Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Интуитивное питание и отношение к телу

В нашем выпуске особенный гость – подрастающий интуитивный едок Ева Павловская. Любопытные факты о любимой еде, чипсах и родительском доверии – прямо из первых уст. Благодарим за интервью Дежурного терапевта и папу Евы Григория Павловского.
Во второй части Григорий отвечает на ваши вопросы.

Сегодня с вами терапевт центра IntuEat Григорий Павловский и моя дочь Ева Павловская. Я часто привожу в пример Еву и то, как она питается. Евины высказывания по поводу еды знают некоторые наши клиенты. Сейчас для Евы накопилось некоторое количество вопросов, на которые я хочу попросить ее ответить в нашем эфире.
— Ева, в прежние времена человеку в твоем возрасте часто задавали вопрос «Кто твои папа и мама?». Можешь ли ты рассказать, чем папа занимается?
— Мой папа помогает людям правильно питаться.
— А еще?
— Еще он любит меня.
— Это работа папы, и он этим занимается.
— Да. Он еще папой работает.
— Прекрасно! Малыш, нашим подписчикам бывает интересно, как построено питание в семьях терапевтов. Можешь ли ты рассказать коротко, как мы дома едим. Едим ли мы все вместе или кто когда хочет. Кто готовит, кто выбирает продукты или блюда. Как это происходит у нас, расскажи.
— Продукты выбираем все мы, но если мама с папой будут сырный салат, то я его не буду. Мне будут готовить то, что я буду. Едим мы всегда по-разному. В выходные обычно вместе, в рабочие дни нет, потому что папа уезжает на работу, мама в институт, а я в школу.
— Ева, какую еду ты любишь? Что ты готова есть очень часто?
— Суп.
— У тебя есть любимый суп?
— Да.
— Какой?
— Гороховый.
— А еще?
— Борщ.
— А еще?
— Все.
— А бульон?
— А да, еще бульон, мамин.
— Ева, смотри, бывает так, что родители некоторых детей побаиваются, что если ребенок сам будет выбирать то, что ему есть, то он все время будет есть только сладкое или чипсы, или бургеры. Что ты об этом думаешь?
— Ну, про только я не уверена. Но просто родителям не нужно запрещать есть сладкое и чипсы, просто давать их им, когда они хотят, тогда все будет нормально. И вообще мне кажется это неправда, не все дети любят только сладкое и чипсы.
— А у тебя как это происходит?
— Когда я хочу чипсы, я говорю родителям, что я хочу чипсы.
— И что мы делаем?
— Покупаем чипсы.
— А потом?
— Суп с котом.
— А потом высыпаем в большую тарелку.
— Да. И едим все вместе.
— Или не вместе, а тот, кто хочет. И чаще всего чипсы остаются в этой тарелке.
— Да.
— Евуш, в твоем окружении есть люди, которые считают, что быть худым – здорово и красиво? Есть такие люди?
— Ну, может, и есть. Но вообще стыдиться своего тела не нужно. Его нужно любить и все. Таким, какое оно есть.
— А как ты думаешь, как так получается, как так происходит, что у тебя в классе бывает? У тебя же разные детки в классе, разные девочки.
— В классе ничего такого не было.
— Ева, девочки любят обсуждать диеты, любят обсуждать кто на кого похож или они хотят быть похожими на актрис или других знаменитостей. Малыш, а есть ли у тебя какой-нибудь кумир, на кого ты хотела бы быть похожей?
— Может и есть. Но только в таком возрасте. А так, чтобы навсегда, навсегда, навсегда, у меня такого нет.
— А в таком возрасте есть?
— Ну, смотря из каких выбирать.
— Из любых.
— Из блогеров или…?
— Ты вообще продвинутый человек – из блогеров. Круто! А у тебя есть любимая актриса, например?
— Нет.
— Не обсуждаете с девочками диеты?
— Нет, это не всегда обсуждают, это неправда. Нам такое не нужно, мы еще слишком маленькие.
— Слушай, это хорошая новость, я хочу тебе сказать. Ева, полных мальчиков и девочек часто дразнят в школе или во дворе. А иногда взрослые, учителя и родители, делают детям или подросткам замечания, что он должен есть меньше, тебе надо похудеть, что-то ты растолстел.
— Нет, обычно говорят, что есть нужно больше.
— А что ты думаешь, когда детям говорят, что тебе надо похудеть или тебе надо есть больше? Что ты вообще об этом думаешь? Справедливо ли это?
— Я бы родителям ответила: «Хорошо, буду есть меньше, только вы со мной, потому что я маленькая и мне нужна поддержка. Пожалуйста, выбирайте, либо вы, либо я».
— А что ты думаешь, справедливо ли так говорить?
— Нет, не справедливо, потому что это решение детей, как нужно им делать, они сами лучше знают. Пусть они и дети, иногда взрослые думают, что за них можно все решать.
— А дети сами знают, что им нужно есть и сколько?
— Да.
— И детям надо доверять? Ты уверена?
— Да.
— Ева, а что бы ты предложила ребенку или подростку, которого заставляют есть или говорят, чтобы он ел меньше. Чтобы ты предложила ответить, что бы ты предложила говорить?
— Если бы ему говорили, чтобы он ел меньше, я бы сказала ему ответить: «Родители, пусть даже вы мои родители, но это не ваше дело, сколько я ем. Не всегда ваше. Так что замечания мне делать не надо. Так выгляжу я». Короче, чтобы делать замечания детям, нужна для этого причина, а тут причины нет.
— Спасибо, Ева. Есть еще вопрос. Какое бы средство ты предложила подростку или ребенку в качестве защиты, которого из-за внешности в школе травят и обижают?
— В качестве защиты я бы говорила: «Ну-ну, вы меня обзываете, тогда то же на то же. Вы тут щепки ходите какие-то. Вас ветром сдует. А меня не сдует. Будет, может, ураган, вы сдуетесь все и умрете, а я нет».
— Ева, если бы ты на один день стала терапевтом, как папа, и тебя бы пригласили выступить в школе твоей перед детьми, родителями и учителями. Что бы ты самое главное хотела сказать?
— Что нужно любить свое тело таким, каким оно есть.
— Ева, какая ты умница. Спасибо.
— Пожалуйста, пока, до свиданья.

Мы продолжаем наш эфир, я отпустил Еву. Спасибо за то, что она была с нами и ответила на вопросы. А сейчас на вопросы, которые прислали нам наши слушатели, отвечу я.

Здравствуйте. Подскажите, можно ли вам задать вопрос по поводу легализации продуктов. Сейчас читаю и разбираюсь с книгой. Мой первый легализованный продукт – это сникерс. Обычно меня тянет на него после еды. Можно ли? Или есть когда прямо чувство голода? После еды есть ощущение сытости, но вот хочется десерт.

Спасибо за ваш вопрос. Он очень важный, потому что легализация вызывает всегда кучу вопросов и довольно много сложностей. Люди, которые долго отказывали себе в чем-то вкусном, сладком, в том, что они любят, склонны потом этим переедать. Легализация поэтому проводится по определенным правилам. Мы легализуем всегда в один момент только один конкретный продукт одного производителя. Если вы легализуете сникерс, то вы легализуете сникерс, например, только с арахисом. А сникерс с какими-то другими орехами будет легализовываться отдельно, и он не будет входить в эту легализацию. Во-вторых, при легализации продукт, который вы легализуете, должно быть действительно много, запас этого продукта должен быть у вас. Если у вас есть два десятка батончика сникерс дома в шкафу, то когда вы съели один или два сникерса за день, то, пожалуйста, пополните свой запас сникерсов, чтобы их опять было изобильно. Это тоже очень важно.
А теперь о том, о чем вы спрашиваете. Смотрите, какая вещь. Часто люди, которые легализуют продукты, склонны проваливаться или скатываться в переедание этим продуктом, и они его едят не потому, что они его хотят, а потому, что можно. Это такой вопрос, который часто возникает в наших беседах, когда человек рассказывает: «Ну, вот вы же разрешили есть, например, чипсы, вот я их и ел». А на вопрос, хотели ли вы чипсов прямо сейчас, человек говорит: «Нет». А почему же вы их ели? – Ну, ведь можно! Что я думаю про сникерс. Я думаю, что сникерс – это прекрасная еда для удовольствия. И то, что вы включили его в обычный рацион, это замечательно. Ешьте его, пожалуйста, в тот момент, когда вы хотите съесть именно сникерс. Не надо его есть в тот момент, когда вы не хотите есть или не хотите сникерс. Это же противоречит самой идее и принципу интуитивного питания. Может быть, сникерс будет хорошим перекусом между основными приемами пищи или хорошим завершение какого-либо основного приема пищи в качестве десерта. Может быть, это будет кусочек сникерса, а может, батончик целиком. Это можете решить вы, опираясь на собственное чувство голода, на собственное чувство сытости и на те принципы, по которым мы выбираем еду для себя. В книге, которую вы читаете, существует схема. Смотрите на нее, опирайтесь на нее, на основании ее выбирайте.

У меня вопрос к терапевту о движении. Я интуитивно почувствовала, какие упражнения мне нравятся. Иногда бывает, что хочется танцевать, бывает, хочется заниматься гимнастикой, бодифлексом. Мне нравятся такие упражнения, где не надо потеть и прикладывать много усилий. Но у меня есть убеждение, что если хочешь получить пользу для тела, то нужно стараться насиловать себя. Я ненавижу нагрузки, но если такую зарядку я делаю, я чувствую себя хорошо. Ведь это же, как в жизни – иногда нужно себя насиловать, чтобы был результат. Так надо ли прилагать какие-то сверхусилия, насиловать себя, а когда – нет?

Спасибо за вопрос. Он тоже очень важный. Мы говорим об интуитивном движении. У каждого из нас есть та физическая активность, которая доставляет нам радость и удовольствие. Я, например, люблю ездить на самокате, ходить пешком много и ездить на велосипеде. Но я не люблю бегать. Для себя я физическую активность выбираю в качестве прогулок или самоката. Мы можем делать это всей семьей, и это доставляет нам большое удовольствие. Очень важно, чтобы нагрузки были приятны. Тело отлично знает, какую нагрузку ему хочется получить. Если вы не профессиональный спортсмен, и спорт не является вашей профессией, это отдельный вопрос про профессиональных спортсменов. Многие виды спорта очень опасны в смысле развития расстройств пищевого поведения. Но не об этом вопрос. Мне вообще не нравится идея какого-то насилия по отношению к своему телу. Зачем это надо делать? Я ценю ту физическую нагрузку, которая приносит удовольствие, ту физическую активность, которая по фану, когда есть азарт, удовольствие, радость. Главное в физической нагрузке именно это. Я очень далек от идеи, как говорят некоторые тренеры, что если ты не блюешь после тренировки, то ты не дотренировался. Нет, я против таких идей. Я против себя насиловать. На мой взгляд, это противоречит идее любви и уважения к собственному телу. Я думаю, что дело с физической нагрузкой обстоит именно так. Спасибо вам за ваш вопрос.

Видеозапись выпуска:

Предлагаем прочитать:

Как ДБТ работает с расстройствами пищевого поведения

Почему мы переедаем и как перестать

«Война с ожирением»: что с ней не так?

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *