Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Диабет и контроль веса: ловушка, ведущая к РПП

Люди, страдающие от «диабетической булимии», варьируют дозы инсулина с целью снизить вес, что часто приводит к серьёзным последствиям.
В возрасте 15 лет Сара Пэстор, страдающая диабетом 1 типа, обнаружила, что можно пользоваться своим заболеванием с целью контроля веса. Нужно всего лишь перестать принимать инсулин.

«Впервые это случилось в День всех святых. Я съела несколько конфет и забыла сделать инъекцию инсулина», — вспоминает двадцатидвухлетняя Сара, студентка Калифорнийского университета в Беркли. «На следующее утро я встала на весы и обнаружила, что похудела.

Девушка быстро сложила два и два. С детства она привыкла серьёзно относиться к инсулинотерапии и всегда избегала сладостей — но теперь перед ней забрезжила надежда, что, если нарушить эти правила, можно будет избавиться от ненавистных килограммов.

«Через пару месяцев я пошла в ближайший супермаркет, купила шоколадный батончик и пончик и решила, что пропущу инъекцию, но только один разочек. Успокою своё любопытство и больше так не буду», — рассказывает Сара. Но за первым разом последовало несколько новых эпизодов злоупотребления сладостями, потом они участились, и через несколько месяцев Сара уже боролась с диабетической булимией (неофициальный термин для двойного диагноза — диабета 1 типа и булимии).

По некоторым данным, риск развития расстройств пищевого поведения (РПП) у людей, страдающих диабетом 1 типа (неизлечимое заболевание, при котором в организме вырабатывается недостаточное количество инсулина или не вырабатывается совсем), в два раза выше, чем у тех, кто не болен диабетом. Нередко расстройство пищевого поведения связано с уменьшением необходимой дозы инсулина, что, в свою очередь, влечёт за собой новые проблемы со здоровьем. Согласно исследованиям, такие пациенты в три раза чаще умирают от осложнений, связанных с диабетом, чем те, кто не нарушает схему лечения.

По словам Марсии Мейер (Marcia Meier), медсестры-инструктора из Медицинского центра Мелроуз в Миннеаполисе, лечение пациентов, страдающих диабетом и имеющих расстройства пищевого поведения, осложняется определёнными проблемами, одна из которых — недостаточное количество специализированных медицинских учреждений.

«При лечении диабета большое внимание уделяется цифрам: какой у вас уровень сахара? Сколько углеводов вы съели? А при расстройствах пищевого поведения людям, наоборот, необходимо научиться не обращать внимания на цифры. Тут возникает противоречие в подходах к лечению», — добавляет Марсия.

С течением времени диабетическая булимия может привести к потенциально необратимым последствиям, считает Шанти Серди (Shanti Serdy), эндокринолог из Бостонского Медицинского Центра Диабета (Joslin Diabetes Center). «К сожалению, мне приходилось видеть пациентов с осложнениями, которые обычно возникают гораздо позднее — если вообще возникают, например, потеря зрения и отказ почек», — рассказывает она.

«При лечении диабета большое внимание уделяется цифрам. При расстройствах пищевого поведения людям необходимо научиться не обращать внимания на цифры.»

Также заболевание может быстро привести к смертельному исходу. При инсулиновом голодании организм не может получить энергию из глюкозы и в качестве альтернативного источника начинает использовать жир, в результате в организме накапливаются ядовитые вещества под названием кетоны, что может быстро привести к тяжёлому обезвоживанию, коме и, в ряде случаев, к смерти.

За годы практики Серди, которая работает в тесном контакте с психологом, чтобы оказывать помощь больным с диабетической булимией, научилась распознавать опасные признаки. «Первый признак того, что пациент намеренно занижает дозы инсулина, — чрезмерно высокие показатели A1c», анализа на определение среднего уровня гликозилированного гемоглобина в крови за несколько месяцев, «несмотря на то, что пациент хорошо владеет методами самостоятельного контроля состояния при диабете», — говорит Серди. Нормальный результат анализа — около 6,5%. Серди случалось видеть пациентов с диабетической булимией, чей результат был целых 17%. У таких пациентов также часто случаются резкие перепады настроения, сильное утомление; они начинают избегать встреч с доктором, отменяют запись или «забывают» результаты анализов дома, чтобы их не «поймали».

Саре Пэстор месяцами удавалось скрывать свои манипуляции с инсулином как от родителей, как и от врачей. Это было несложно, поскольку она всегда самостоятельно делала инъекции и следила за уровнем сахара в крови. Когда уровень сахара поднимался выше обычного, врачи считали, что девушка просто устала от жёсткой диеты, необходимой при диабете, и иногда позволяла себе что-нибудь вкусное.

Через пару месяцев её состояние сильно ухудшилось, бывали дни, когда от утомления она не могла встать или говорить. Сара помнит: она лежит на диване и слышит родителей, они пытаются её разбудить, перешёптываются, боятся, что она впадает в кому. В конце концов, она призналась им в том, чем занималась всё это время, за этим признанием последовали пять долгих лет лечения и неоднократных госпитализаций.

По мнению Дон Тэйлор (Dawn Taylor), которая работает психологом в центре Мелроуз, риск развития нарушения пищевого поведения у пациентов с диабетом 1 типа связан с мыслями, которые внушаются им с ранних лет. Как только ребёнку поставили диагноз диабет, семьи обычно полностью пересматривают свой рацион и устанавливают новые правила в отношении пищи. Это важная составляющая лечения, но довольно неоднозначная.

«Юный диабетик привыкает к мысли, что десерты — зло», — поясняет Тэйлор, и «по словам многих пациентам, их доктора говорят, что с инсулином они наберут вес, для них инсулин означает жир». Это может привести к мыслям в духе «всё или ничего», а потом, когда пациенты всё-таки позволяют себе запрещённую пищу, они могут оказаться неспособны держать себя в руках. На этом-то этапе и начинается ограничение инсулина, хотя многие пациенты не осознают, что их поведение является серьёзной проблемой.

«Пациенты не признают, что у них проблемы. Они говорят: «Меня не надо уговаривать есть и я не вызываю у себя рвоту.» Поэтому они считают, что у них нет нарушений пищевого поведения», — говорит Марсия Мейер.

«Пациенты не признают, что у них проблемы. Они считают, что у них нет нарушений пищевого поведения.»

По опыту Серти, с пациентами, состояние которых улучшилось, работали команды специалистов, и члены их семей также были вовлечены в процесс лечения. Поддержка семьи особенно важна, считает Серти, поскольку источником некоторых убеждений, приводящих к нарушениям пищевого поведения, часто являются слова или действия заботливых родителей. Процент повторного возникновения расстройств пищевого поведения очень велик. Согласно данным недавнего исследования, вероятность возвращения проблемы в первые 6 лет ремиссии составляет 53%, однако, по мнению Марсии Мейер, при наличии постоянной поддержки шансы, что пациенты вновь начнут регулярно измерять уровень сахара в крови, правильно питаться и делать предписанные инъекции инсулина, растут.

После нескольких лет борьбы Сара Пэстор в возрасте 21 года приняла участие в программе по лечению диабетической булимии центра лечения расстройств пищевого поведения в городе Рино штата Невада (Center for Hope of the Sierras in Reno). Во время каждого приёма пищи кто-нибудь находился рядом с ней, следил за тем, чтобы она делала инъекции инсулина, и будил её два раза за ночь, чтобы проверить уровень сахара в крови. Также она научилась сама заботиться о себе.

«Они дали мне навыки интуитивного питания, когда нужно слушать сигналы своего тела и питаться, основываясь на них. Если тело говорит «я сейчас хочу печенье», вы съедаете печенье. Потом вы сверяетесь со своими ощущениями и обращаете внимание на то, наелись ли, есть ли чувство удовлетворения», — рассказывает Сара. «У меня больше нет одержимости пищей или страха перед ней — когда знаешь, что в любой момент можешь съесть гамбургер, если захочешь, то его не слишком-то и хочется». По завершении лечения в марте этого года, Сара продолжила неотступно соблюдать предписания инсулинотерапии.

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *