Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Лидерство «плюс-сайз»

Не секрет, что среди корпоративных лидеров мало разнообразия в плане расовой и гендерной принадлежности. А что с «размерным» разнообразием?
Журналистка Forbes взяла интервью у женщины-руководителя условной категории «плюс-сайз», чтобы  выяснить: возможно, жизнь в обществе жирофобов даёт полным женщинам уникальный опыт и развивает в них лидерские навыки?
Знакомьтесь: Савала Трепчински (Savala Trepczynski), исполнительный директор Центра социальной справедливости им. Хендерсона при Калифорнийском университете в Беркли.

Савала, расскажите, чем вы занимаетесь.

Я юрист, преподаватель, писатель и исполнительный директор Центра социальной справедливости имени Телтона Хендерсона при Калифорнийском университете в Беркли. Можно сказать, я управляю некоммерческой образовательной организацией, плюс ещё немножко пишу и выступаю с лекциями.

Как полнота повлияла на вашу карьеру?

Я полная, я женщина и я чернокожая — мне трудно воспринимать эти качества по отдельности. Я пыталась как-то их приглушить. Например, не носить каблуки, раз уж я вешу больше, чем «надо». Ненавижу туфли на плоской подошве! Ещё я очень боялась показаться этакой огромной негритянкой, стремилась избежать стереотипов, которые ассоциируются у людей с этим образом.

Но иногда мне хочется «исправить» одну лишь полноту. Бывало, устраиваясь на работу или в университете перед началом учебного года, я садилась на диету из страха, что новые коллеги или студенты меня увидят и будут между собой называть «той толстой тёткой». Я до сих пор иногда думаю о каких-то будущих событиях и представляю себя худой или хотя бы менее толстой. Вот белой я себя никогда не представляла и мужчиной тоже!

С другой стороны, полнота дала мне понимание жизни, которого бы у меня не было, будь я другой. Я понимаю такие вещи — о том, как устроен мир, о его «плюшках» и наказаниях — которых бы не понимала, если бы была худой. Это как люди в инвалидных креслах, которые знают что-то такое, чего не знают те, кто ходит ногами. Людям в более слабой позиции всегда приходится познавать мир иначе, чем доминирующим. Это условие выживания.

А ещё полнота делает меня непокорной, и это прекрасно! Когда я думаю о дискриминации полных (и чернокожих) при трудоустройстве, во мне понимается ярость, я стремлюсь получить эту работу, эту зарплату. Так что я всегда откликаюсь на вакансии и всегда обсуждаю зарплату. Бывает страшновато, ситуация может обернуться против меня. Например, мой прошлый начальник (худой мужчина), когда я сказала, какую зарплату хочу, мерзко захохотал и спросил: «Думаете, вы так дорого стоите?» Но это моё правило, иначе я буду играть по правилам системы, которая хочет меня раздавить.

Я никогда не хватаюсь за первое же предложение и не соглашаюсь на второе, если я не уверена, что это «потолок».

В любом случае мне приятно, что я добилась своего — или хотя бы попыталась. Это вопрос чести.

Как навыки жизни в обществе жирофобов повлияли на ваш стиль руководства?

Я более добрый руководитель. Надо мной смеялись, издевались, меня боялись и пытались заставить предать себя. Поэтому я понимающая и добрая. И в то же время я жёстче, меньше соглашаюсь с отказами, больше отстаиваю своё видение, потому что я знаю, что в некоторых людях живёт бессознательная необъективность и даже ненависть к полным, и из-за этого они не воспринимают нас серьёзно. Я твёрдо стою на своём, и они не могут от меня отмахнуться.

Кто ваш идеал руководителя и почему?

Ну… Взять Опру Уинфри — она воплощение капиталистической культуры диет, представитель горькой правды этой культуры. Но именно она сказала вещь, которая пронзила мне мозг, как лазерный луч: «Если ты не можешь вынести разговоров о себе за своей спиной, ты не готова к успеху». Это моя рабочая мантра. Я толстая женщина с чёрным цветом кожи, которая пишет и честно говорит о проблемах расы, пола, патриархата и мизогинии в межличностных отношениях и в юридической практике. Всегда находятся люди, которые хотят до меня донести, что я их огорчила. Я не имею в виду троллинг, злобные письма или оскорбления. Люди просто честно выражают несогласие или показывают свой дискомфорт, как, например, белые читатели, которым были неприятны мои статьи о движении активистов, выступающих против насилия в отношении чернокожих. Меня учили, что расстраивать людей, имеющих вес в обществе (мужчин, белых и т.д.) — серьёзный промах и большая ошибка.

Но какой ты начальник, если боишься кого-то расстроить?

Какой вы руководитель для команды?

Когда я научилась по-настоящему себе доверять, мой стиль управления стал лучше. Доверяя себе, я расслабляюсь и становлюсь счастливее. Неуверенный начальник вымещает свою неуверенность на подчинённых, оказывается неспособным принимать решения, тушуется, когда надо идти в атаку. Он ведёт себя неестественно. Команда это чувствует, в итоге всем плохо. Чем больше во мне уверенности в своих силах, в возможностях моих подчинённых, в своей оценке ситуации и способности адекватно действовать, тем легче и интереснее быть сильным, добрым и энергичным руководителем.

Что вы можете посоветовать полным женщинам, стремящимся к лидерству?

Хватит сидеть на диетах! Не играйте по правилам, внушаемым жирофобами. Они стремятся выбить у вас почву из-под ног, отнять достоинство, заставить вас бороться. Но невозможно быть сильным лидером, если все силы уходят на борьбу за простое человеческое достоинство! Если не готовы бросить диеты раз и навсегда, начните с малого. Подпишитесь на аккаунты полных людей в социальных сетях, фотографируйтесь, сходите на встречу активистов движения за равноправие полных, не ходите в магазины, где не продают одежду вашего размера, даже если изредка вам попадается что-то подходящее, и т.п. Главное — заделать бреши, пробитые этой токсичной культурой, чтобы ваша сила перестала через них утекать.

Что можно сделать для победы над жирофобией на рабочем месте?

У меня на работе жирофобия проявляется во время обеденного перерыва или на корпоративах в виде безобидных, на первый взгляд, ремарок о диетах, калориях, углеводах, хорошей и плохой еде, шуточек о «плохих» частях тела. Это социально одобряемая форма самобичевания. Естественно, когда угнетение становится привычным, такие вещи выглядят как норма. На самом деле это приобретённое поведение, оно вырастает из убеждения, что худые лучше полных, каждый должен стремиться быть худым, а если ты толстый — ты неудачник. И это заразно. Тот, кто это слышит, рано или поздно вынужден согласиться.

Я не желаю слышать разговоров о том, как похудеть, по той же причине, почему не желаю слышать о том, как стать белее: суть таких разговоров — превосходство одних людей и неполноценность других.

Источник

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

 

Вам будет интересно:

Война с ожирением: что с ней не так?

8 мифов о человеческом теле

Прощай, диета! Социальная поддержка

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *