Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Она так сильно поправилась!

Я столкнулась с тем, кого не видела с позапрошлого 4 июля. Было жарко и влажно. Из-за пота волосы прилипали к лицу. Мой смелый маленький мальчик ехал в большой желтой коляске для бега, ремешок которой был туговато обвязан вокруг моей руки, врезаясь в кожу. Старший сын бежал позади вместе с мужем. Меня окружали чудесные люди, представляющие церковь, в которую мы ходим, мы демонстрировали любовь к местной общине, раздавая всем на параде эскимо. Лицо горело красным от жары и напряжения, так как на бегу нужно было толкать почти пятидесятикилограммовый груз, держа мороженое в одной руке и направляя коляску другой.

Я вручила этому человеку мороженое, улыбнулась и коротко с энтузиазмом одарила его приветствием. Повернувшись к ним спиной, чтобы продолжить бег, я услышала еле различимое «Она так поправилась!».

Я почувствовала, как лицо вспыхнуло от стыда. Пульс резко подскочил, как бывает при угрозе физического нападения. Я застыла на долю секунды, перед тем как понять, что времени зацикливаться на этом нет. Нужно было продолжать движение, оставаясь со своей группой, хотя мне очень хотелось узнать, чем закончится разговор обо мне.

Я жила с этим два дня. Никому ничего не сказала, даже мужу, так как была смущена и пристыжена. Потому что во многом они были правы. Я имею в виду, они действительно были правы. Но за те несколько коротких секунд они не могли разглядеть настоящей меня. Они выбрали увидеть только одно — мой вес. Не меня. Они видели лишь вес.

Я хотела вернуться и сказать им про все, что они не увидели. Все вещи, которые они были не в состоянии даже начать осознавать. Все, что я преодолела, чтобы оказаться здесь сегодня, предлагая им мороженое со счастливой улыбкой на лице. Все, что я не пожелала бы даже своему врагу. О том, что я почти сдалась. Обо всех методах борьбы и провалах, после которых я несмотря ни на что вставала и продолжала путь, отказываясь верить, что это конец.

Так что, да. Я набрала вес. Было бы слишком просто придумывать оправдания и отговорки. Вот что бессонница может с тобой сделать. Вот на что похоже состояние, когда ты наблюдаешь, как твое сердце и душа страдают от невообразимой боли. Именно так выглядит продолжительный стресс и тревога. Так выглядит человек, находившийся на последнем пределе много раз. Но это не вся правда. Правда в том, что я сама сделала это с собой. Такая всесторонняя, постыдная и болезненная истина. Я боролась и сделала все возможное за много лет, и это точка, где я нахожусь сейчас. Я старалась снова и снова. Действительно старалась. И когда все остальное привело к провалу, когда я уже молилась и бегала, писала и читала, плакала и кричала, но мир вокруг все продолжал бесконтрольно крутиться возле меня, тогда я выбрала еду для успокоения. И то, что я набрала вес, не делает меня сколько-нибудь хуже как личность. Это вовсе не значит, что я не достойна, не интересна или не важна.

Я хотела вернуться и рассказать им больше. Как я две недели назад пробежала 100 миль в третий раз. И пока кто-то будет пытаться обесценить такое достижение, ссылаясь на то, что я бежала медленно, я бы стояла гордая, зная истинную суть дела. Оно потребовало такого уровня выносливости и упорства, о котором я никогда не мечтала, так как нужно бежать без остановки 1,5 дня. Это требует железной воли, намерения продолжать вопреки жгучей боли, глубокой ломоты во всех костях, избитого тела и утомленного разума. Это требует самоотдачи и страсти. Все дело в сердце. Здесь главное сила, не столько физическая, сколько ментальная. И один лишь набор веса не означает, что я слабая, не в форме или нездорова.

Мне хотелось сказать им все это и еще больше. Желала заставить их увидеть, насколько больше я была, чем кто-то, просто набравший вес. Но чем дольше я размышляла об этом, тем более нелепым оно казалось. Почему это имеет значение? Почему мне не все равно, что эти люди думают про меня? Почему я смотрю на себя в зеркало более критичным взглядом после бездумного комментария, отпущенного кем-то на обочине дороги? Почему мы позволяем людям делать с нами такое? Кто может таким образом судить о вас или мне? Почему мы так просто пренебрегаем комплиментами и позволяем оскорблениям оставлять ссадины на ребрах?

Я пришла к осознанию, что мне нужно стать самой себе лучшим другом. В следующий раз, взглянув в зеркало перед выходом, я не стану отпускать колкие комментарии о том, как я выгляжу. В следующий раз, расстроившись, что не смогла застегнуть любимые джинсы, я не стану себя ругать. И услышав нелестный комментарий в свою сторону, я не позволю ему пустить корни в моем мозгу, а проигнорирую его, как и следует.

Я буду любить себя больше, смотреть на себя как друг. Если я не сказала бы что-то другу, то не стану говорить и себе. Как всем нам следует поступать. Я дам себе поблажку и осознаю, что действительно сделала все, что могла. Я поверю своим собственным словам. Я буду знать, что не подвела никого и не предала себя.

Я честно буду обращаться с собой так, как делал бы это мой лучший друг. Вот чего я хочу и для вас. Мне хотелось бы, чтобы вы смогли увидеть, насколько прекрасны вы такими, какие есть. Хочу, чтобы вы увидели: не страшно, если сейчас вы на несколько килограммов тяжелее, чем вам хочется. Это не делает вас менее красивыми. Красивыми вас делает ваше собственное я. То, кто вы есть. Не цифры. Не то, как критик видит вас, а то, как видит вас любящий человек. Что за чудо наконец посмотреть на себя с позиции любящего человека. С того единственно верного угла, с которого нас следует рассматривать. Это надежда. Это цель.

Перевод — Елена Лабецкая, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *