Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Расстройство избирательного питания: правда о расстройстве пищевого поведения, из-за которого ослеп подросток

Расстройство избирательного питания (ARFID) — заболевание, при котором человек ест очень ограниченное количество продуктов и в ряде случаев страдает тяжёлыми фобиями. Это далеко не то же, что привередливость в еде. До лечения от расстройства избирательного питания Гарри Смит, мальчик из Шеффилда (Англия), ел только детское питание. Сейчас Гарри 12 лет. «Через что мы прошли… — вздыхает его мама, Анжела Смит (45 лет). — Мы совсем не понимали, с чем имеем дело. Никто ни разу не упомянул о расстройстве избирательного питания. Мы только через десять лет поняли, что с Гарри что-то не так, что он не просто привереда… Мы думали, это так, баловство».

Недавно в СМИ прогремела история о том, как подросток из Бристоля, которому сейчас 19, навсегда лишился зрения из-за повреждения зрительных нервов по причине плохого питания: он ел только жареную картошку, чипсы, сосиски, ветчину и белый хлеб.

Анжела посвящает Гарри всё своё время. У мальчика расстройство аутистического спектра. Много лет значительная часть сил уходила на покупку пищи, которую сын соглашался есть: детское питание «HiPP» и «Heinz». В супермаркетах партии быстро заканчивались, поэтому Анжела заказывала баночки оптом по 50-100 штук за раз. Гарри брал их в школу, там их для него подогревали. Дети над ним издевались. Мальчика повели к врачу, но это не помогло.

«За эти годы чего только нам ни советовали: и не кормить его, чтобы проголодался, и класть в баночки взрослую еду, — вспоминает Анжела. — Мой брак не выдержал таких испытаний. В итоге семья распалась».

Расстройство избирательного питания, или избегающе-ограничительное расстройство приёма пищи, — это заболевание, при котором человек ест очень ограниченное количество продуктов и может по-настоящему бояться пробовать новую пищу.

Недавно в СМИ прогремела история о том, как подросток из Бристоля, которому сейчас 19, навсегда лишился зрения из-за повреждения зрительных нервов по причине плохого питания: он ел только жареную картошку, чипсы, сосиски, ветчину и белый хлеб. Юноша не переносит текстуру овощей и фруктов. В 14 лет ему пытались давать витаминные добавки, но он их редко принимал, поэтому скудость рациона компенсировать не удалось.

Расстройство избирательного питания признали психическим заболеванием и внесли в «Справочник по диагностике и статистике психических расстройств» ― самую авторитетную книгу для психотерапевтов в США ― сравнительно недавно, в 2013 году, поэтому нет точных данных о том, насколько частотно это заболевание, хотя специалисты полагают, что чаще оно поражает людей, страдающих аутизмом. В одном исследовании учёные изучили данные 1444 школьников из Швейцарии. Выяснилось, что расстройством избирательного питания болеют 3,2% детей возрастом 8-13 лет.

Профессор Кит Уильямс (Keith Williams), педиатр, специалист по расстройствам пищевого поведения из Медицинского центра им. Милтона С. Херши при Университете штата Пенсильвания уверен, что количество больных расстройством избирательного питания растёт. «Оно стало встречаться гораздо чаще. Я 30 лет помогаю детям, страдающих от недостатка питания, но в последние годы пациентов стало значительно больше», — говорит он.

Феликс Экономакис (Felix Economakis), психолог, который лечил Гарри, говорит, что расстройство избирательного питания бывает не только у детей: «Люди старшего поколения говорят: «Я думал, это у меня такой характер консервативный. Я не понимал, что боюсь еды». Экономакис излечивал пациентов возрастом за 50-60 лет.

«Сейчас никого не удивишь детьми, которые не знают вкуса овощей. Как правило, большую часть калорий они получают из снеков и тех самых «богомерзких наггетсов»», — говорит Уильямс и приводит в пример мальчика четырёх лет, чей дневной рацион состоит из воды, одного яблока, сырных слоек и чипсов «Pringles».

Такое меню может запросто привести к опасному дефициту питательных веществ. «Слово «цинга» ассоциируется с пиратами 18 века, а никак не с современными детьми, — говорит Уильямс. — Но сегодня цинга у детей встречается всё чаще». В этом году он выявил эту болезнь у шести пациентов, включая того четырёхлетнего малыша. Также у детей бывает анемия и пеллагра — потенциально смертельно заболевание, вызываемое дефицитом никотиновой кислоты (витамина РР), которое практически искоренили в 30-х годах ХХ века благодаря программам витаминизации продуктов. «В этом году к нам поступил ребёнок с пеллагрой, — говорит Уильямс. — Люди не понимают, насколько это серьёзно». И проблему не решить, если просто прописать ребёнку витамины. Зачастую дети их просто не принимают.

Причины расстройства избирательного питания неизвестны, но, возможно, не последнюю роль играет изобилие фаст-фуда и снеков.

«Дети любят этот пищевой «мусор», там много соли, сахара и жира, — говорит Уильямс. — И потом их не отвадишь. Дети упрямятся, протестуют, закатывают истерики, и родители избегают «концертов», покупая вожделённые лакомства… Если привычка уже прижилась, от неё трудно избавиться».

Однако Уильямс не спешит обвинять родителей: «Не знаю, как это может помочь». Самое большое заблуждение, это уверенность, что дети с расстройством избирательного питания будут нормально питаться, если родители их заставят, просто они капризули. «Часто видишь комментарии в духе «когда я была маленькая, мы ели что дают»; «тоже мне, принцессы», — сетует Анжела. — Тот бедный мальчик поэтому и ослеп. Проблема ведь не в том, что дети не хотят есть, они просто не могут».

Нужно ещё постараться, чтобы больного взялись лечить в государственных клиниках. Британская служба здравоохранения не разработала рекомендаций по лечению этой болезни, однако в лондонской детской больнице Грэйт Ормонд Стрит есть специалисты по расстройству избирательного питания. Однако по стране картина более удручающая. «Скажу вам честно, наша служба здравоохранения пока практически ничего не знает об этом расстройстве пищевого питания, — признаётся Экономакис. — Врачи из специализированных клиник умеют лечить только от анорексии и булимии». Больным иногда предписывают когнитивно-поведенческую психотерапию, но многим она не помогает. «Мы работаем над тем, чтобы к 2021 году каждую неделю 95% детей и молодых взрослых, больных расстройством пищевого поведения, могло получить помощь, если она им срочно требуется. Мы вкладываем средства в семь пилотных проектов в разных частях страны, чтобы научить специалистов эффективнее лечить пациентов с расстройством избирательного питания», — говорит представитель английской национальной службы здравоохранения.

Экономакис использует подход, сочетающий в себе когнитивно-поведенческую психотерапию, нейролингвистическое программирование и терапию, ориентированную на решение. «В моём подходе главное — переучить мозг, а не читать нотаций и говорить: «Овощи полезны». Такое не сработает», — объясняет он.

Гарри проходил лечение у доктора Экономакиса в 2014 году, и с тех пор питается разнообразно. Анжела всегда будет за это благодарна. «Теперь мы можем вместе встретить Рождество за праздничным столом, — радуется она. — Если бы мне это сказали пять лет назад, я бы ни за что не поверила».


Об авторе: Сирин Кейл (Sirin Kale) — британская журналистка, пишет о правах женщин, политике, музыке, общественной жизни и культуре.


Текст перевела Марина Нестругина специально для Центра IntuEat©. Оригинал статьи смотрите на сайте www.theguardian.com

Статьи по теме

Детские пищевые привычки и расстройства пищевого поведения

Дети и сладости: как не причинить ребенку вред

Как помочь детям чувствовать себя комфортно в своём теле

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *