Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

«Мисс Америка 2.0»: без дефиле в бикини

Организаторы конкурса красоты «Мисс Америка» исключили дефиле в купальниках из программы и пообещали включить в число участниц «женщин всех размеров и форм». Об этом сообщила в эфире телеканала ABC Гретхен Карлсон, которая в 1989 году завоевала звание «Мисс Америка», а ныне возглавляет попечительский совет Miss America Organization.
«Мы больше не бессодержательное шоу. Мы соревнование», — заявила Карлсон.

Часть конкурса, которая была посвящена позированию в купальных костюмах, займет интерактивное общение девушек с членами жюри. Также организаторы отменили выход конкурсанток в вечерних платьях. Теперь участницы будут появляться в привычной для них одежде, которая наиболее выражает их личный стиль.

На сайте организации изменился и логотип конкурса: к названию Miss America добавлена свидетельствующая о кардинальных переменах приставка 2.0.

Эми Келлер Лэрд, журналист, в прошлом редактор издания Women’s Health, активистка движения за психическое здоровье, рассуждает о том, что стоит за этой переменой.

Когда я узнала, что организаторы конкурса красоты «Мисс Америка» отказались от дефиле в купальниках, а Гретхен Карлсон, одна из главных организаторов, заявила, что жюри больше не будет оценивать внешность участниц, моя первая мысль была: «Ура! Наконец-то!» Когда-то я сама, будучи редактором сайта Women’s Health, запретила нашим авторам использовать словосочетание «пляжное тело»: раз есть некий тип тела, подходящий для пляжа, то, выходит, с другой фигурой появляться в купальнике нельзя! Я приветствую такие перемены, особенно когда они касаются организаций, которые ранее заставили женщин чувствовать себя ущербными. На эмоциях я сделала скриншот новости о «Мисс Америка» и отправила в Instagram, с двумя эмодзи: кулаком и сердечком как символ силы в сочетании с мудростью.

Однако через пару минут я удалила публикацию. Первая радость схлынула, и я подумала: а может, не надо было отказываться от внешней красоты, на которой, главным образом, и строилось шоу «Мисс Америка» со дня своего основания в далёком 1921 году? Может, стоило расширить понятие «красота», порвать старый шаблон, раздвинуть рамки прекрасного так, чтобы туда входили люди с разными фигурами, разными размерами тела, цветом кожи, способностями и так далее? Если бы жюри, которое на всю страну выносит вердикт о том, что «красиво», а что нет, отказалось от привычного взгляда и признало, что красота — в разнообразии, это было бы мощно! Или я сошла с ума?

К счастью, не совсем. «Несомненно, это был бы по-настоящему революционный шаг», — говорит историк Блейн Робертс из Калифорнийского университета, автор книги Pageants, Parlors, & Pretty Women («Конкурсы красоты, салоны и хорошенькие женщины»). «Это очень ценный комментарий, — считает Айлин Андерсон-Фай, руководитель магистерской программы «Биоэтика и медико-гуманитарные дисциплины» Университета Case Western Reserve University и научный ассистент в антропологических исследованиях Центра социальной медицины и медико-гуманитарных дисциплин Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. — Я приветствую столь кардинальные изменения в явлении, которое было насквозь пропитано объективацией… Но, как всегда, и тут не обошлось без компромисса. Похоже, так мы упустили возможность расширить рамки представлений об истинной красоте».

В социальных сетях ходит рекламное видео «Мисс Америка 2.0» без конкурса бикини (#byebyebikini #MissAmerica2019). Это само по себе важное заявление. Но есть бикини или нет, нельзя отмахнуться от факта, что физическая красота — это мощная сила, которая никуда не денется в обозримом будущем.

Сотни исследований и опросов показывают, что самооценка женщин тесно связана с тем, что они (и люди вообще) считают привлекательным. Немного цифр: 90% женщин считают внешность важной для самооценки, а две трети молодых женщин уверены, что лучше быть злой или глупой, чем полной (из книги преподавателя юриспруденции Стэнфордского университета Деборы Род The Beauty Bias: The Injustice of Appearance in Life and Law («Красота и необъективность: влияние внешности на справедливость в жизни и в юридической практике»). Треть женщин не выходит на люди в купальнике, стесняясь своего тела (из журнала Body Image), а 85% женщин «делают выбор» не участвовать в социальных событиях, потому что им не нравится, как они выглядят (из всемирного исследования компании Dove 2016 года о проблеме неуверенности женщин в себе).

Опасная связь между внешностью и судьбой на этом не заканчивается. Исследования также показывают, что восприятие женской внешности может влиять на зарплату, карьеру, качество медицинского обслуживания, количество голосов за женщин на выборах и вообще на желание окружающих с ними общаться. Вырисовывается неприятная картина, и с ней надо что-то делать.

Конечно, я понимаю, для чего отменили выход в купальниках. Это попытка сместить фокус внимания с внешности на достижения конкурсанток. Это правильно и достойно всяческих похвал. Но попытка игнорировать существование стандартов красоты (которые, кстати, сами ребята из «Мисс Америка» и создали в своё время) не меняет того факта, что есть «привилегия красивых», когда людям с привлекательной внешностью чаще достаются желаемая работа, высокая зарплата и в целом более хорошее отношение. По данным исследования Dove, 71% женщин и 61% девушек хотели бы, чтобы СМИ уделяли больше внимания женщинам разных возрастов, рас, с разными фигурами и размерами тела. Если бы организация, которая почти сто лет услужливо предлагала нам ограниченный стандарт красоты, вдруг расширила рамки прекрасного, возможно, в обществе бы многое изменилось? Был бы эффект домино, возросла бы уверенность женщин в себе, они находили бы лучшую работу, здоровье стало бы крепче?

Оказывается, такой прецедент есть. В Белизе. Андерсон-Фай, которая 20 лет изучала конкурсы красоты в этой стране на побережье Карибского моря, пишет: «Конкурсы красоты там выигрывали женщины с любыми размерами тела, любым цветом кожи и любого происхождения. Женщины с ожирением (по нашим меркам), с более тёмной и более светлой кожей, с разными типами волос. Там красоту понимают как стиль поведения, как подаёшь себя, как движешься в своём теле». Получился эффект ореола, каждая женщина могла почувствовать себя красивой, потому что каждая верила, что может победить. Исследование установило, что в Белизе существует «не единый идеал красоты, а набор различных идеалов. Чтобы чувствовать себя привлекательными и быть собой довольными, девочкам и женщинам очень важно видеть разнообразие телесных идеалов, которые по тем или иным причинам считаются красивыми. Это очень важно для самооценки и уверенности в себе». А от них, в свою очередь, зависят и успехи в работе, психическое здоровье и счастье.

Я пообщалась по телефону с Региной Хоппер (Regina Hopper), президентом и управляющим организации, которая проводит конкурс «Мисс Америка». Что бы я ни говорила, она не пыталась обороняться. Она спокойна и доброжелательна, её слова об идеалах подкупают.

«В песне о Мисс Америка есть строчка «Вот она, твой идеал». Чей идеал? Какой ещё идеал, о чём это? — говорит она. В то время, в той культуре идеал был, можно сказать, предопределён. Нельзя было быть маленького роста или полнее, чем «надо»… Сейчас мы пытаемся отразить нынешнюю культуру. Это взгляд на красоту, которую определяет сам человек. Красота не определяется внешностью».

Что же тогда будет символизировать титул Мисс Америки в 2018 году? Это интересует всех, с кем я общалась. «Каковы критерии? В чём мы теперь соревнуемся? — спрашивает Андерсон-Фай. — Очень трудно понять, в чём теперь дело, потому что главное отличие было в красоте».

В передаче Good Morning America Карлсон рассказала о других аспектах конкурса. «Всегда был конкурс талантов, стипендии», — сказала она. Но это неправда. На сайте организации написано, что соревнование «талантов» появилось лишь в 1938 году, а первую денежную стипендию вручили в 1945 году — её получила Бесс Майерсон. Хоппер указывает ещё одну отличительную особенность: «Мисс Америка» это конкурс, который помогает женщинам идти вперёд в карьере и образовании, у них также есть общественное сознание. Вот что отличает этот конкурс от других. Я не просто стараюсь что-то выиграть — я пытаюсь что-то сделать, добиться какой-то цели». (Участницы конкурса смогут обсуждать социальные проекты в любых вечерних туалетах на свой вкус, длинное платье теперь не обязательно).

Андерсон-Фай всё же сомневается: «Если речь о стипендии, интеллекте, таланте, образовании и стремлении изменить мир, это точно конкурс красоты, а не конкурс на поступление в ВУЗ?»

Кристина Котеруччи (Christina Cauterucci), автор издания Slate, приводит другое сравнение: «Оставшиеся составляющие — конкурс талантов, интервью, вопросы на сцене и беседа с жюри о жизненных целях — не показывают яснее, чем раньше, когда девушки красовались в вечерних платьях и купальниках, что одна из претенденток на титул — лучшая. Как ни стараюсь, не могу до конца понять… В чём смысл публично сравнивать между собой 51 женщину на основании каких-то произвольных, разрозненных навыков, которыми они обладают. Такое состязание уже есть — женщины соревнуются, чтобы показать свои высокие устремления, страсть, ум, талант и любовь к своей стране, и называется это — выборы».

И всё же в эпоху публичного разоблачения сексуальных домогательств и соответствующего хештега #MeToo в социальных сетях, который поддержала и Карлсон, подавшая в суд на своего бывшего начальника Роджера Эйлса, возглавлявшего телеканал Fox News, хороши любые действия, уменьшающие объективацию. «Определённо, призыв оценивать женщину как личность, а не как объект — это шаг в правильном направлении, — считает Андерсон-Фай. — Но тогда возникает вопрос: зачем вообще мы оцениваем на сцене некую группу женщин?»

Хоппер объясняет публичность и «телевизионность» конкурса так: «Быть «Мисс Америка» значит выполнять общественную работу. Победительница становится ролевой моделью, старшим товарищем… На мой взгляд, когда человек способен прийти и рассказать людям о том, что тебя волнует, убедить их следовать за собой — это потрясающе. Красиво — это когда у тебя есть сердце и душа, ты выражаешь красоту своего внутреннего мира».

Я понимаю, почему, описывая конкурс, который пытается дистанцироваться от внешности, она выбирает слова, связанные с внешностью. И это напоминает мне о том, что я писала выше: может, вернуть купальники? Первый конкурс «Мисс Америка», собственно, и был лишь дефиле в купальниках, и некоторые считали его формой зарождающегося в ХХ веке феминизма. «Первые конкурсы красоты можно рассматривать как попытку потеснить патриархальные правила о том, что можно и нельзя публично делать женщинам, — считает Робертс. — В США в те времена ещё царили викторианские нормы приличия в отношении демонстрации тела. Многие историки скажут, что девушки своим участием в конкурсах пытались сказать: «Я требую права показывать своё тело так, как я хочу». Они не стали надевать полностью закрытые купальные костюмы, которые было принято носить, а показали открытые ноги и руки.

Так, может быть, имея сегодня купальник, надевая его так, как нам хочется и когда хочется, показывая столько, сколько хочется, мы делаем этим феминистское заявление ХХI века? Я спросила об этом Хоппер. «Я понимаю, что вы хотите сказать, — ответила она. Если женщина хочет надеть купальник и делать селфи, желая покрасоваться, я двумя руками «за». Это замечательно… Но она не должна быть вынуждена ходить по сцене едва прикрытой кусочками ткани. Это всегда было проблемой. Люди многие годы говорили, что это сексизм. Теперь эту часть конкурса отменили, и люди говорят: чем плохи купальники? Допустим, женщина считает, что купальник — главный элемент её стиля, потому что она океанограф, такое ведь может быть. Но это будет её собственный выбор».

Ранее я написала подруге, Саре Сапора (Sarah Sapora), блогеру Instagram, которая сама себя описывает как «сторонницу здоровья и любви к себе». Сара обладательница пышных форм, она публикует свои фотографии в бикини и спортивных топах, рассказывая о своей жизни 160 тысячам подписчиков. Я спросила её, как эта новость отразится на движении за положительное отношение к телу. Ответ пришёл через двенадцать минут: «Моя цитата в статье — это, конечно, приятно, но, честно говоря, никакой связи с этим движением тут нет. Моё мнение такое». Я объяснила, что не пытаюсь написать восторженную статью, а пытаюсь понять, будут ли теперь в конкурсе участвовать женщины с разными фигурами — потому что если участницы останутся «такими же», то какая разница, будут они дефилировать в купальниках или нет?

«Вот именно, — ответила Сара. — По сути, движение за положительное отношение к телу — бодипозитив — это социально-экономическое явление, направленное на расширение прав и возможностей женщин и на то, чтобы женщин с нестандартными фигурами заметили и увидели… Если «Мисс Америка» действительно хочет стать инклюзивным конкурсом, то в сентябре хотелось бы увидеть на сцене женщин и маленького роста, и высокого, и полных, и худых, с разными цветами кожи, бывших мужчин, сменивших пол, и прочих «нестандартных» участниц».

Но этой осенью мы вряд ли такое увидим. Региональные конкурсы, победительницы которых попадут на национальный конкурс, уже идут — пока с дефиле в купальниках — так что в этом году особых перемен не будет. Когда ведущая передач Good Morning America Эми Робак (Amy Robach) спросила Карлсон, означает ли эта новость, что теперь на сцене появятся женщины с разными фигурами, Карлсон ответила уклончиво: «Мы хотим, быть открытыми, прозрачными, и чтобы на конкурс пришли женщины, которым раньше, возможно, было некофмортно в нём участвовать». Когда я попыталась добиться прямого ответа от Хоппер, будут ли принимать «нестандартных» участниц, она не стала вдаваться в детали, лишь повторила, что цель — расширить аудиторию: «Мы пытаемся сказать «мы не оцениваем физическую красоту», чтобы нас услышали те, кто говорит: «Я думаю, что недостаточно красива», — или что-то такое, или кто просто не хочет дефилировать перед людьми в купальнике и на каблуках. Теперь подождём и посмотрим, что из этого получится. Девушки посмотрят и скажут: «Вы не обманываете?» В следующие несколько месяцев нам надо это показать и потом надеяться, что аудитория действительно вырастет».

Дэвид Фредерик (David Frederick), доктор философии, преподаватель философии здоровья из Чепменского университета, изучающий проблемы образа тела, считает, что исход может быть любым: «Оптимистичный взгляд — фокус внимания немного изменится: из конкурса, где в приоритете красота и определённый тип фигуры, он превратится в конкурс, где в центре внимания будущее женщин, цель улучшить их жизнь и жизнь тех, с кем они соприкасаются. Циничный взгляд — по сути, конкурс останется конкурсом красоты, слегка изменится лишь диапазон фигур, которые допустят к участию».

Хотя немного непонятно, как конкурс, основанный на определённой идее и просуществовавший сто лет, обойдётся без неё, хочется верить в оптимистичный прогноз. «Люди хотят любить Мисс Америку, — говорит Хоппер. ― Правда хотят. Даже если им хочется ненавидеть сам конкурс, им нравится, что есть на кого равняться». Может, в будущем эта женщина будет больше похожа на них.

Источник https://www.allure.com/story/miss-america-bikini-ban-is-not-enough-amy-keller-laird
Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

 

Похожие статьи:

ИМТ — не показатель здоровья

Готовим к лету мозг, а не тело!

Макияж и бодипозитив

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *