Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Калорийная еда: почему нам трудно остановиться?

Красивые зеленые и пурпурные пятна на картинке — подсвеченные нейроны. Учёные из Университета Северной Каролины в ходе лабораторных экспериментов выяснили, что переедать нас заставляет особый мозговой контур. Возможно, он станет новой мишенью при борьбе с ожирением и компульсивным перееданием.

Вам случалось задумываться, почему, когда ешь что-то очень вкусное, совсем не хочется останавливаться, хотя голода уже нет? Возможно, учёные из Медицинской школы Университета Северной Каролины нашли ответ на этот вопрос.

В ходе лабораторных экспериментов заслуженный профессор отделения фармакологии Томас Кэш (Thomas Kash) и его коллеги обнаружили особую сеть клеточной коммуникации в области мозга, отвечающей за обработку эмоций, которая мотивировала мышей есть вкусную пищу, хотя они уже были сыты.

Открытие такого мозгового контура у млекопитающих проливает свет на то, почему мы переедаем, не испытывая недостатка в пище. Этот контур — «артефакт» из древности. Он остался с тех времён, когда сытно поесть удавалось нечасто, и мозг был запрограммирован есть столько, сколько поместится, ведь неизвестно, когда ещё удастся поживиться.

«Похоже, с помощью этого контура мозг сообщает, что если нам попалось что-то очень вкусное, надо есть, чего бы это ни стоило, останавливаться нельзя», — говорит Кэш.

В поисках лекарств от ожирения учёные десятилетиями исследовали клетки мозга и нейронные контуры, задействованные в процессе обычного, «гомеостатического» питания, когда мы едим в ответ на голод, чтобы восполнить энергию. Но этот подход оказался не слишком успешным. Позднее учёные стали исследовать «гедонистическое» питание — питание ради удовольствия, когда мы едим что-то вкусное и калорийное, хотя такой необходимости нет.

Учёные считают, что установка на гедонистическое питание осталась с тех времён, когда люди часто страдали от голода. Калорийную пищу мозг считал особенно вкусной, и древний человек старался съесть как можно больше, если выпадала такая возможность. Такой механизм был важен для выживания, поскольку позволял запасать дополнительную энергию. Но сейчас, во времена пищевого изобилия, такое поведение чревато ожирением.

«Сейчас так много калорийной пищи, она всегда доступна, а мы пока не избавились от «программы», которая заставляет нас есть как можно больше», — говорит Кэш.

Эксперименты последних лет показали, что за тягу к калорийной пище отвечает ноцицептин — белок, который играет роль сигнальной молекулы в нервной системе млекопитающих. Учёные выяснили, что соединения, блокирующие активность ноцицептина — антагонисты рецепторов ноцицептина — никак или почти никак не влияют на гомеостатическое питание у мышей и крыс, но подавляют желание объедаться вкусной калорийной пищей. Поэтому разработчики лекарств начали рассматривать эти антогонисты в качестве потенциальных препаратов против ожирения и компульсивного переедания, а исследователи стремились определить конкретные мозговые контуры, на которые нужно воздействовать. Они планируют создать препарат узкого профиля, который будет бить точно в цель.

И вот теперь профессор Кэш и его коллеги практически решили главную задачу — обнаружили нужный мозговой контур. Они вывели лабораторных мышей, у которых вместе с ноцицептином выбаратывается флуорисцентная молекула, буквально подсвечивающая клетки мозгового контура. Ноцицептиновых контуров в мозге больше одного, но учёные выявили именно тот, который активизировался, когда мышам выпадала возможность наесться калорийной пищи. Этот контур захватывает разные области мозга, в том числе отвечающие за питание. Всё начинается в центральной части миндалевидного тела, отвечающей за обработку эмоций.

При подавлении активности приблизительно половины нейронов этого контура переедание у мышей сократилось, и их вес оставался низким, хотя доступ к высококалорийной пище у них был. Такие мыши питались в обычном режиме.

«Учёные уже давно изучают миндалевидное тело, они обнаружили, что оно имеет отношение к боли, чувствам страха и тревоги, а теперь мы выяснили, что миндалевидное тело умеет делать и другие вещи — например, регулировать патологическое питание», — делится Кэш.

Сейчас его команда подробно изучает, как работает этот контур, как активация клеток соотносится по времени с процессом питания и как антагонисты ноцицептина меняют его активность.

«Наша работа одной из первых описывает то, как эмоциональный центр мозга влияет на питание ради удовольствия. Она поддерживает предположение, что вся пища, поедаемая млекопитающими, в процессе оценивается от «хорошей/вкусной» до «плохой/отвратительной», и на физическом уровне это выражается в активности нейронов в миндалевидном теле. Теперь главная задача изучить эти нейронные активации, чтобы разработать новые препараты для лечения ожирения и компульсивного переедания», — говорит ведущий автор работы Джей Эндрю Хардауэй (J. Andrew Hardaway), доцент отделения фармакологии Медицинской школы Университета Северной Каролины.

Другие исследователи считают, что антагонисты ноцицептина могут также помочь при борьбе с болью, депрессией и зависимостями.

«Вероятно, подавление активности ноцицептина затрагивает различные поведенческие механизмы, — полагает Кэш. — В целом, оно стабилизирует поведение, приближает его к нормальному».

Это исследование финансировалось за счет грантов Национального института алкоголизма (NIAAA), Национального института диабета, болезней органов пищеварения и почек (NIDDK), Биотехнологического центра Северной Каролины и Шведского исследовательского совета.

Источник: http://news.unchealthcare.org/news/2019/april/the-neurobiology-of-noshing-why-is-it-so-easy-to-overeat-calorie-rich-tasty-foods

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Возможно, вам понравятся эти материалы:

Наша ценность не связана с весом

Готовим к лету мозг, а не тело!

Похудение: я больше не играю в эти игры!

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *