Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Комплименты, которые не стоит делать

«Ого, отлично выглядишь! Ты похудела?»

Я киваю, нервно улыбаюсь и на автомате говорю: «Спасибо», потому что так положено. Хотя на самом деле от таких комментариев я испытываю что угодно, только не благодарность. Я чувствую себя беззащитной, мне хочется плакать. Я понимаю, что человек хотел сделать мне комплимент, но у меня возникают такие мысли: «Ты видишь, что я похудела, и хвалишь меня. А о чём ты тогда думаешь, когда видишь, что я поправилась? Ты ведь молчишь».

Психолог Элинор МакОлифф рассказывает, почему любой комментарий о весе вреден для человека с расстройством пищевого поведения.

Я не похожа на человека с расстройством пищевого поведения, потому что технически я не больна. Но я всю жизнь борюсь с расстройствами питания. (Заметьте, я говорю «расстройства питания», потому что мои симптомы не попадают под официальный диагноз «расстройство пищевого поведения». Я точно это знаю, потому что сама специалист по психическим расстройствам.) Вернее, я не похожа на человека с расстройством пищевого поведения потому, что внешне такие люди никак не отличаются от здоровых.

Нельзя на вид определить, страдает ли человек расстройством пищевого поведения, точно так же, как незаметны, например, редкие заболевания крови.

Если я похудею, для меня это может быть добрым знаком, но необязательно. Это может означать, что я перестала бесконтрольно объедаться. Или — что я морю себя голодом и истязаю спортом, а то и вызываю рвоту после еды несколько недель подряд каждый божий день — и так до полного изнеможения.

С другой стороны, если я поправлюсь, это тоже может быть хорошо: значит, я перестала голодать, отказалась от компенсаторного поведения (компенсаторное поведение — вызывание рвоты после еды, спортивные упражнения, направленные на то, чтобы сжечь калории, использование слабительных и мочегонных таблеток, чаев, детокс-программы — прим. IntuEat), и моё тело пытается прийти в норму (пресловутый набор веса после диеты). Однако это может также означать, что я опять переедаю.

В моём случае колебания веса могут говорить о чём угодно. Просто голова идёт кругом, непонятно, какой у меня должен быть диагноз. Поверьте, я запуталась не меньше вас, читающих эти строки. Это ужасно выматывает.

Несколько месяцев назад меня в очередной раз похвалили: «Сколько ты сбросила? Вот молодец!» На этот раз меня хвалила близкая подруга — тоже психолог. Я нашла в себе смелость ответить: «Я знаю, ты хочешь как лучше, но мне очень некомфортно, когда люди комментируют мой вес». Она растерялась и расстроилась, что огорчила меня, — это было видно по лицу. Тогда я добавила (абсолютно честно): «Я тебе призналась только потому, что мы с тобой так близко дружим».

Позже она прислала мне смс с извинениями. Она писала, что не хотела меня задеть и ей очень неловко. Ничего страшного. Теперь она всё знает. Я тогда впервые поборола смущение и честно высказалась. И я рада, что теперь подруга понимает меня немного лучше.

Жизнь с расстройством питания не похожа на жизнь с другими психическими расстройствами, потому что, например, от алкоголя или наркотиков можно воздержаться, а от пищи нельзя (воздержание = отдельное расстройство). Я не говорю, что возможность воздерживаться от алкоголя и т.д. делает соответствующие расстройства менее серьёзными.

Просто для меня лечение — это постоянный выбор, что есть и сколько. Одно «неверное движение» — и я вновь на несколько недель или месяцев окажусь в ловушке цикла нездорового питания.

Друзья, ваши комментарии о том, что в обед я съела гораздо меньше вас, тоже не приносят пользы. Я съедаю половину порции, потому что так я не переем и не буду вызывать у себя рвоту. Вы этого не знали, правда? Вы не виноваты. Я же вам не рассказывала.

Мне всегда было очень стыдно. Я вообще никому об этом не рассказывала, кроме психотерапевта (видите, я забочусь о себе, я обратилась за профессиональной помощью). Я поклялась себе, что больше никому, тем более публично, не расскажу о том, что я избавляюсь от еды при помощи рвоты.

Однако я сама психотерапевт, и часть моей работы — поддерживать людей, страдающих разными психическими заболеваниями. Я понимаю, что я не единственный человек, кто ежедневно сталкивается с подобным. Обычно я делаю вид, что говорю всё это от лица пациента: инструктирую члена семьи больного, обучаю студента, который хочет побольше узнать о расстройствах пищевого поведения, или объясняю коллеге-психотерапевту, как такие, казалось бы, «мелочи» могут повлиять на лечение. С этой позиции мне немного легче.

Если вы захотите сказать кому-то из друзей о своём весе, о его весе, о том, кто сколько съел или не съел, не забывайте, что даже если человек не страдает расстройством питания, всегда есть более интересные темы для разговора. Ну, например, все смотрят «Игры престолов», правда?

Примечание для читателей: у меня симптомы расстройства пищевого поведения, и я наблюдаюсь у врачей. Я серьёзно отношусь к своему здоровью и настоятельно рекомендую людям с похожими проблемами обратиться и к терапевту, и к психотерапевту. Расстройство пищевого поведения может быть угрозой для жизни независимо от стадии болезни.

Об авторе: Элинор МакОлифф (Eleanor McAuliffe) – психолог, учёный, автор статей о расстройствах пищевого поведения.

Перевод оригинала статьи Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©
Похожие статьи:
Поделиться

2 комментария на «“Комплименты, которые не стоит делать”»

  1. Анна:

    Подскажите, мне интересно, а как может быть эффективен для клиента психотерапевт, если он сам еще не справился со своими проблемами?

    • Svetlana Vakhrina:

      Добрый день! На самом деле очень многие психотерапевты, те, кто помогает справляться с расстройствами пищевого поведения, в прошлом сами имеют такой опыт. И практика показывает, что именно такие специалисты, находящиеся в длительной ремиссии, но изнутри прошедшие этот ад, справляются особенно успешно. Один из примеров — знаменитая Марша Херрен (Marcia Herrin), которая в юности страдала анорексией и уже много лет помогает женщинам бороться с этой болезнью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *