Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Текст прямого эфира Валерия Филимонова «Один в поле воин: Когда пора обратиться за помощью?»

Почему так легко спутать очистительную анорексию и булимию? На что может влиять неверный диагноз? Как определить норму и отклонение и вовремя обратиться за помощью? Мы публикуем расшифровку прямого эфира Валерия Филимонова в рамках рубрики «Дежурный терапевт».

Перед тем, как отвечать на ваши вопросы, коротко раскрою тему нашего сегодняшнего эфира. Итак, когда и зачем нужна профессиональная помощь?

Диагностика

Прежде чем начать лечить  расстройство, нужно правильно его идентифицировать. Обратимся к изданию DSM V. Это диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. Отдельный раздел посвящен расстройствам пищевого поведения.

Наиболее известное из расстройств – нервная анорексия. Какие у нее симптомы? Первый – ограничение потребления энергии и значимо низкая масса тела. Масса тела менее 85 % от нормы. Второй критерий  — постоянный страх набора веса и связанное с ним поведение. Третий фактор – экстремальная озабоченность весом и фигурой, постоянный страх пред признанием факта низкого веса тела. Человек отрицает свою болезнь. Это еще одна причина, по которой нужно идти к психологу. Человек думает, что нужно похудеть еще и еще.

Анорексия бывает двух типов: ограничительная и очистительная. Ограничительный тип – снижение веса достигается голоданием и диетами, физическими нагрузками, но нет очистительного поведения. Очистительный тип диагностируют, если в течение последних трех месяцев были повторяющиеся эпизоды очистительного поведения, например, рвота.

Этот тип анорексии очень легко спутать с другим видом расстройства пищевого поведения – булимией. Булимия характеризуется повторяющимися эпизодами переедания.

Что подразумевается под перееданием? Человек в течение короткого времени (примерно 2 часа) съедает количество пищи, в два раза превышающее объем, который съедает обычно человек в схожих обстоятельствах за такой же промежуток времени.  Во время этого приступа происходит утрата контроля за приемом пищи.

Второй симптом нервной булимии – повторяющиеся эпизоды очищения для того, чтобы предотвратить набор веса. Например, вызывание рвоты, использование диуретиков, слабительных или чрезмерных физических нагрузок.

Для уверенной постановки диагноза «нервная булимия» эпизоды переедания и очищения должны повторяться раз в неделю на протяжении трех месяцев.

Булимию важно отличить от нервной анорексии, что очень сложно для не специалиста.

Третье очень распространенное расстройство – приступообразное переедание. Оно было добавлено в реестр только в последнее издание. Человек в течение короткого времени съедает значительное количество пищи, определенно большее, чем съедает другой человек в этой же ситуации. Возникает чувство утраты контроля над едой. Многие не помнят, как ели. Человек принимает пищу значительно быстрее, чем обычно. Употребление еды происходит до появления экстремального дискомфорта. Очень сильная тяжесть в животе, ощущение надутости.

Во время приступа человек совершенно не обращает внимания на чувство голода. Такого рода приступы происходят в одиночестве, потому что велико чувство стыда. После приступа человек испытывает очень сильное отвращение к себе, депрессию, стресс.

Если эпизоды переедания происходят хотя бы раз в неделю на протяжении трех месяцев, то тогда мы уверенно можем поставить диагноз «приступообразное переедание».

Так же важно отметить, что во время приступообразного переедания не происходит компенсаторного поведения (рвоты, чрезмерных физических нагрузок).

В DSM V есть категория «Неспецифические расстройства», куда попадает компульсивное переедание. Это когда человек ест часто, непрерывно, понемногу, но ярко выраженного приступа у него не бывает. Эти мини-приступы происходят каждый день, например, когда человек возвращается с работы.

Сюда же попадает орторексия – расстройство, похожее на анорексию, но в фокусе внимания у человека не ограничения приема пищи, а качество этой пищи. Внимание к качеству, составу, калорийности превращается в навязчивость.

Во всем этом сложно разобраться самостоятельно: симптомы заболеваний похожи, что может сбить с толку. А между тем от диагноза зависит правильное лечение!

Поддержка и мотивация

Почему еще нужно идти к психотерапевту? Он окажет поддержку и увеличит мотивацию к лечению. Человек может знать, что делать, но может не справиться самостоятельно. Научиться ездить на велосипеде легче, если кто-то покажет, поддержит на первых порах.

У каждого из нас есть «слепые пятна», когда мы сами про себя что-то не видим, не понимаем. Друзья и знакомые могут их видеть, но, к сожалению, она не всегда могут адекватным образом донести то, что они видят. Часто это превращается в критику, осуждение. Психолог может помочь, не осуждая, он умеет это делать.

Работа с психологом это и лечение отношениями. Почему это важно? Каждый из нас сталкивался в детстве с большим количеством психологических травм. Может оказаться так, что опыта каких-то отношений (принятия, доверия) у человека не было. Этот опыт неплохо бы «добрать», и это можно сделать с психологом. Опыт встанет в ваше сознание на необходимое место и улучшит качество жизни.

Самолечение

Самолечение таит в себе опасность. Например,  вы простудились, и вам кажется понятной эта болезнь, вы лечитесь и выздоравливаете. Но может оказаться, что вы чего-то не увидели, и болезнь сложнее, чем вы думали. В лучшем случае, вы не ухудшите ситуацию, а только потеряете время. В худшем – вы можете нанести себе вред.

Мы живем в такой ситуации, когда чувствуется всестороннее диетическое давление. Диета плюс голодание преподносятся как панацея. Это то, что «подруга» посоветует в первую очередь. То есть самолечение чаще всего оборачивается новой диетой.

Но именно диета при расстройствах пищевого поведения категорически противопоказана. Ограничение питания раскручивает любое из тех расстройств, о которых я говорил ранее.

Как определить норму и отклонение?

Нам в институте говорили: нет ничего в патологии, чего бы мы не обнаружили в норме.  У нормального, психически здорового человека могут происходить явления, отдаленно напоминающие галлюцинации, например, слуховые. Может что-то показаться, можно спутать звуки. Это то, что расцветает буйным цветом у человека, имеющего слуховые галлюцинации.

«Все – яд. Зависит только от дозы» — подсказала мне отличную формулировку Светлана Бронникова. Нервную булимию мы ставим в той ситуации, если происходит хотя бы один приступ в неделю в течение трех месяцев – описано в справочнике DSM.  То есть, прописан четкий критерий.

Но как понять это для себя, если  человек не знаком с критериями? Я бы предлагал опираться на чувство утраты контроля. Над очищением, над идеей еще большего похудения.

Второй момент – насколько это мешает вашей жизни. Например, булимия, которая вызывает очень много стыда, т.к. технически сложно претворять в жизнь очистительный приступ. Это сильно влияет на жизнь. Если вы понимаете, что то, что с вами происходит, становится наваждением, центром внимания, тогда это проблема. Если переедание происходит раз в год и не имеет систематического характера, тогда это норма.

Хочу провести еще одну медицинскую аналогию. Когда мне было тридцать лет, я пришел ко врачу и пожаловался на дискомфорт в руке, врач цинично ответил: «Ну, если после тридцати вы проснулись, а у вас ничего не болит, значит, вы умерли». Но также он сказал одну важную вещь:  «На боль нужно обращать внимание в двух случаях. Если это острая, резкая разовая боль или регулярно повторяющаяся, не проходящая». Я бы с этой меркой подходил и к расстройству пищевого поведения. Если происходит что-то очень сильное, болезненное — нужно идти к специалисту. Если есть что-то хроническое, мешающее вам жить, тоже нужно обратиться за помощью.

А теперь перейдем к вашим вопросам!

Помогите мне, пожалуйста! Хотя бы советом.
У меня достаточно большой опыт диет, о чем сейчас я жалею. Была фиксация на весе. Но несколько лет назад начался настоящий кошмар: питаюсь скудно и полезной пищей, но при этом могу покупать сладости килограммами и не есть их, а только жевать. То есть, пережевав, выплевываю. Я понимаю, насколько ужасно это все звучит, но у меня просто дикая зависимость. Особенно, когда стрессы. Перечитала много всего в Интернете, но подобного не нашла. Подскажите, пожалуйста, как это расстройство называется и что можно с этим делать?

Спасибо за вопрос. Есть расстройство пережевывания, которое тоже относится к расстройствам пищевого поведения, хоть и стоит особняком. Я подозреваю, что это то, что происходит с вами. Чтобы понять, нужно обратиться к специалисту. Также я могу посоветовать вам обратиться к специалисту, чтобы исключить анорексию, т.к. вы пишете что питаетесь «скудно и полезной пищей». Важно понять, какое из двух расстройств является ведущим, и исходить в лечении уже из этого.

У моей подруги дочь-подросток… Подруга очень переживает. Девочка полная, даже очень, хотя вроде бы со здоровьем все в порядке. Но психологических проблем в связи с внешним видом очень много, девочка закрылась, скандалы на ровном месте, перестала учиться. Как можно помочь, если диеты, по логике интуитивного питания — это путь в никуда?

Я хотел бы посоветовать вашей подруге и ее дочери обратиться к психологу, можно по отдельности, можно парой. Очень сложно через третьи руки давать рекомендации. В подростковом возрасте дети все взрослеют неравномерно. То, что кажется полнотой, может быть временным явлением. Девочки иногда очень быстро созревают.

Родителям можно рекомендовать следующее. Девочка имеет полное право на все те чувства, которые она испытывает, важно эти чувства принимать, какие бы они ни были. Родительская любовь должна быть безусловной.

Что касается питания, нужно дать ребенку возможность есть все, что он хочет. Чем скорее он получит такую возможность, тем раньше отрегулируется пищевое поведение. Желательно, чтобы была возможность выбирать разнообразную еду.

Недавно слушала эфир про еду и эмоции и терапевт Ольга Сушко сказала, что мне нужна проф помощь. Я с ней согласна. Хочу пройти диагностику у вас, но на групповые у меня нет столько средств. Возможно ли в моём случае самолечение? Я всегда очень сильно переедаю, наверное, лет 20 уже, с детства. Раньше я думала, что люблю поесть, но после ваших эфиров я поняла, что у меня компульсивное переедание. Я не могу расслабиться без еды. Мне нужно набить себя до верху. Мне нужно постоянно чувствовать наполненность в желудке, иначе я нервничаю и у меня дискомфорт внутри. Если идем гулять, мне обязательно нужно поесть хоть где и хоть что, желательно кофе и сладкое. Я не могу себе в этом отказать иначе психую. Для меня еда больше чем просто топливо для тела. Она для меня, наверное, все. Я только сейчас начала понимать, что вся моя жизнь крутится вокруг нее. Возможной причиной такого поведения вижу то, что мне не разрешалось выражаться никаких негативных эмоций. Я должна была быть только на позитиве и развлекать маму, т.к. у нее тяжелая жизнь. Негативные эмоции у меня под страхом смерти. То есть в те моменты, когда я хоть как-то пыталась отстоять право на эмоции, мне сразу говорили, что я мать в гроб вгоняю своим поведением. Возможно в моём случае самолечение или небольшая терапия?

Судя по описанию проблемы, могу сказать, что нужна терапия. Самолечением можно повысить навыки осознанности, чуть-чуть сгладить проблему, но глубинные причины самостоятельно разобрать невозможно. Вам показана группа, в крайнем случае – группа самоподдержки. Что можно делать, если нет денег? Если вы приходите на группу, вы уже экономите, потому что групповое занятие всегда дешевле, чем индивидуальное. Есть группы самопомощи, выбирая ее нужно быть осторожным. Главное чтобы их идеология не вредила. Еще вариант – можно найти недорогого терапевта. Но все равно это станет способом получить пользу и облегчить положение.

Я как то прочитала отзыв одной из ваших пациенток, если можно так сказать. Так вот она упомянула, что вы рекомендовали протокол МинниМауд для восстановления от ОРПП. Не могли бы вы более подробно рассказать как восстанавливаться по этому протоколу. Я нашла не так много информации, но она очень интересная. Про Миннесотский эксперимент мы читали и уже знаем, но вот именно интересует протокол Минни Мауд. Там ведь рекомендуется вообще на время восстановления исключить физ. нагрузки, минимальное кол-во калорий должно быть от 2500-3000 ккал, и даже возможен, так называемый Страшный голод, когда человек может потреблять 5 — тыс калорий в день и т,д. Не могли бы вы, как специалист более подробно разъяснить эту тему. Спасибо.

Судя по всему, вы уже очень хорошо знаете, что такое протокол Минни Мауд. Поищите больше информации в сети. Ее достаточно даже на русском языке. Второй момент. Я, как психолог, подтверждаю, что это отличный протокол, который хорошо работает при восстановлении от расстройств пищевого поведения ограничительного типа, в первую очередь, при анорексии. В нашем Центре есть программа, которая может сравниться по эффективности с протоколом Минни Мауд. Это программа «Долой диеты!», где мы учим тому, как питать себя регулярно, полноценно и разнообразно.

В возрасте девяти лет узнала, что я – толстая. Об этом мне сообщила мама, увидев меня после летних каникул у бабушки. С тех пор с каждым годом мой вес неуклонно растет. Пару раз с помощью диет и физических нагрузок мне удавалось немного похудеть, но вес возвращался. Так и живу с мыслью «надо худеть». Эмоциональное состояние все больше ухудшается, энергии нет совсем. Обращалась к психологу – узнала, что мне необходимо «взять на себя ответственность за свою жизнь и начать делать хоть что-то». Легче от осознания того, что я сама во всем виновата, мне не стало. Надежда на возможность изменить свою жизнь к лучшему исчезла. Собрав остатки своей решимость пошла на прием к психиатру, с готовностью пить любые препараты. Доктор сказал, что я здорова, а жизнь в режиме «поспать, поесть, поплакать» это «особенность моего характера». И со временем я смирилась. Я узнаю себя и свое поведение в описании бинджера. Понимаю, что страдаю от расстройства пищевого поведения, но как быть, если кроме болезненных отношений с едой у меня ничего нет? Я та самая лампочка, которая не готова меняться? Никакой другой жизни я не знаю. Никакое созерцание заката мне не заменит куска шоколадного торта. Если в моей голове появилась мысль «хочу мороженое», никакая техника паузы мне не поможет просто потому, что я даже не вспомню о ее существовании. Мой мозг отключится, и утреннее решение прислушиваться к себе и практиковать осознанное питание всплывет в памяти тогда, когда то самое мороженое уже будет съедено. Есть ли смысл обращаться к специалисту снова, если моя жизнь – это моя ответственность, но я не чувствую в себе сил что-то менять и не могу ответить на вопрос «зачем мне все это надо»?

Я благодарен вам за этот вопрос, потому что это очень типичная ситуация. В Центре есть группы эмоциональной регуляции методом диалектико-бихевиоральной терапии. В этих группах мы говорим о том, что некоторые люди изначально рождаются немного отличными от других. У них большая степень эмоциональной уязвимости. Если бы они попадали в окружение, которое их понимает и принимает, то все было бы нормально. Но, к сожалению, мы часто попадаем в окружение, которое нас инвалидирует. То есть, когда мама говорит, что вы толстая – это именно тот случай. Психолог вас дополнительно инвалидировал. Но в том, как обстоят ваши дела, нет вашей вины. Вы можете что-то исправить, для этого нужно желание. Но вина ваша отсутствует.

Но хочу вас ободрить. Во-первых, то, что вы рассказываете – дело поправимое. Тут многое можно изменить и улучшить. Бывает, что перед нами возникает огромная и неподъемная задача, которую мы не можем решить. Если эту задачу разбить на ряд маленьких, начать вырабатывать навыки, чтобы с ними справляться, то оказывается, что очень многое можно изменить.

Я бы рекомендовал вам специализированную группу ДБТ для бинджеров. Вам важно выработать для себя новые навыки, как обходиться с жизнью. Дело не в том, чтобы торт заменить созерцанием заката, а отвести торту его место. Когда у вас его никто не будет отнимать, его ценность несколько уменьшится.

Часто мне кажется, что мне нужно обратиться к психотерапии. У меня много незаживших проблем из детства, которые отражаются и в отношениях с ребенком, и в еде, и в других сферах. Но я не понимаю, в глубине души не верю, что другой человек сможет мне помочь. В духе «мысль изреченная есть ложь», словами я не могу рассказать, от чего мне больно. Если внутри такое предубеждение, возможно ли идти на психотерапию? Нужно ли?

Мне кажется, у вас уже довольно сильна мысль, что на терапию можно было бы пойти. Но вы пока сомневаетесь, нужно ли.  Идея, что «Мысль изреченная есть ложь» справедлива, наверное, в философском или художественном контексте. Но в бытовом разрезе речь – это то, что делает нас людьми, что помогает нам взаимодействовать друг с другом. Любое проговаривание проблем помогает, поэтому я бы все-таки советовал вам пойти на психотерапию.  Для начала начните прикладывать какие-то усилия, а терапевт вам поможет в этом, чтобы понять, какую боль вы хотите выразить словами. Интенсивность боли значительно уменьшается, когда удается подобрать для нее правильное слово.

У меня трое детей, и бюджет мы планируем очень серьезно, всегда с мужем. У меня не хватает даже духу заикнуться мужу о том, что мне может быть нужна помощь психотерапевта, потому что это очень ощутимая сумма по нашим меркам. Я сама себе не могу позволить такого внутренне, считаю это роскошью, хотя понимаю, что годами ничего не помогает выкарабкаться из депрессии. Посоветуйте, как начать разговор с мужем или хотя бы как поговорить об этом честно самой с собой. Как позволить себе вот эту заботу о себе?

Если искать варианты, то можно найти бесплатную помощь или групповые занятия, которые дешевле. Депрессия – это очень серьезное заболевание, и я бы рекомендовал обратиться к психиатру, чтобы понять, насколько серьезна глубина. Работа с психиатром не такая регулярная, как работа с психологом, поэтому в сумме она будет стоить меньше.

Посоветовать, как начать разговор с мужем, я, к сожалению, не могу, поскольку не знаю специфики ваших взаимоотношений. В идеале, конечно, нужно быть искренними друг с другом, и тогда возможно разговаривать и о таких важных вещах.

Что вы можете сделать самостоятельно? Депрессия меняется, она непостоянна. Мы можем влиять на нее. Я бы на вашем месте попробовал составить тех вещей в жизни, которые улучшают ваше состояние. Когда вы можете выбраться с очень сильного уровня депрессии на переносимый. Старайтесь использовать эти находки. Это могут быть прогулки, игры с детьми. Набор этих маленьких «фишечек» нужно использовать, когда вы почувствуете, что накатывает, и не давать себя скатиться в депрессию. Этот метод называется «Контроль симптомов».

У меня вопрос по теме эфира. Когда я сама лично обратилась к терапевту за помощью и мои друзья узнали об этом, многие спрашивали — зачем тебе это? Ты же сама умница и справишься со всеми проблемами! Вон сколько раз вытаскивала за волосы сама себя, как Барон Мюнхгаузен, из таких моральных передряг, что многим и не снилось… А тут — какой-то посторонний человек. Чем он тебе поможет? Я потратила кучу времени на объяснения — зачем мне терапия. Так вот вопрос — как вы считаете, зачем человеку идти в терапию? И вторая часть вопроса, не менее важная лично для меня — что эффективнее — работа в группе или индивидуальная? Спасибо.

Мне кажется, весь сегодняшний эфир – это ответ на первую часть вопроса. С другой стороны, я хотел бы подчеркнуть, что Барон Мюнхгаузен – известный обманщик. И если он говорил о том, что ему удавалось вытаскивать себя за волосы из болота, совершенно необязательно, что это в реальности происходило.  Да, мы можем помочь себе. Но чтобы перевернуть землю, нам нужна точка опоры. Психотерапевт может быть этой точкой опоры.

Похожие статьи:

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *