Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Двойные стандарты бодипозитива, или зачем худому человеку позитивное отношение к полноте

Когда ты упоминаешь слово «жир» в одном предложении с чем-то позитивным, следует реакция, призванная поставить тебя на место. Это обычно будет что-то типа: «Я не одобряю нездоровое поведение» или «Я всецело «за» принятие себя, но…».

В чем-то я понимаю такое отношение, потому что общественное порицание может быть мощным средством пресечь плохое поведение. Однако я, правда, считаю, что позитивное отношение к жиру вызывает неоправданно сильное противодействие. Ниже я формулирую несколько причин, почему такая реакция несправедлива.

1. Мы смотрим свысока на людей с большими телами, потому что они не вписываются в рамки существующих стандартов красоты.

Главная причина критики позитивного отношения к жиру — это поощрение нездорового образа жизни. Однако, сейчас появляется все больше примеров того, что размер тела далеко не всегда определяет состояние здоровья. Аманда Бингсон — член олимпийской сборной США, выступающая в спортивной дисциплине метания молота, испытала на себе силу подобных домыслов, когда её исключили из школьной волейбольной команды за лишний вес. Приятно было увидеть её в специальном выпуске журнала ESPN Body — «ежегодном торжестве красивых спортивных тел».

Другой пример здорового человека большого размера, пришедший мне на ум – это йогиня Джессамин Стэнли (ниже на фото). Я стараюсь практиковать йогу каждую неделю, и это одна из немногих типов физической активности, которая мне по душе. Поэтому я была поражена, увидев, как Стэнли выполняет позы, до которых мне еще очень далеко. Для меня очевидно, что она обладает такой силой мышц, которую не удалось еще развить большинству худых йогов из моей группы.

джphWku6VcZ9FXOUQ

Примеры Бингсон и Стэнли приведены не для доказательства, что все полные люди здоровы. Но они служат отличным напоминанием, что размер не связан напрямую со здоровьем. В то время как многие большие люди гораздо здоровее, чем кажутся со стороны,  худые люди на деле оказываются куда менее здоровыми, чем мы привыкли считать.

2. Мы легко находим оправдания для нездоровых привычек, если они в тренде.

В прошлом я публиковала статьи о позитивном отношении к полноте в соцсетях, и все поголовно напоминали мне, что жир — это нездоровье. Напротив, когда я опубликовала фотографию себя вместе с мужем в процессе курения трубок, то получила совершенно противоположную реакцию. Людям это понравилось. Нам писали, как мило мы смотримся, добавляя шутки про марихуану.

Возможно, нас не порицали в комментариях, потому что знакомые знали, что мы курим крайне редко и не можем быть квалифицированы как настоящие курильщики. Но еще это произошло из-за моды на сигары и трубки у хипстеров последние несколько лет.

3. Мы поощряем нездоровое поведение тех, кто не толстый.

Я затрагивала данную тему в одной из своих первых статей для CWR о Дженнифер Лоуренс и диетах. Я писала, как мне нравится Лоуренс в качестве «своей в доску девушки», которая ест пиццу и картошку фри и не переживает за свой вес. В то же время я боролась с подобными привычками, когда пыталась отдавать предпочтение здоровым продуктам в своем рационе. Пока «одержимость» Лоуренс едой оправдывалась её молодостью и худобой, она снова оказалась на всеобщем обозрении и вынуждена была сбросить вес по требованию режиссеров.

Такие женщины как Лоуренс, веселые и забавные, непринужденные, не могут служить честным примером того, какая работа проделывается ради получения голливудского тела. Да, черт возьми, огромный труд необходим, даже чтобы поддержать физическую форму, далекую от стандартов Голливуда.

Подавляющее большинство времени красота не является легкодостижимой, особенно та красота, которую мы привыкли видеть в кино. Легко можно впасть в уныние, осознав, что ты не можешь просто сидеть весь день, поедать пиццу и выглядеть как Дженнифер Лоуренс. К сожалению, множество женщин (и мужчин тоже) намерены продолжать верить в данное заблуждение.

Идя рука об руку с общественным обманом, выставляющим красоту легкодоступной, мы увековечиваем культуру, где стандарты красоты несовместимы с привычками в еде. Как говорит Меган Тонджес: «Если бы я весила 60 кг и ела пиццу в нижнем белье, то на Тумблере  я была бы «чумовой», «милой» и «настоящей». Но если я при весе 150 кг ем пиццу в нижнем белье, люди говорят: «Ты себя убиваешь, ты отвратительна, ты — это проблема Америки».

4. Нас не заботит твое психическое здоровье — пока ты худой.

В моей жизни встречалось на удивление много женщин, страдавших анорексией, булимией или нездоровой одержимостью своим весом. Иногда их близкие люди даже поддерживали эти нездоровые привычки. Одна подруга рассказывала: «Люди знали, что у меня нарушенное пищевое поведение, но я была худой, и они не были готовы помочь мне с оздоровлением, потому что, во-первых, быть худой с нездоровыми привычками лучше, чем иметь лишний вес и налаженное пищевое поведение, а во-вторых, некоторые из них не проявляли активности, так как сами не собирались делать что-то для достижения здорового подтянутого тела».

Для нее крайне неприятно было осознавать, что окружающие люди считали лучшим вариантом мнимое здоровье (хотя она боролась с анорексией) вместо незначительного лишнего веса при здоровом образе жизни.

Даже абстрагировавшись от расстройств пищевого поведения, остается проблема общей ненависти к себе. Я видела, как мои близкие попадали в замкнутый круг стыда и самоуничижения, из которого не видно было выхода. Когда речь идет о снижении веса, стыд — самая неподходящая мотивация. В большинстве случаев он ведет к депрессии, апатии и часто к перееданию.

Зачем мне позитивное отношение к полноте?

Я хотела бы считать, что счастлива в своем теле. Даже подростком я на удивление не особо задумывалась о весе. Тогда у меня был довольно хороший обмен веществ, так что даже если я и не была самой худой девочкой в классе, то уж точно никогда не чувствовала дискомфорт от собственного веса. Даже сейчас я, бывает, смотрю в зеркало и думаю: «Черт побери, ты выглядишь отлично!».

Однако ненависть к себе как-то прокралась ко мне в голову пару лет назад. Я недавно смотрела на свой живот, зажав пальцами кожную складку, и представляла, каково было бы сделать надрез и выдавить немного желеобразной массы оттуда. Знаете, выровнять его слегка.

Ненависть, которую я испытала к собственному телу, удивила меня. Это было так неприемлемо. Честно говоря, я не совсем понимаю, откуда взялись эти мысли, и все, что я знаю — что я не единственный человек, чувствующий подобное.

Именно поэтому мне требуется позитивное отношение к полноте. Оно необходимо, так как я не хочу ненавидеть свое тело, независимо от формы, которую оно примет. Я также не хочу, чтобы стыд был моей мотивацией. Вместо этого я хочу делать выбор в пользу здоровья, потому что так я чувствую себя счастливой, сильной и готовой взбираться на крутые склоны (ох уж эти склоны, с ними надо поосторожней).

Тогда почему мы так боимся позитивного отношения к жиру, если размер тела не определяет состояние здоровья, а стыд в любом случае никогда не был хорошей мотивацией? Неужели мы просто беспокоимся, что полные люди могут подумать, что они тоже (*со вздохом) настоящие люди, достойные любви?

Автор — Кэт, одна из ведущих блога Culturewarreporters.com. Она студентка университета Виктории в Канаде. Ее очень волнуют вопросы социальной справедливости, например, североамериканское потребительство, введение в заблуждение женщин в средствах массовой информации, канадские законы о проституции и, конечно, отношение к полным людям.

Перевод — Елена Лабецкая, Центр Интуитивного питания IntuEat © 

Поделиться

Один комментарий на «“Двойные стандарты бодипозитива, или зачем худому человеку позитивное отношение к полноте”»

  1. Инна Печенька:

    Я знаю, что я не хотела видеть полных людей счастливыми потому что
    существование «счастливого полного человека» опровергнет все во что я
    верила, законы моего мира по которым я жила, оказывались под угрозой.
    Невероятное количество сил я тратила на то, что бы муштровать себя в спорт
    зале и не есть того что хочется, когда хочется, потому что для меня
    иметь определенный вес- было жизненно необходимо. В основном моя мотивация держалась
    на вере :»что толстые люди не могут радоваться жизни, следовательно я не смогу
    радоваться пока не похудею». Я много чего проделывала с собой ради
    худобы, но самым ужасным было чувство ненависти и отвращения которыми я
    подстегивала себя. И я совсем не хотела смотреть на счастливого толстого
    человека и осознавать, что и я могу быть счастлива толстой. Что я зря
    потратила столько времени. Что это я живу неправильно и нездорово. Я все
    это время могла просто радоваться жизни и воплощать реальные цели и
    мечты. Вместо этого моя самооценка оказалась привязана к моему весу. Все мои
    ресурсы, которые я могла направить на образование, отношения, творчество
    — я направляла на «тысячу и один способ сделать себя худой», заставить себя быть худой.
    Я не
    хотела чувствовать ужас от того, сколько боли себе причинила. Я не хотела чувствовать сколько дней, лет моей жизни я провела… Я даже не знаю как
    назвать мой образ жизни. Впустую. Настоящий день сурка. Причиняя себе боль эмоциональную и физическую. И от них у
    меня ни осталось ничего, кроме опыта «как я не хочу прожить следующие
    годы». Кроме опыта того, как человек может столько лет не замечать, что путь к «благой цели» это каждый день жизни в аду. Я никогда бы не поверила до моего опыта, что человек может ТАК себя истязать.
    Больше всего на свете я не хотела осознавать, что моя печаль и низкая
    самооценка никак не связаны с лишним весом. И поэтому когда я вижу
    толстого улыбающегося человека, который при этом живет наполненной
    жизнью, любим, успешен…я чувствовала зависть и гнев, и страх, и горе.
    Этот человек чувствует, что может быть любим и радостен, успешен в
    карьере, может путешествовать и заниматься йогой. Этот человек просто живет..у него есть жизнь. Этот человек всем
    своим видом заявляет мне: «эй, ты тоже можешь быть радостна, прямо
    сейчас.» И мне пришлось признать, что я- худая, сижу
    несчастная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *