У вас нет цели «не съесть это пирожное прямо сейчас», у вас есть цель научиться управлять собой в состоянии тревоги

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Меган Хиггинс: болезнь не нужно скрывать, с ней надо бороться

Чем страшно расстройство пищевого поведения?
Если оно не убивает, то наносит серьёзный ущерб организму.
Большинство из десятков миллионов людей с расстройствами пищевого поведения даже не пытаются лечиться: одним неловко обращаться к врачу, другие боятся признать, что больны; у многих просто нет достаточной финансовой и социальной поддержки.

На фотографии Меган Хиггинс (слева) с психотерапевтом Лорой Маклейн во время визита в медицинский центр Renfrew Center в г. Санди-Спрингс, где Меган проходила лечение от расстройства пищевого поведения.

Глядя на Меган Хиггинс, не скажешь, что когда-то она отказывалась есть, и её не заботило, умрёт она или выживет. Однако было время, когда Меган старалась есть как можно реже, а если и ела, то быстро избавлялась от съеденного, потому что питание было единственным, что было в её власти. Родители девушки несколько лет ничего не замечали.

И это не единичный случай.

Фактически, с расстройствами пищевого поведения рано или поздно сталкиваются около 30 миллионов американцев независимо от того, кто они и чем занимаются в жизни. В два или даже три раза больше людей страдают расстройствами пищевого поведения в скрытой форме. Это не значит, что они менее опасны, просто такие случаи не отвечают всем критериям для постановки диагноза.

Психотерапевт Лора Маклейн, которая руководит работой центра лечения расстройств пищевого поведения Renfrew Center в городе Санди-Спрингс штата Джорджия, США, говорит, что расстройства пищевого поведения разнообразны, однако самое распространённое — компульсивное переедание; за ним следуют анорексия, при которой больной ограничивает питание, и булимия, при которой чередуются эпизоды бесконтрольного переедания и ограничения питания в сочетании с компенсаторным поведением, например, очищением желудка при помощи рвоты, злоупотреблением слабительными препаратами и спортивными нагрузками.

При этом, когда мы говорим о расстройствах пищевого поведения, на ум приходит кто угодно, только не дети младшего и среднего школьного возраста. Белые девушки-подростки из зажиточных семей? Пожалуй. Модели и юные покорительницы Голливуда? Скорее всего.

Меган, студентке Государственного университета г. Колумбус, США, было всего 12 лет, когда она стала отказываться от пищи, пытаясь пережить развод родителей, а затем стресс от перехода в новую школу.

«Я не могла контролировать то, что творится вокруг, зато могла управлять своим питанием», — поясняет Меган.

В старших классах эта привычка стала сказываться на физическом и психическом состоянии девушки. Она перестала морить себя голодом, но начала очищать желудок рвотой. По медицинским меркам, у Меган не было дефицита массы тела, но она была бледной, с опухшим лицом.

Когда отец Меган заговорил с ней о своих подозрениях, дочь разрыдалась. Её секрет был раскрыт.

Семья обратилась в медицинский центр Renfrew Center — больницу, специализирующуюся на лечении расстройств пищевого поведения.

Меган начала лечиться, но уже через две недели её психотерапевт заметил, что девушка нарушает правила. При врачах она ела, однако дома продолжала избегать еды и очищать желудок.

«На тот момент это был мой излюбленный способ борьбы с любым стрессом. Я была не готова от него отказаться», — вспоминает Меган.

Пришлось положить Меган в стационар, где она провела несколько недель под наблюдением специалистов.

«Меня заставили остановиться, и я увидела, что могу так жить, я наконец-то поняла, что могу обходиться без своей болезни, найти другие способы борьбы со стрессом», — говори Меган.

Через пять недель её состояние улучшилось; Меган вернулась в Санди-Спрингс и продолжила лечиться амбулаторно. Вместо того, чтобы отказываться от еды или очищать желудок, она научилась стоять за себя и меньше думать о мнении окружающих.

Но самый главный момент лечения был тогда, когда Меган, старший куратор в школе, рассказала о своей болезни в обращении к остальным ученикам на церемонии вручения аттестатов.

«Расстройства пищевого поведения обычно держат в секрете, и это их усугубляет, — сказала Меган. — Конечно, не стоит то и дело говорить о болезни, но игнорировать эту тему тоже не надо. Чем скорее вы сможете обсуждать её, не испытывая дискомфорта, тем лучше».

Возможно, именно из-за скрытности от расстройств пищевого поведения умирают чаще, чем от любых других психических заболеваний.

«Каждые 62 минуты от расстройства пищевого поведения умирает минимум один человек», — цитирует Маклейн данные Национальной ассоциации по борьбе с анорексией и сопутствующими расстройствами (National Association of Anorexia Nervosa and Associated Disorders).

Если болезнь не убивает, она наносит серьёзный ущерб организму.

Одно из последствий заболевания — снижение плотности костной ткани вследствие экстремальной потери веса или колебаний веса и привычки очищать желудок, которая встречается при некоторых расстройствах пищевого поведения.

У подростков это чревато пожизненным риском развития остеопороза и опасностью переломов. Под угрозой так же здоровье желудочно-кишечного тракта, репродуктивных органов и зубов, поскольку при рвоте страдает эмаль и начинается эрозия тканей зуба. Уровень смертности среди подростков особенно высок.

Например, у 15-летнего больного (особенно если у него нервная анорексия) риск умереть в подростковом возрасте в 10 раз выше, чем у сверстников, не страдающих расстройствами пищевого поведения.

Большинство из десятков миллионов людей с расстройствами пищевого поведения даже не пытаются лечиться: одним неловко обращаться к врачу, другие боятся признать, что больны; у многих просто нет достаточной финансовой и социальной поддержки.

«Очень часто люди — особенно девушки-подростки и женщины — теряют связь со своим внутренним миром, с собой настоящей, пытаясь соответствовать навязанному образу, — считает Адриен Ресслер, вице-президент фонда. — Чем больше отказываешься от себя ради чужого признания, тем сильнее отдаляешься от своей сущности, и тем выше риск психического и физического неблагополучия».

Меган Хиггинс потребовались годы, чтобы это понять.

Выступая на выпускной церемонии в своей школе, она надеялась, что её речь поможет изменить чью-то жизнь.

«Позже ко мне подошла женщина и сказала: «Спасибо за ваши слова, мне очень нужно было их услышать», — вспоминает Меган.

Наверняка кому-то будет важно их сейчас прочесть.

По материалам http://www.leadertelegram.com/Features/Health/2018/04/04/div-class-libPageBodyLinebreak-How-bad-can-an-eating-disorder-be-div.html
фото: Tribune News Service

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

 

Похожие статьи:

Риски развития РПП у подростков

Когда мысли о еде становятся расстройством

Почему при РПП нужна помощь специалиста

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *