Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Фитнес-школы: о чем вам не расскажет реклама

Стройность, «правильные» пищевые привычки, любовь к спорту – все эти блага обещает нам реклама многих «похудательных» проектов и «школ идеального тела». Но ни одна из них не расскажет, чем на самом деле может обернуться для вас участие в этих программах (спойлер: ничем хорошим). Представляем вам три реальных истории участниц одной из популярных фитнес-сект.

Дарья О., 25 лет:

Даша

«Эта история не о теле. Хотя, что уж там скрывать – началось-то все именно с него, которое уж сильно, на мой взгляд, отличалось от светлого образа рок-дивы из инстаграмма. Эй, тюфяк, где твои худые ноги и плоский живот? Время менять пищевые привычки и работать над собой.

«Обучение» (оно же похудение) в школе супер-тела проходит на базе чатов вконтакте. Это удобно: вначале все рассказывают о себе, своих целях и знакомятся. А потом получают список «разрешенных» продуктов и задание на первую неделю – есть «чистую» еду без соли, специй и сахара. Так сказать – готовить организм к глобальной перезагрузке. И все бы ничего, но… это не работает.

Сначала все шло как по маслу – тренировки дважды в день шесть дней в неделю, «здоровое» питание, воскресная вкусняшка. Летом 2015-го зеркала примерочных отражали мои выпирающие ключицы, а знакомые восторженно ахали при виде подтянутого тела. Недели сменяли друг друга в бешеном темпе, я таяла: M…S…XS…

Наверное, если бы это был рекламный пост, можно было бы уже завершить все коллажем «до/после» и закрыть вопрос. Но это не красивая история обретения «тела мечты». Почему нет? Окей, расскажу подробнее, что было «между строк».

Аменорея. Критические дни покинули меня на четыре месяца. Врачи разводили руками – по всем параметрам я была здорова. Кураторы ссылались на якобы научные статьи о том, что «это норма» у спортсменов, все пройдет.

Пищевые срывы. О, это сладкое слово «читмил». Первое время я выбирала что-то незамысловатое: мороженое, пончик, чизкейк. Но на чем-то одном остановиться было сложно. Поэтому схема стала усложняться. Сначала – съесть пирожное в одном кафе, пройти пару километров, чтобы вызвать чувство голода и поесть эклеров в другом кафе, затем – прийти домой и доесть засохшее шоколадное печенье. А с понедельника – новая жизнь! Я не могла спокойно смотреть на витрины кондитерских. Я бронировала за неделю столик в кафе с самыми кремовыми тортами. Ждала воскресенья, как спасения.

Орторексия. Да, поначалу подсчет БЖУ показался мне и правда «здоровой привычкой»: ведь диетологи рекомендуют избегать трансжиров. Но на самом деле под красивой оберткой фраз «слушайте свой организм» и «следите за самочувствием» мне продали контроль. Контроль того, что я выбираю на завтрак, обед и ужин. Контроль количества съеденных жиров, потребления растительного белка и пр. Никто не ругал, нет. Но очень часто куратор спрашивал: «А с какой целью ты это сделала?» Также меня постоянно мучила мысль: а насколько питателен и чист тот продукт, что я ем? Маниакальное чтение этикеток постепенно превратилось в панический страх купить что-то не то. Я, кажется, наизусть выучила состав «правильного» цельнозернового хлеба и маркировку творога без сливок в составе. В кафе я по 100 раз читала состав блюд, чтобы при виде строчки «растительное масло» или «сметана» скривить носик и спросить: «А у вас есть что-нибудь с натуральным составом?» Я бесила себя и окружающих. И да, такое поведение в определенной степени поощряется кураторами, потому что опять же «здоровые привычки».

Не хочу демонизировать всех причастных, потому что даже в Sekta есть здравое зерно, есть определенные плюсы, но однозначно многие положительные стороны перекрывает неграмотный подход персонала.

Чем все это приключение закончилось для меня? Пищевым срывом, отвращением к тренировкам на полгода минимум и приступами паники при виде возвратившихся килограмм. Я просто сидела и ревела белугой, когда любимые джинсы сели чуть в обтяжку.

Ни один куратор не смог доходчиво пояснить, как жить в системе без системы. Что мне советовали? Вернуть прежний стиль питания (углевод-углевод-белок-белок), тренировки и пр. Все это здраво, но… Не работает, когда ты уже сломался.

Увы, такая ситуация была не только у меня. И естественно никто не смог нормально оказать помощь в этом вопросе. Потому что нужны специалисты, а не советы юных спортсменов.

Я очень надеюсь, что мой опыт поможет другим сделать выбор в пользу любви к себе, осознанности и здоровых отношений с едой. Диеты не работают. Как не работают и все эти системы питания, ПП, ЗОЖ и пр. Временная эйфория сменяется отчаянием и болью, когда тело начинает хоть чуть-чуть меняться».

Комментарий Светланы Бронниковой:

Дарья описывает классический случай неклинической анорексии (да-да!), развившейся на диетической «почве». Это состояние в литературе именуется«почти анорексия», и от своей клинической сестры отличается всего лишь отсутствием критически низкой массы тела. Все остальные симптомы налицо: обсессивная озабоченность едой и телом, навязчивые мысли о еде, приступы переедания «запрещенным», аменорея. Кстати, если тренер или кто-то другой, «допущенный к телу», утверждает, что аменорея – нормальное состояние при тренировках, немедленно бегите от него, лучше всего в направлении врача. Аменорея – опаснейшее для женского организма состояние, свидетельствующее о глубоком истощении, о функционировании организма на голодном пределе. Последствия для здоровья могут быть самыми неприятными. Обнаружив у себя аменорею, необходимо полностью прекратить любые физические нагрузки и серьезно увеличить количество съедаемых калорий (обычно необходимо увеличение в 2-3 раза как минимум!).

Светлана Л., 30 лет:

Света«Впервые я попала в Sekta почти сразу после родов. И продержалась всего неделю, потому что у меня, обычно супермолочной мамы, через 3-4 дня бешеной интервалки начало пропадать молоко. Представители «научного отдела» и сектантский консультант по ГВ в один голос убеждали меня, что тренировки тут ни при чем. Но стоило мне покинуть сообщество и прекратить эти изнуряющие занятия, как всё снова вернулось на круги своя.

Всё, кроме моей головы. Дело в том, что я не привыкла проигрывать в борьбе с жиром. Мой болезненный перфекционизм не позволял мне смириться с тем, что я, невозможно дисциплинированная, быстро сдалась. И через 5 месяцев я вновь вступила в Sekta. К тому времени «Школа» стремительно набирала обороты, и в предложение услуг уже входили специальные группы для молодых мам. Такие, странноватые: в чате группы (где можно задать вопрос) в качестве «мотивации» предлагались следующие лозунги: «мы все тут мамы, и все всё можем, так что нечего лениться», «это вопрос желания, а не времени или усталости»… И я, хронически не спавшая ночами, приезжала после рабочего дня, который начинался в 7 утра, и вставала на коврик. Ведь «вы же сами решаете, делать или нет». Регулярно пополняла запасы киноа и булгура, сдавала идеальные дневники питания; исправно тренировалась дважды в день, жертвуя необходимым сном; раз в неделю сдавала коллажи «до» и «после», выслушивая комплименты об огромных переменах в лучшую сторону (лично я их не замечала вообще – как была худой и жилистой, так ей и оставалась, хотя на любом снимке мне виделся один только жир). 

Примерно на половине курса мы с мужем и сыном улетали в Вену. И это путешествие стало началом конца. В любой поездке для меня очень важно и интересно «попробовать страну на вкус». А что такое Австрия? Кофейни! С волшебными «Захерами», штруделями и другими загадочными десертами, о которых я читала в путеводителях и мечтала попробовать.

Теперь же в моем распоряжении была лишь «воскресная вкусняшка». Very tricky, если учесть, что поездка длилась со вторника по субботу. И я взбунтовалась. Мне удавалось исправно тренироваться в тесном номере отеля, и желанные десерты я все же ела. А в дневнике питания попросту врала – синдром отличницы не позволял сдавать «учителю» небезупречное домашнее задание. В остальном у меня почти получалось соблюдать установленный режим питания. Я, как одержимая, носилась (и таскала за собой недоумевающего мужа и сына-младенца) по городу в поисках салата из чечевицы и хумуса, отказывалась от полноценного обеда (чтобы позволить себе десерт), а однажды провела весь день на одном только яблоке (другой «разрешенной» еды вокруг не было). В дневнике я врала, но саму себя не обманешь. Я знала, что нарушаю правила, и ощущала ужасное, давящее чувство вины. Мне и раньше оно было знакомо, но только в Sekta мои сложные отношения с едой и собственным телом вышли на новый уровень. 

Таких бинджей у меня не было ещё никогда в жизни. В прошлом я могла один раз переесть или съесть «запрещенку», а потом взять себя в руки и неделями «жить в режиме». Теперь же я покупала килограммы запрещённых фруктов (к которым в обычное время была почти равнодушна) и поглощала всё за один вечер. Та же участь ждала сладкое – открыв пакет с коричными пряниками, я не успокаивалась, пока не опустошала его. И потом либо умалчивала об этом в дневнике; либо, если чувство вины было особенно мучительным, исповедовалась кураторам, готовая понести любое наказание, лишь бы облегчить душу. 

Но и на сей раз я не вынесла девяти сектантстких недель. Ушла в тот момент, когда заданием на новую неделю стал полный отказ от продуктов животного происхождения. Даже мне, покорному диетчику, это показалось перебором. 

Что происходило в тот момент с моим здоровьем? У меня нещадно сыпались волосы и ногти, на почве недосыпа и переутомления начались панические атаки, я была неспособна полноценно заботиться о грудном ребёнке. Я превращалась в овощ, одержимый едой и похудением. Это стало моим личным «диетическим дном», из которого для меня было два выхода: либо отказ от гонки за «идеальным телом», либо сумасшедший дом и транквилизаторы. Мне повезло. Я вовремя спохватилась и обратилась к психотерапевту. 

Сегодня, спустя почти два года после всех описанных событий, я абсолютно другой человек. Примирилась с едой, открыв для себя интуитивное питание (вовсе не то, чему учат на втором курсе Sekta, предварительно загоняя людей в тяжелые расстройства пищевого поведения); присоединилась к бодипозитивному движению и, наконец, полюбила и приняла своё тело (не с условием «после» и не в каком-то конкретном весе, а таким, какое оно есть прямо сейчас). И, наверное, уже за все эти перемены я должна сказать спасибо Sekta. Потому что у меня есть сильное подозрение, что, не дойди я до крайней точки в своих экспериментах над телом, моя диетическая история вкупе с самоненавистью тянулись бы до сих пор.

Мне кажется, что коммерческий успех Sekta объясняется иллюзией исключительности. У адептов системы не тренировки, а «ворки»; не диета, а новые пищевые привычки; не похудельцы, а воины; кураторы и стажёры (которые, кстати, сами через одного страдают РПП разной степени тяжести) – вся эта игра слов направлена на то, чтобы заинтересовать, заинтриговать аудиторию. Это даже для меня, зрелого человека с критическим взглядом, выглядело очень привлекательно. Что уж говорить о подростках, которые вообще падки на разного рода «тайные общества». Так что, на мой взгляд, с точки зрения маркетинга, секта выстроена гениально. 

Я очень надеюсь, что в ближайшем будущем идеалом, наконец, начнёт считаться способность быть собой и жить счастливо, а не обладание каким-то конкретным типом фигуры и параметрами (в Sekta это, конечно, тело её основательницы). Моя мечта – видеть вокруг себя гармоничных и здоровых людей, целью жизни которых является что угодно, но не закупка бобовых на новую неделю и не граничащий с одержимостью поиск десяти отличий в очередных «до и после». 

Комментарий Светланы Бронниковой:

Светлане повезло: её тело оказалось мудрее, несколько раз отказываясь вести разрушительный для него, истощающий образ жизни.«Отчеты» выпускников Sekta поразительным образом идентичны медицинским описаниям участников Миннесотского голодного эксперимента: дефицит кальция, калия и магния, проявляющийся в выпадении волос, ломкости ногтей. Это дефицит, который не компенсируется приемом витаминных добавок – истощенный организм их не усваивает. Нарушения психики, «мошенничество» – потребность съесть запретное реализует себя любой ценой, и человек строгих моральных принципов начинает привирать. В итоге – глубокие нарушения функциональности, вся остальная, существенно более важная, чем тренировки и питание, жизнь (грудной ребенок, отношения, личное развитие, работа) оказывается под угрозой.

Мария С., 23 года:

Маша

«А я вот очень люблю Sekta. Как человек, пришедший туда с грудой комплексов, патологической неуверенностью в себе, получила там всё, что искала. Правда, ненадолго, и уж тем более не на всю жизнь, как надеялась.

Все началось в декабре 2014-го. Главной целью Sekta провозглашает изменение пищевых привычек, мол, все дело в еде. Окей, я похудела. Прямо-таки отощала, чему была несказанно рада сама, и не особенно – моя мама. Но мне было всё равно! Я же стройная! Наконец-то! Годы самоедства позади! Но не тут-то было.

Вместе с плоским животом я получила страх поправиться, неспособность выйти из дома без рюкзака, набитого контейнерами с «правильной» едой и пищевой истерикой по воскресеньям, когда нам разрешалось съесть воскресную вкусняшку. Сейчас я осознаю, что это не жизнь нормального человека.

Сложно сказать, что именно пошло не так. Может, виноват перфекционизм: если написано – отруби нельзя, красная рыба раз в неделю, а гречка хоть круглые сутки, ты стремишься этому следовать. А еще и куратор подгоняет, проверяя дневник: «Ну вот первая половина дня – отлично, а вот это я бы исключил». Но при этом: «Sekta – это не про запреты!», это про рекомендации… Ага, конечно.

Постепенно превращаешься в человека-контейнера, который старается есть свои 250 мл еды каждые 3-4 часа. В любом месте. Помню, я на фуршете стояла и ела из своего контейнера, пока люди вокруг ели пироженки и веселились, глядя на меня. «А мне не хочется пироженки», – снисходительно улыбаясь, говорила я и бодро жевала свою чечевицу, прикидывая, во сколько мне надо доставать следующий контейнер.

Последние три недели у нас был период «free flow», когда мы «подгоняли» новые пищевые привычки под себя. Вот тут-то я и не смогла «set myself free» – а если вдруг опять вернусь к исходнику? А меня вроде всё устраивает… Продолжу быть человеком-контейнером… В общем, мое «свободное плаванье» было каким-то несвободным.

А в августе я ушла в горы, где ещё только контейнеров тебе не хватает. Потом уехала в другую страну – стрессы, переживания, в общем, в итоге мой «старый» вес вернулся. Испугалась, снова начала себя ругать, погрузилась в апатию и пр. Схватилась за набор контейнеров. Но былой запал прошёл. Вспомнила про прочитанную в сентябре книгу С. Бронниковой об интуитивном питании, решила, что пора. До сих пор нахожусь в процессе работы с собой, учусь слышать потребности своего тела. Но, честно говоря, ни о чём не жалею – это мой опыт, опыт, из которого я извлекла огромное количество уроков!

Теперь если вдруг чувствую накатывающую волну самонедовольства, думаю – вот мое тело, терпит меня, борется с болячками, тренируется, делает то, что требуют, в чем я вообще имею право его упрекнуть? Пойду себе в зеркале улыбнусь лучше ☺ »

Комментарий Светланы Бронниковой:

Мария точно подметила одну из особенностей жёстких, разрушительных диетических систем – полное отсутствие гибкости. Конечно, вам говорят, что вы можете есть всё, что угодно – но на самом деле неодобрение референтной группы (куратора и соучеников) оказывает сильнейшее давление, провоцирует огромный стыд. Многие люди решают эту проблему просто и эффективно, отказываясь от гибкости. Так и поступила Мария. Просто следуй ограничениям всегда, и всё будет хорошо. Проблема в том, что, отказываясь от гибкости, мы резко снижаем свою способность к адаптации. Чтобы скрыть, нивелировать это, мы пытаемся снизить количество ситуаций, «отклоняющихся» от стандарта. И вот уже последователь диетической системы отказывается от поездки в отпуск, похода на день рождения или в гости, не радуется приходу друзей на Рождество. Если попытаться одним словом охарактеризовать нормальное, или здоровое питание, я бы сказала, что оно, в первую очередь, гибкое. Любая система питания, вторгающаяся в эту гибкость, разрушающая её, разрушит и ваше пищевое поведение.

Благодарим героинь за смелость и Анну Партизанову за сбор и подготовку материала.

Все любят делиться триумфальными историями про «до и после», но истории, которые бывают после «после», рассказывают редко. Хотя это очень важно для понимания того, насколько преувеличена эффективность различных систем похудения.

Дорогие читатели, если вы хотите рассказать свою историю, то пишите нам на почту: info@intueat.ru.

Поделиться

9 комментариев на «“Фитнес-школы: о чем вам не расскажет реклама”»

  1. Кристина:

    а что Вы думаете о проекте «Бешеная сушка»?

    • shanti:

      какое пугаюшее название

    • Ilyana Borovskaya:

      У меня есть знакомые, которые этим занимаются… Действительно становится дурно от одного названия… Мне кажется, им всем к психотерапевту пора.

  2. Ilyana Borovskaya:

    Я закончила курс секты, в принципе какие-то ощущения схожи, но глобальных изменений не последовало… Во всяком случае, спасибо секте могу сказать хотя бы за то, что от них узнала о Светлане и интуитивном питании… И тогда произошло практически озарение! Ведь до этого никто не говорил, что диеты не работают и оказывается можно жить без необходимости похудеть, и вообще как-то принимать свое тело в любом размере…
    Пытаюсь как-то практиковать ИП, но без проф.помощи наверно не обойтись… Учитывая еще и то, что 100% населения вокруг имеют РПП разного вида и даже не задумываются об этом… Ну а я просто устала больше 20 лет думать о том, что съесть, сколько, когда и как…

  3. Мистер Трёхметровый:

    Всё внутри нас. Если нет у человека любви к спорту, к движению, если он не получает удовольствие от нагрузки, никакой тренер ему не поможет. Не, конечно можно собраться, найти самого злобного тренера, который тебя загоняет до состояния Мистер Олимпия, да тока это не на долго, потому что не приятно и мучительно.
    Так что начинать надо с себя научиться полюбить нагрузку

  4. Ирочка Гончар:

    Моя сотрудница ходит на тренировки секты. А мне часто приходиться уезжать в другой город, поэтому я выбрала вариант домашних тренировок по системе «три возраста» от Ирины Турчинской. Ещё принимала два месяца капсулки модельформ тридцать плюс. Поменяла взгляды на питание — никакой жареной, жирной, вредной еды больше. Уже скинула почти восемь килограмм. Ооочень довольна!

    • Svetlana Bronnikova:

      Ирина, напишите нам, когда наберете все обратно. Мы будем рады вам помочь.

  5. Ирина:

    Я проходила подобный тренинг в другой организации, но всё очень похоже, прямо один и тот же сценарий. Там я впервые узнала термин «ПП». Сообразила, что что-то не так только через недели три. Успела хорошенько сбить многие настройки организма, потом долго расхлёбывала. Но в каком-то смысле я не жалею, что туда попала, это было очень познавательно. Если бы не такое приключение, я бы так и не знала о том, что бывают такие крайности и как это опасно. Так бы до сих пор пыталась «прийти в форму».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *