У вас нет цели «не съесть это пирожное прямо сейчас», у вас есть цель научиться управлять собой в состоянии тревоги

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Текст прямого эфира Светланы Бронниковой с визажистом Еленой Игради «Макияж и бодипозитив»

Руководитель Центра IntuEat Светлана Бронникова и визажист Лена Игради обсудили тему макияжа с точки зрения психологии, феминизма, любви к себе и практических лайфхаков. Что нужно для 4-минутного макияжа, как пользоваться косметикой после 40 и почему лучше не контурировать лицо в реальной жизни? Об этом и многом другом читайте в расшифровке прямого эфира от 14 декабря 2017 года.

Бодипозитив — это про «можно»

Светлана Бронникова:  Здравствуйте, Лена! Я давно хотела в прямом эфире поговорить с визажистом о бодипозитиве. О том, какое место может занимать макияж в жизни женщины, которая стремится к гармоничным отношениям со своим телом.

Я рассматривала разные кандидатуры на эту роль, пока однажды чудесным образом не наткнулась на вашу статью. Вы писали удивительные для меня вещи. Не о том, что обязательно должна на себя намазать или наклеить современная женщина, а иначе она «плохо к себе относится». Вы говорите: у тебя есть выбор, ты можешь делать этого или не делать. А визаж – это не про сокрытие недостатков и максимальное украшение лица, а про самовыражение. Еще один способ сказать: «Я есть, и я чувствую себя вот так». Как вы пришли к этой мысли?

Елена Игради: Здравствуйте! Я, как многие, росла на подростковых журналах. Сначала это были всевозможные журналы для школьников, потом подготовительная ступенька к Cosmo – Oops!. К тому моменту, когда я должна была дорасти до Vogue, я стала музейным работником. И у меня резко поменялись интересы.

С.Б. Будучи специалистом по расстройствам пищевого поведения, я знакома с любопытными исследованиями. Достаточно 15-20 минут посмотреть современный модный журнал, чтобы начать хуже относиться к своему телу. Нам всем очень повезло, что вы оказались вне контакта с Vogue, Cosmo и прочими представителями модной индустрии!

Знаю, что вы тоже придерживаетесь бодипозитивных взглядов на жизнь, на женское тело и собственную реализацию. Я разделяю ваш подход: красиво каждое лицо и каждое тело, достаточно внимательно смотреть. Как подчеркнуть эту красоту при помощи макияжа, а исправлять «неправильное» – в этом секрет макияжа, я вас правильно понимаю?

Е.И. Бодипозитивизм – это про разрешение себе, чтобы это ни было. Как и феминизм. При этом воспринимать бодипозитив как «я выхожу на улицу голый, потому что презираю одежду»– не очень рабочий вариант. То же самое могу сказать про агрессивный феминизм. Хорошо, что у человека есть своя точка зрения, но считать, что все феминистки одинаковые, все бодипозитивные люди одинаковые, странно.

Мне кажется, бодипозитив и, я бы сказала, фейспозитив , — это про «можно». Если хочется, то можно. И про то, что после этого «можно» будет. Если я приду ненакрашенная, то что? Если я нанесу румяна на глаза, то что?

Мы говорим о макияже в том числе и как о хобби. Это очень похоже на вязанье или шитье.  Кто-то может связать свитер без схем и мерок – он это умеет. Если вы почитали, освоили, заморочились идеей макияжа и вам нравится это, то разницы не вижу никакой. Макияж – такой же, как вязание, навык – тренируемый и не врожденный. И настолько же необходимый.

«Не могу выйти ненакрашенной»

С.Б. То, что вы говорите, приводит меня в восторг. Идея бунтарства через макияж очень перекликается с тем, что мы делаем. Мы проводим группы, где обучаем людей регулировать эмоции с помощью диалектико-поведенческой терапии. И один из приемов – альтернативный бунт. Когда у тебя нет возможности выйти голой на улицу, потому что это все-таки социально неприемлемо, а бунтовать против ситуаций, которые нет сил принять, хочется. Тогда мы надеваем трусы с черепами или разные носки – хотя это никому не видно.

В этом смысле нанести румяна на глаза или накрасить губы консилером мне кажется таким же средством проявить собственное несогласие. И тогда вы абсолютно переворачиваете всю концепцию. Вы перестаете рассматривать макияж как средство, которое делает женщину более удобной в употреблении для всех остальных.

Моя мачеха всегда с гордостью говорила, что она не вынесла мусорного ведра, не накрасив глаза. Но это означает не иметь возможности предъявить миру себя такой, какая есть, и вызывает ощущение тоски. Как же должна ощущаться эта внутренняя дефицитарность, чтобы не суметь выйти на улицу ненакрашенной?

Елена, а если отталкиваться от идеи бодипозитива, есть ли в природе люди, которым противопоказано краситься?

Е.И. Как ни странно, такие люди есть. Но речь исключительно о кожных реакциях. Если у вас аллергия на силикон, часть косметических средств для вас закрыта. Точно так же и при солнечных ожогах или если вы лечите кожу. Только здоровье может быть вашим препятствием.

С.Б. Получается, эта идея снова абсолютно конгруэнтна тому, что мы делаем в Интуитивном питании. Я знаю, что вы знакомы с нашими идеями.

Е.И. Да, я читала ваш блог.

С.Б. В Интуитивном питании мы говорим: ешь все до тех пор, пока твое здоровье не говорит об обратном, пока не появились аллергические реакции или ухудшения здоровья. Собственно, вы говорите о том же самом. Никакие черты лица и особенности типов кожи не являются противопоказаниями для макияжа.

Е.И. При этом мы краситься не обязаны, это выбор «хочу – не хочу», который вы можете делать каждый раз. Сейчас я работаю почти ежедневно, а значит, люди хотят посмотреть на мой макияж. Мне приходится делать его постоянно. Иногда я этого очень не хочу. Но я понимаю, что каждый человек, который сидит напротив, рассматривает меня в тех подробностях, в которых он, возможно, не рассматривает себя самого. Это очень трудно. Иногда я по-бунтарски в выходные выезжаю совсем ненакрашенная, даже без бровей, и ловлю восторг.

Поэтому я понимаю тех, кто попал в ловушку того, что нужно краситься все время, иначе не выйти их дома. И с этой темой, действительно, нужно работать.

Как я крашусь на работу, чтобы меня положительно оценили мои клиенты, точно так же многие красятся, чтобы их оценили их близкие и, самое неприятное, незнакомые случайные прохожие. Это как раз самая болезненная часть. Но многие люди близоруки!  И если на тебя как-то странно посмотрели, проезжая мимо на эскалаторе, скорее всего, это не из-за твоих бровей и потекшей туши.

Многие из нас лишены поддержки близких. И считается, что макияж должен приблизить тебя к стандарту, сделать более комфортным для окружающих твое лицо. Важно отпустить себя и понять: то, что нравится вам, может не нравиться вашей маме, коллегам. И единственное, что вас ограничивает, это, например, условия жесткого дресс-кода, когда вы работник банка и расписываетесь в правилах.

Если вы бунтуете, то нужно продержаться немного. Люди привыкают за то же время, за которое обновляется наш организм – 21-28 дней.

Макияж занятой женщины

С.Б. Это очень интересно. Сейчас в Центре мы начали новую программу «Образ тела» для людей, которые испытывают негативное отношение к своему телу. Это вещь, которая выучена в раннем детстве. Отчасти это врожденное, отчасти опыт окружения. Но негативно относиться к себе можно разучиться. Мне кажется, что макияж – один из инструментов, который может помочь относиться к себе лучше.

Я сталкиваюсь с двумя распространенными позициями. Первая:  я заслужу макияж, красивую одежду, когда я похудею или когда расстроенное питание придет в порядок.

Вторая: женщины эффективные, которые все успевают, тащат воз ответственности,  считают, что краситься – недостойно. Ведь это делают люди легкомысленные, у которых много свободного времени.

Каково ваше мнение по этому поводу?

Е.И. Я начну со вторых. Если у них есть хобби, то часть свободного времени тратится на него. Если макияж может стать хобби, то вполне можно ему посвящать себя.

Но если вы считаете, что макияж позволит вам достичь каких-то целей: создать более успешную картинку, вести видеотрансляции, чтобы клиент видел, что вы отдыхаете и все у вас хорошо – то это, как правило, не стрелки, не смоки-айз, а маленькие маркеры, которые помогают выглядеть бодрее, свежее.

Вы можете начать с малого. Не нужно идти скупать косметику на 50 тысяч. Времени на макияж должно быть в два раза больше, чем занимает чистка зубов. То есть четыре минуты мы вкладываем в себя, и нам этого никак не избежать. За это время можно наложить крем, расчесать брови и обозначить губы. Поймите, сколько у вас времени есть, сравните его с временем на то, чего не избежать (например, мне неприятно выйти из дома с нечищеными зубами) и тогда вам будет проще это внедрить. Поставьте таймер, смотрите, сколько времени у вас это занимает, оптимизируйтесь, вписывайтесь.

Что-то можно использовать непосредственно перед ситуацией. Например, сейчас вечером я сижу дома в красной помаде не для того, чтобы вы поняли, что я визажист. А потому что при белом фоне, если я не обозначу губы, человек, который слышит меня не очень хорошо, имеет меньше шансов распознать, что я говорю. То есть это мой инструмент для видеотрансляции, а не обязательная деталь образа.

Топ-3 средств для макияжа

С.Б. Для меня, как и для многих занятых женщин, четырехминутный макияж – это реально. А без чего не обойтись для него? Какие продукты всегда должны быть в косметичке занятой женщины, которая хочет выглядеть свежо?

Е.И. Моя практика показывает, что многие из нас думают о своей коже намного хуже, чем дела обстоят на самом деле. Теоретически мы можем иметь консилер в маленькой упаковке. Если у вас еще нет тонального средства, имеет смысл начать с него. При желании вы легко распределите его по всему лицу. При этом вы можете маскировать мелочи, которые вас расстраивают. Если вы нанесли сиреневую помаду и стало видно, что у вас покрасневшие от насморка крылья носа, вы можете это убрать.

Консилер важнее, чем тон, но менее важен, чем хороший уход. Самая важная часть макияжа – это подготовка кожи. Все эти рассказы о тональном креме, который увлажняет, питает, это маркетинговые истории. Я рекомендую вам не путать уход и декоративную косметику никогда. Если у вас хороший крем, то вы уже сделали для себя намного больше, чем подобрали хороший тон. А если у вас хороший массажист, который занимается вашим лицом, то вам практически ничего больше не нужно.

Из необходимых вещей я назову еще матирующие салфетки, можно самые простые.

Кроме того, вам нужна помада, но ни в коем случае не нюдовая. Когда к нам пришло понятие «нюдовой помады», на Западе уже наигрались им.  На самом деле нужно что-то, что очевидно ярче цвета губ, но без сиреневого подтона. Многие выбирают помаду сиренево-бежевого цвета, но, как правило, все славянки имеют покраснения или сосудистые звездочки сиреневатого оттенка. То есть фактически, выбирают помаду в тон покраснениям. Этого следует избегать.

Если вы покупаете что-то теплое и более яркое, вы можете использовать это и как помаду, и как румяна. Можно даже использовать ее как цветовой корректор для кругов под глазами, если они у вас не красного спектра.

Это три универсальные вещи, которые желательно иметь каждому: консилер, матирующие салфетки и помада.

С.Б. То есть это тот самый ТОП-3 от Елены Игради?

Е.И. Этот тот ТОП-3, который можно рекомендовать вслепую и который подойдет большинству. С матирующими салфетками невозможно промахнуться с оттенком, и они никогда не перегружают кожу. Помада розового цвета, как правило, безопасна – она не требует четкого контура,  особых данных губ, она многофункциональна.

Контуринг в реальной жизни

С.Б. Среди женщин, которые обращаются к нам, есть много тех, которые используют макияж с совсем другими целями. Они не очень хорошо относятся к себе и своему телу, и для них мэйкап – это средство маскировки. Они бывают очень профессиональны в этом, могут часами наводить красоту, скрывая мнимые и действительные недостатки. Используется смоки-айз, плотный тональный крем, возможно, для них был придуман контуринг, когда 3-4 средства используется для придания формы лицу. С точки зрения мастера, что вы могли бы посоветовать им, чтобы прийти к более легкому макияжу, к риску предъявить собственное лицо окружающим?

Е.И. В каком-то смысле они молодцы, потому что прокачать какой-либо навык – это здорово. Но если вы хотите развиваться дальше, ставьте себе интересные задачи. Старайтесь отойти от Инстаграма. Дело в том, что большинство из тех, кто делает себе контуринг, опирается не на жизнь, а на фото и видео.

Здесь тот случай, когда любой инстаграмный макияж фактически переходит в грим. Любая работа с лепкой лица, со светом и тенью, это грим, который работает на какой-то сцене. Либо это для бабушки, которая следит за вами с галерки, либо для фотосъемки с определенного ракурса и под нужным светом. Во всех остальных случаях контуринг очень хорошо виден.

Контуринг как инструмент, который сработает за пластического хирурга, не существует. Если вы освоите правильное нанесение румян по объему лица, то человеческое зрение будет достраивать под скулой легкую тень, которую можно даже не рисовать. Вы можете научиться делать контуринг без контуринга. Если бы он не был заметен, то мы, визажисты, не сталкивались бы с самым частым вопросом: «А вы можете сделать мне скулы, только чтобы было не видно?».

С.Б. То есть все эти грандиозные усилия по исправлению лица очень заметны невооруженным глазом в обычной жизни. Фактически, задача маскировки не решается.

Е.И. Как правило, нет. Что касается недостатков – я прошу раз и навсегда своих клиентов убрать со стола увеличивающее зеркало, особенно если вы носите очки или линзы. Правильно подобранные, они делают вас супер-человеком по сравнению с теми, кто очков не носят. Вы включаете увеличивающее зеркало с подсветкой, которая никогда не встретится вам в жизни, прижимаетесь к нему поближе…

Много ли людей с увеличительным стеклом и фонариком вы подпускаете к себе на расстояние 20 сантиметров? Вы делаете макияж для людей, которые будут держать с вами вежливую, хотя бы полуметровую дистанцию. Каждый свой макияж вы должны проверять на расстоянии 40-50 см. Не вглядывайтесь в каждую свою точечку, в каждый волосок, потому что это сделаете только вы, и никто кроме вас. Это тот самый момент, кода вы начинаете краситься для себя, хотя уверены, что краситесь для других.

С.Б. Мне хочется добавить, что отношение к собственному телу – это, в первую очередь, психологическая составляющая. Это то, что живет внутри нас. Но можно разучиться плохо относиться к себе. Так работает наша групповая программа «Образ тела», которая на протяжении 14 недель воспитывает более адекватное и позитивное отношение к внешности. Это не означает, что вы забросите тело, перестанете удалять волосы, наносить макияж. Вы будете продолжать делать то, что делали, если захотите, просто перестанете страдать по этому поводу.

Тени вместо румян?

С.Б. Многие женщины, говорят они об этом вслух или нет, хотят снизить вес. Для меня это всегда вопрос – зачем? Потому что жизнь в связи со снижением веса качественно не меняется. Если речь не идет о показаниях по здоровью, что, к счастью, редко.

За идеей снижения веса всегда стоит что-то другое. Я хочу больше нравиться другим, хочу новую работу, нового бойфренда. Мне кажется, что отчасти это еще и желание иметь такое лицо, какое принято сейчас считать красивым. А это не славянское лицо, и мы все об этом знаем.

Славянские широкие лица с не очень выступающими скулами не то, что модно. А если есть щечки, то тогда совсем не актуально. Что же делать обладательнице полного округлого лица? Нужно ли это менять с помощью макияжа? Или этого можно добиться какими-то эффектами и средствами?

Е.И. Есть несколько инструментов, которые могут помочь. Самый банальный – научиться фотографироваться. Как только вы находите свои классные ракурсы, вы начинаете нравиться себе на фотографиях, вы учитесь себя показывать. Учитесь менять позы, искать удачные ракурсы – а они у вас есть. Это позволит вам изучить себя, научиться понимать, как лежит тень, в каком свете вы нравитесь себе больше.

Второе – поймите, что контуринг нижней челюсти, то есть попытки увести объем назад, он, конечно, возможен. Но очень-очень номинально. Если я работаю на съемках и иногда рисую кремовыми текстурами очень четкий контур, главное, после съемки оттереть его, потому что вне съемки это выглядит как борода.

Возьмите любую пушистую кисть и небольшое количество корректора и чуть-чуть используйте под подбородком похлопывающими движениями. Это приятно и легко, это не должно быть жесткой линией, которая должна якобы увести ваш подбородок в тень.

С.Б. Какой корректор вы рекомендуете?

Е.И. Это может быть любой корректор для бровей серо-коричневого тона. Могут подойти одинарные тени для глаз. Фантазируйте, пробуйте, закройтесь в комнате и попробуйте на щеках тени, а на глазах – румяна. Ничего страшного не произойдет, если вы проявите немного изобретательности, не следуя надписям на этикетке.

Очень важно не путать корректор с бронзером. Бронзер – это такое средство, которое покажет, что вы хорошо отдыхали. Его не нужно запихивать под скулу. Вспомните, как вы в последний раз загорели в отпуске. Скуловая кость, немного лоб, нос – бронзер нужно наносить на них так, словно вы работаете своим солнышком в режиме экспресс. Не обязательно его использовать только летом – зимой человек тоже имеет право поехать отдохнуть, человеку доступен солярий.

Бронзер нравится мне тем, что когда у вас объемное лицо, он помогает добавить цветовых акцентов. Не только белая кожа, два глаза, полоски бровей. Если становится чуть больше цветовых переходов, вы кажетесь наполненней.

С.Б. Сейчас все немедленно бросились к своим косметичкам исследовать свои серо-коричневые тени, средства для бровей, которые лежат без надобности.  И создаем эффект отдохнувшего лица с помощью бронзера.

Е.И. Посмотрите свои летние фотографии, где вы более загорелые, и фактически по этой фотографии нанесите бронзер.

С.Б. У нас есть несколько вопросов от слушателей.

Осуждение чужого макияжа

Я долгое время активно пользовалась макияжем, не могла выйти из дома с ненакрашенными глазами. Тогда бы все увидели, какое у меня круглое лицо и тяжёлая, толстая нижняя его часть. За последний год ситуация изменилась: полюбила свое лицо без макияжа, иногда только крашу губы по настроению. Но! Теперь появилась какое-то высокомерие и почти ненависть к девушкам, которые густо красят лицо. Какое-то старушечье осуждение, что я вроде всё правильно делаю, а они — нет. Почему так и как можно расстаться с этим чувством?

С.Б. Если честно, вопрос психологический, но мне очень интересно, что вы на него ответите.

Е.И. Сказать по правде, я сама часто это испытываю относительно самой себя. Думаю: может, ты смоешь половину? Вам странно, что вы бросили, а остальные – нет. Когда люди переходят на вегетарианское питание или  начинают что-то делать активное, им хочется вовлечь в это других людей.

То, что вы начали краситься по настроению, что выходите без макияжа, но при этом губы можете красить, это очень здорово. Вы действительно должны понять, что вы – свободный человек. Это значит, что вы можете накрасить и больше, чем губы, оставаясь при этом таким же свободным человеком. Но вы можете стать еще более свободной, поняв, что можно так, а можно и по-другому.

С.Б. Фактически это очень перекликается с тем, что мы говорим об Интуитивном питании: каждый интуитивный едок приходит к какой-то индивидуальной диете. Это не диета в общепринятом смысле, а система питания, которая работает лично для меня, и не работает для других людей.

Допустим, мне нужно три или четыре приема пищи в день – это мой стиль, который, к слову, может меняться. Я уже 6 лет интуитивный едок, и за это время у меня уже несколько раз менялось оптимальное количество приемов пищи в день.  Ведь я же меняюсь, значит, меняется структура.

Вы так же говорите о поиске баланса в макияже. Мне это тоже очень близко. Я много лет не красила губы, потому что у меня очень чувствительная кожа губ, почти любая помада сказывалась на состоянии моей кожи. Сейчас это как-то стало меняться, и вдруг я обнаружила, что купила полтора десятка разных помад. Теперь я их увлеченно использую в поисках подходящего мне цвета.

Еще один вопрос.

Макияж и «проблемная кожа»

У меня какое-то внутреннее отторжение макияжа. То есть глаза накрасить для меня приемлемо, но всё остальное, что нужно наносить на лицо просто бррр… неприятно по ощущениям. И ещё, даже не вопрос, а скорее описание ситуации. У меня дочери близнецы, у обеих акне. Сначала они обе не хотели даже лечить его, как раз ссылаясь на бодипозитив. Сейчас одна из них активно лечится и пользуется макияжем, что бы скрыть, другая отказывается от лечения и макияжем не пользуется. Объясняя примерно так: «если я буду лечить или «замазывать», это будет значить, что я признаю, что я некрасивая, и это проблема». Я даже не знаю как правильно говорить с ней об этом, если уговаривать лечить, то для неё это может звучать как «ты некрасивая».

С.Б. Очень важно эту тему обсудить, поскольку для очень юной девушки макияж не средство, чтобы чувствовать себя лучше или выразить себя, это средство скрыть свою некрасоту. Когда ты красишься, ты признаешь, что ты некрасивая.

Е.И. Я даже не знаю, о чем больше это признание. О том, люди должны принимать тебя такой, какая ты есть, или о желании скрыть себя. По сути, это тоже свобода: ты же можешь делать и так, и так.

Когда речь идет именно о лечении, я стараюсь делать шаг в сторону. С одной стороны, я не могу принять позицию человека не лечиться, с другой стороны, это не мое дело. Я не имею никакого права вмешиваться там, где нужен дерматолог. Говорить о том, что это нужно лечить агрессивно, я тоже не могу, ведь лечение может растянуться на годы, оно может не подходить.

Я сама прошла через атопический дерматит, когда мне два года не помогало ничего, замаскировать это тоже было нереально. Я понимала, что меня все равно будут видеть с этим, воспринимать меня с этим заболеванием. Большая часть нервных проблем ушла тогда, когда я позволила процессу идти так, как идет. Перестать чувствовать себя виноватой за болезнь, чувствовать себя некрасивой из-за нее. Мне очень помогла поддержка близких, я перестала воспринимать себя как болезнь и постоянно бороться с ней. Ощущение поражения для меня было гораздо болезненней, чем ощущение красноты и сухости кожи.

С.Б. Согласна, что мы должны отдавать себе отчет в границах собственной компетенции. Мы так же рекомендуем поговорить с эндокринологом, сделать анализ крови.

Е.И. Вернусь к вопросу, той части, где неприятно наносить макияж именно на лицо. Сейчас индустрия красоты не стоит на месте. И если очень хочется, есть разные текстуры, есть аэрографы для домашнего использования, чтобы не касаться лица. Просто нужно один раз сходить на аэрограф и понять, подходит ли вам. Может быть, вам подходят сухие текстуры, понравятся кисти. Вам можно работать со специалистом, чтобы понять, где тот ступор, который мешает двигаться дальше.

Возрастной макияж

Меня смущает, что моя мама не пользуется макияжем несколько лет, хотя раньше активно ухаживала за собой. Ей всего 50. Но она как будто перестала быть женщиной. Может быть, дело в том, что прошлый молодой макияж ей не подходит, а что подойдёт для 50+, она не знает.

С.Б. Я думала об этом вопросе. Для меня это очень интересная тема. Фактически сейчас мы первое поколение женщин, которое оказалось в совершенно новой ситуации. 45 – это фактически новые двадцать, дети уже выросли. Если раньше дедушки и бабушки начинали готовиться к пенсии в этом возрасте, то сейчас в сорок пять люди рожают второго ребенка, разводятся и снова женятся, начинают жить сначала.

Особенно это чувствуется в Западной Европе, где до 55-60 лет тебе говорят – ты молодой. То есть в 20-25 лет ты ребенок еще, в 40 ты взрослеешь. Поэтому история о том, что после 45-50 краситься не надо – никто не посмотрит – делается не актуальной. Но мы же не можем краситься так, как в 20. А как надо мы действительно не знаем.

Е.И. Самое главное отойти от того, что до сих пор считается, что возрастной макияж – это лифтинг-макияж, цель которого обязательно омолодить. Если вы чувствуете, что годы – это опыт, ценность, не обязательно двигаться в сторону омолаживания.

Лифтинг-макияж – трудный, долгий, как правило, много «нельзя» вокруг. Но индустрия не стоит на месте, и без лифтинг-макияжа вы можете оставаться такой, какая вы есть, только чуточку лучше и интереснее.  Вы должны понять, что вы повзрослели, и индустрия повзрослела. Двадцать первому веку есть что предложить вам,  можно оставить старую косметичку и подобрать технологичные, современные, подходящие вам вещи.

С.Б. Подбираю слова, чтобы выразить свое восхищение вами, тем, как вы говорите и думаете. Постсоветское пространство очень непростое, агрессивное к женщине, требовательное с точки зрения внешности. Если сравнивать среднестатистических жительниц жительницу крупных российского и голландского городов, уровень свободы самовыражения несопоставим.

Я, переехав в Голландию, чувствую себя гораздо свободнее – краситься мне или нет, или выйти на работу в серой робе. Все, что мне нравится, будет принято окружающими. В российской действительности пока не так.

Поэтому разговор с вами – это глоток свободы, бодипозитивной свободы, свободы выражать себя, в том числе через средства макияжа, которые усиливают и делают черты более выразительными, но не скрывают лицо. Такой макияж мне очень нравится, мне тоже хочется ему научиться. Если нам удастся пригласить вас еще раз для более конкретного разговора о первых шагах в макияже или разговора о возрастном макияже, будет здорово.

Е.И. Большое вам спасибо, мне было очень интересно. Надеюсь, наш разговор будет полезным для слушателей. Я вовсе не идеальна и часто чего-то боюсь, но я надеюсь, что у меня будет достаточно сил, чтобы преодолеть это.  Пусть и у вас будет возможность учиться самовыражению и тому, чтобы чувствовать себя красивой.

С.Б. Это был очень терапевтичный эфир с визажистом Еленой Игради, взгляды которой удивительным образом совпадают с теми, которые  пытаемся транслировать мы, Центр IntuEat. Это не только бодипозитив, это еще и свобода выражать себя так, как тебе нравится, то усилие, которое стоит прикладывать, чтобы победить воспитанную в нас неловкость за то, что мы такие, какие есть.

Видеозапись эфира:

Похожие статьи:

Макияж и одежда: как найти свой стиль и собственное Я?

Текст прямого эфира Екатерины Тетерниковой «Мое тело не виновато!»

«Я толстая!» Откуда берется негативный образ тела?

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *