Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Прекратите винить жертв расстройств пищевого поведения

Что общего между эмфиземой, расстройствами пищевого поведения и хроническим поражением печени?

Все это разрушительные болезни, где исследования проходят медленнее из-за обвинения жертв.

Спасибо блоггеру The Washington Post Маргарет Джонсон, которая осветила эту проблему и особенно за цитату: «Мы склоняемся к тому, чтобы не финансировать сферы, в которых мы обвиняем жертв».

Мы обвиняем жертв эмфиземы в курении, людей с поражениями печени в том, что они выпивают, а пациентов с расстройствами пищевого поведения в том, что они едят. Или, точнее говоря, обвиняем в том, что у них такие родители или окружение, из-за которых выбор падает на еду и расстройства  пищевого поведения.

Но расстройства пищевого поведения — это не выбор. Это психические заболевания, такие  как обсессивно-компульсивные расстройства. А это поддается лечению.

Меня сильно критикуют за то, что я делаю акцент на биологической предрасположенности к расстройствам пищевого поведения, за преуменьшение собственной истории пациентов и мои постоянные утверждения: «Это не твоя вина, не твоих родителей, не общества».

Во всей этой полемике теряется то, против чего я борюсь,  и то, что мы все хотим остановить — обвинение жертв. Я хочу, чтобы пациенты с расстройствами пищевого поведения и их семьи получали раннее вмешательство, обоснованное лечение, чтобы это стало приоритетным направлением исследований и нуждающиеся пациенты получили поддержку общественности. Я действительно верю, что это не ответственность пациента и не только его бремя — это все наше, общее. Не потому, что мы являемся причиной, а потому что это поддается лечению.

Пока мы играючи перекидываем друг другу через сеть волан рассуждений о том, является ли пациент, его семья или общество или все это причинами РПП, жертв все еще обвиняют в том, что они выбрали эту дорогу, как будто бы у них был выбор «просто есть нормально».  Мы не говорим так людям с обсессивно-компульсивными расстройствами, не заявляем: «Просто думайте нормально». Жертвы – это пациенты и их семьи. Никто не выбирает эти расстройства. Они виноваты не больше, чем люди с диабетом или аутизмом. Или зависимые от никотина или алкоголя.

Если мы хотим привлекать больше финансирования и внимания к проблеме, нам нужно найти пространство, в котором мы придем к консенсусу относительно некоторых основных понятий  заболевания и создадим единый фронт. В мире, где защита РПП в основном ограничена утверждениями и радугами, мы не сможем показать спонсорам реальную необходимость исследований.

Если мы хотим чтобы нас воспринимали серьезно, мы должны быть серьезными. Мы должны прекратить обвинять жертв, нас самих, прекратить видеть в пациентах жертв и начать видеть в них людей с излечимыми расстройствами.  

Радуги бесплатны. Факты стоят дорого.  

Перевод – Мила Ермакова, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *