Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Дети: разговор о некрасивости

Дети уделяют большое внимание внешности. Взрослым часто приходится изворачиваться при обсуждении этих вопросов, мы пытаемся сгладить особенности внешности, утверждая, что они не имеют значение, приписываем невзрачности более высокие моральные качества или протестуем, когда кого-то называют некрасивым в традиционном понимании этого слова или, ещё хуже, уродливым или жирным. Ведь есть же более удачные, более добрые эпитеты или другие качества, на которых можно было бы заострить внимание.

Австралийский писатель Роберт Хоуг (Robert Hoge), который сам себя называет «самым уродливым из всех, кого вам доводилось видеть», считает, что мы напрасно говорим детям, что внешность несущественна: «Они отлично знают, что внешность важна».

Роберт написал книгу для детей, основанную на событиях собственной жизни, под названием «Урод» (Ugly). По его опыту, дети испытывают облегчение, когда взрослый открыто разговаривает с ними о том, каково быть некрасивым в мире неравенства по признаку внешности. Важно, чтобы они поняли, что это только одна сторона жизни, одно их качество из множества других.

Другими словами, что внешность что-то значит, но далеко не всё.

Роберт Хоуг родился с опухолью на лице и деформированными ногами. Описывая своё лицо, он просит представить, что вы пришли на урок лепки, учитель дал вам комок глины и попросил слепить лицо ребёнка. Вы стараетесь, потеете, отрываете кусочки, сглаживаете линии, формируете нос, глаза, подбородок. Красота. А потом через весь класс несётся ребёнок и со всего размаху бьёт по вашему куску глины — прямо по центру вылепленного лица, и глаза разъезжаются в разные стороны.

Так выглядел Роберт, когда родился. Его родители залились слезами. Он рассказывает, что мать оставила его в роддоме и желала ему смерти. Родители вернулись за ним спустя почти пять недель, потому что на семейном совете его браться и сёстры проголосовали за то, чтобы он воспитывался с ними. Он вырос и стал советником самого высокопоставленного политика своего штата.

Итак, как же ребёнку сражаться с дикой социальной иерархией, основанной на внешности, с которой он, как правило, встречается уже на детской площадке, если сами взрослые не знают хорошенько, что с этим делать? Общественным наукам давно известно о преимуществе красоты; к людям с привлекательной внешностью благоволят не только работодатели, учителя, возлюбленные и избиратели, но и родители.

Мы можем разговаривать о фигуре, размерах тела и весе, но очень редко об искажённых чертах лица. Мы говорим о невзрачной внешности, но не о лицах, при виде которых у пластического хирурга начинают чесаться руки.

Даже в детской литературе подразумевается, что уродство — либо что-то временное, либо заслуженное. Сверстники Ганса Христиана Андерсена избегали общения с ним, когда он был ребёнком, по всей вероятности, из-за его большого носа, женственных повадок, красивого певческого голоса и любви к театру. Многие считают, что сказка «Гадкий утёнок» — это история его жизни. Но мораль этой сказки в том, что изгой с некрасивым телом превращается в прекрасного лебедя, и благородство лебедя не затмится в толпе уток-простолюдинок.

А что, если ты так и останешься уткой?

Роберт Хоуг считает, что не обязательно смотреть на это мрачно. «Я рад признать, что одни люди выглядят более эстетически привлекательно, чем другие, — говорит он. — Давайте с этим согласимся и перейдём к более важному вопросу: ну и что с того? Одни дети сильны в правописании, у других плохие волосы, третьи быстро бегают, четвертые маленького роста, пятые превосходно играют в баскетбол. Но дети маленького роста имеют не только маленький рост. А дети, которые хорошо играют в баскетбол, не только хорошо играют в баскетбол. Никто не обладает только каким-то одним качеством. С внешностью то же самое».

Роберт полагает, что важно разговаривать об этом с детьми до того, как их «засосёт в тесный водоворот давления сверстников, где каждая отличительная черта — катастрофа. Не говорите детям, что они все красивые; говорите им, что выглядеть иначе, чем другие, нормально».

Возможно, дело также в давней ассоциации физического уродства с аморальностью, и в этом стоит разобраться. Для слова «уродливый» Оксфордский словарь предлагает также значение «морально отталкивающий». Греческое слово «kalos» означает «красивый» и «благородный», а «aischros» — «стыдный» и «уродливый». Уродливые герои детских книг в массе своей ужасны, и их физические изъяны символизируют прочие недостатки. У злодеев плохие зубы, у лжецов длинные носы, у зомби толстые черепа. Скряги костлявые, жадины толстые.

Также, пожалуй, стоит уделить больше времени и внимания некоторым великолепным представителям человеческого рода, которые жили на нашей планете, не нуждаясь в показухе и инстаграмных «лайках», но внесли такой вклад в жизнь людей, который имеет ценность и в наши дни — например, таким, как Абрахам Линкольн.

И, наконец, стоит позаботиться о том, чтобы среди людей, которых наши дети считают героями, были и те, кто известен благодаря своим личным качеством, а не хорошей генетике.

Например, я не запретила дочери играть с Барби, но всё же слегка занервничала, когда у неё набралась порядочная коллекция этих кукол. Однажды я решила купить ей куклу Элеоноры Рузвельт в магазинчике при музее; фигурка первой леди с сильными, яркими чертами лица одета в красный бархатный плащ и боа из перьев. Я немного медлила с подарком, опасаясь, что умная Элеонора будет отвергнута в пользу смазливых девчонок. Теперь дочка каждую ночь кладёт её с собой в постель.

Об авторе: Джулия Бэйрд (Julia Baird) — журналист, автор редакционных статей, в настоящее время работает над биографией королевы Виктории.

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat 

 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *