые результаты, ощущаешь себя сильными и целеустремленными. Тщательное внимание к питанию дает в первые недели свои лучшие плоды: мы едим хорошо приготовленную свежую еду, самочувствие улучшается, жизнь прекрасна. Так было и со мной — пережив несколько дискомфортных дней, я испытала легкость и восторг: о моя прекрасная чистая жизнь без сахара! Эксперимент не успел принести мне больших неприятностей, но в последнюю его неделю я обнаружила, что меня достало вставать на час раньше, чтобы приготовить себе еду без сахара на целый день, а день, когда я забыла свои контейнеры, стал адом голодающего — я не смогла найти в ближайшем к клинике супермаркете насыщающую меня еду без сахара. Ее там просто не было.

Однако плохое поведение сахара далеко не ограничивается одним инсулином. В любой системе «здорового», «сбалансированного», «чистого» или диетического питания вам первым дело объяснят, что сладкое — это «пустые» калории. Вы никогда не задумывались, что означает «пустые»? Как калории могут быть «пустыми»? Калория — единица измерения энергии, сахар — это углевод, углевод является поставщиком энергии в организм. Но и этим дело не ограничивается.

Достаточно ввести в любом поисковике словосочетание «сахарная зависимость» — и вы ощутите себя без пяти минут героиновым наркоманом. «Сахарная зависимость. Белая смерть» — это ссылка на документальный фильм. «Сладкий яд. Как сахар нас разрушает и как этому противостоять» — гласит пугающий заголовок статьи на ресурсе поклонников диеты LCHF — высокое содержание жира, низкое содержание углеводов, претендующих на научную доказательность своих публикаций. «Избавляемся от сахарной зависимости в четыре приема!» — кричат одни заголовки. «Сахар — это яд», — убеждают другие. «Сахар вызывает зависимость в 8 раз сильнее, чем кокаин!» — стращают третьи. То есть любой заядлый кокаинист в 8 раз здоровее (а я много их повидала на своем профессиональном веку, и они сущие доходяги), чем вы, друзья мои. Прибавьте к этому еще и то, что они наверняка намного худее… Как, вы не хотите поменять одну зависимость на другую, в 8 раз более здоровую? Странные вы какие-то, право.

Какой же выход?

Конечно, навсегда отказаться от ужасного наркотика. Полная абстиненция, полная.

Как на полном серьезе рекомендует Дэвид Кесслер, бывший глава FDA, «нужно запрограммировать свой мозг видеть с нездоровых продуктов врагов, а не друзей. Необходимо, чтобы автоматически возникала мысль “Я возненавижу себя, если съем это”». Видимо, Дэвиду Кесслеру больше нравятся расстройства пищевого поведения, чем «нездоровое» питание — именно к развитию таких расстройств приводит ненависть к себе за съеденное. Видимо, любители фитнеса, погибающие от чрезмерных нагрузок, анорексички, угасающие от случайного гриппа, компульсивные едоки, прячущие под одеялом шоколадные батончики и стыд — это тот дивный новый мир, который устраивает Кесслера. При этом Кесслер признает, что ограничивающие диеты приводят к депривации, и как следствие, к перееданию. В итоге мы имеет самых именитых диетологов, которые публично сообщают нам о своей беспомощности и некомпетентности в деле регуляции пищевого поведения. Мы уже поняли, что ограничение — плохо, но ничего другого не можем вам предложить.

Просто перестаньте есть сахар раз и навсегда.

Кажется сложно? Ничего, на помощь придут наши недорогие программы по детоксикации. Наши чистые продукты без сахара. Покупайте наших слонов, то есть, прошу прощения, наши детокс-коктейли. Если вы полностью откажетесь от проклятых булок и конфет, вам как раз хватит на оплату первых трех недель детокса. Во сколько раз зависимость от детокс-программ сильнее зависимости от кокаина? Как вы думаете?

Правда жизни заключается в том, что продажи любых «правильных» и «здоровых» продуктов питания, спортивных добавок к пище, диетической еды — такой же бизнес, как продажа жирных и сладких продуктов. Периодически интерес к определенному типу «здоровой еды» падает, и тогда нужно найти другой жупел. Долгие годы основу этого рынка составляли «обезжиренные» продукты. Сейчас о пользе высокого содержания натуральных жиров в питании (и существенно меньшей опасности транс-жиров, чем принято было думать) не знает только неграмотный школьник с далекой горы Кушка — туда новости долго доходят. Обезжиренное стало намного труднее продавать — и на сцену выходит великий, ужасный, вызывающий роковую зависимость Сахар. Такой же, как кокаин, только хуже. 

И все больше появляется вокруг вас людей, при слове «сахар» округляющих глаза и наставительно произносящих — я отказалась от сахара и чувствую себя намного лучше! Как, ты еще нет?!

Словосочетание «правильное питание» стало идентичным понятию «питание без сахара». Причины этого понятны и просты — именно, снизив потребление углеводов, можно с наибольшей вероятностью заставить адептов системы снизить вес. Вы полагаете, что решение проблемы, как удержать сниженный вес, найден? Увы. Организм адаптируется и к низкоуглеводному питанию, как и ко всему остальному. И потом, вы уверены, что готовы прожить еще лет 50 вообще без сахара?

Один из последних и наиболее выдающихся примеров антисахарной пропаганды на видеоролике

Профессионально, доступно и в понятной форме объяснено, как именно сахар воздействует на мозг. Мысль, выраженная в ролике, предельно простая: один раз не водолаз, то есть, если ты разок поел сладенького, так и быть, ничего тебе не будет, но если ты ешь слишком много… (это сколько?!).

Одновременно, сей продукт научно-популярной мысли является примером того, как ради пропаганды упускается научная правда: прямой лжи в ролике нет, он просто не сообщает нам ВСЮ правду. Например, никак не обсуждается обратная ситуация: как на ваш мозг влияет запрещение сахара. Не задумывались об этом? А между тем, запрет есть что-либо — один из самых разрушительных и неприятных для психики.

Ничего не говорится о том, что нейропептид Y, отвечающий за рост мозга, появление новых нейронов, нуждается в сахаре для выработки, и если сахара в пище нет, включается защитная система, требующая его сильнее и сильнее — как я уже неоднократно писала, чтобы меньше хотеть сахар, нужно есть сахар.

Ничего не говорится о и об экспериментах, показавших быстрое привыкание дофаминовой системы к сахарной стимуляции: дофаминовый ответ на сладкое при постоянном поступлении этого самого сладкого сначала переживает яркий пик, а потом начинает необратимо снижаться. Иными словами, если в вашем рационе есть сладкое, оно не запрещено, и вы едите его по потребности, никакой дофаминовой зависимости не образуется — мозг реагирует на привычную пищу спокойно (об этом эффекте «скучной еды» в ролике есть пара слов, но ничего не говорится о том, что сахара это тоже касается). Умалчивается и о том, что дофаминовая система мозга сильно и болезненно реагирует на запреты — то, что нельзя, видится нам более вкусным и привлекательным. Дофаминовая система, лишенная определенного продукта, перестраивается. И начинает реагировать на запрещенный продукт иначе, чем раньше. Дофамина выделяется больше, он вырабатывается быстрее, он появляется уже тогда, когда вы только видите запрещенный продукт и предвкушаете, как будете его есть… В результате возникает парадоксальная ситуация восприятия, когда именно запрещенная еда начинает казаться вам намного более вкусной и привлекательной, чем она есть на самом деле. Вероятно, именно с этим связан постоянно наблюдаемый мной эффект фитнес-фотоблогов: там очень много публикаций «разрешенных» при занятиях фитнесом сладостей, и все они содержат шоколад или его имитацию, или похожи на мороженое. Меня от почти ежедневного просмотра снимков с таким количеством еды, которую мой мозг идентифицирует как сладкое, начинает подташнивать.

Есть и психологические изменения, о которых я много раз писала: долгое время удерживаясь от чего-то, вы постоянно пытаетесь справиться с повышающимся уровнем депривации, и наконец, возникает эффект «какого черта!» — «имею я право хотя бы в выходной..!», «только сегодня и только один… три, восемь эклеров, Боже что я наделала!». Ничего особенного вы не наделали. Вы пытались обмануть собственный мозг. В итоге — он обманул вас.

Той же логики неполной научной правды придерживается Сэм Клебанов, продюсер и промоутер в России системы питания LCHF. Не предъявляя сколько-либо серьезных претензий к модели Интуитивного питания, он высказывает сомнения в том, что современный человек способен жить, внимая голосу интуиции. Это мудрый предок наш неандерталец мог, а современник весь под гнетом пищевых концернов безвольная тряпка, и поэтому, по мнению Сэма, ему, вероятно, необходимы ясные и простые правила, предписывающие, что, как и когда есть. Мне в таких случаях всегда хочется поинтересоваться, нет ли у кого простых правил о том, как ходить, дышать, размножаться и выделять. Ну, просто на тот случай, если я неправильно это делаю?

Идея, что сахар — адский яд, вызывающий зависимость, хорошо продается, но не соответствует действительности. Публичную репутацию сахара реабилитирует один из авторитетнейших американских диетологов, Дэвид Кац, директор и основатель Центра Исследований и Профилактики Йельского университета, директор Интегративного медицинского центра в госпитале Гриффин и главный редактор научного журнала «Детское ожирение». 

Как может сахар быть ядом, пишет Кац, если он представляет собой один из основных источников питания некоторых видов колибри — этого чуда природной авиации и сверхбыстрого метаболизма? Колибри потребляют много цветочного нектара, представляющим собой чистый, незамутненный сахар. Или мы живем рядом с популяцией колибри-наркоманов-самоубийц? 

И если пример колибри вас не устраивает, давайте посмотрим на человеческое питание. Мы действительно обладаем врожденным предпочтением сладкого вкуса, поскольку это было принципиально для нашего выживания. Это касается не только человека, но и всех млекопитающих — поскольку любое молоко млекопитающих представляет собой изрядно подслащенную субстанцию. Человеческое грудное молоко содержит особенно высокую концентрацию лактозы, оно слаще, чем коровье и козье, овечье или верблюжье. Чисто случайным совпадением, вероятно, является тот факт, что ни овцы, ни верблюды не сумели достичь вершин эволюционной лестницы, отрастить себе огромные, тяжелые… мозги и создать цивилизацию и культуру. Этого не сумели даже козлы, хотя иногда создается впечатление, что кое-что им все-таки удалось.

Зачем бы нам это могло понадобиться?

Потому, что человеческому младенцу необходим сахар в большом количестве, чтобы быстро и правильно развиваться физически и психически. Для роста детского тела и развития мозга сахар насущно необходим. Ограничивая ребенку сахар, вы лишаете его необходимого в его питании элемента. В вашем пристрастии к сладкому нет ничего от зависимости — это чистая эволюционная биология и немного психологии. Мы все рождаемся с любовью к сладкому потому, что те прямоходящие приматы, которые не любили сладкого, вымерли. Вот и все. 

Наши вкусовые сосочки. позволяющие нам различать сладкий, кислый, соленый и горький вкус, так же участвуют в гонке на выживание человечества. Изначально они позволяли нам отличать наших пищевых друзей от врагов. Пищевые друзья — это те виды пищи, которые легко перевариваются и дают нам источник энергии. Те из нас, у кого вкусовые рецепторы лучше ориентированы на «друзей», имеет больше шансов выжить и оставить потомство. Вот тебе и вся сахарная зависимость. 

А как же научные публикации об аддиктивности сахара, спросите вы? Как же исследования пищевой зависимости, которые показали? И что же нам делать с пьяным матросом, то есть — с сахаром. А вот об этом — в продолжении.

Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *