У вас нет цели «не съесть это пирожное прямо сейчас», у вас есть цель научиться управлять собой в состоянии тревоги

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Это не лень — это страх: о бессилии и перфекционизме

«Вы берётесь за проект с твёрдым намерением сделать его идеально. К работе вы не приступаете, пока не будете уверены, что можете её сделать «как следует», и кончается тем, что вы вообще ничего не делаете. Вы «отморозились», застряли, вы не способны работать. Вас сковывает страх, что у вас не получится то, на что вы замахнулись»… Дженни Беррет, журналист и редактор издания Ravishly, делится своим опытом перфекционизма и прокрастинации.

Перфекционизм и связанные с ним тяжелые чувства бессилия, вины, страха, которые так ярко описывает автор этой статьи, знакомы многим, прошедшим путь диет и ограничений. Именно это стремление к вечно недостижимому идеалу порой становится спусковым крючком для нарушений в питании, чрезмерных физических нагрузок и вечного недовольства собой. И именно с этим запросом к нам приходят клиенты на занятия по эмоциональной регуляции методом ДБТ. Надеемся, что этот текст поможет вам начать разбираться с проблемой или хотя бы просто… помыть посуду (прим. ред.).

Я писала эту статью три недели — мысленно. Стоило мне сесть за компьютер и начать печатать, слова куда-то пропадали. Я часами сидела перед монитором, смотрела на мигающий курсор и пыталась выжать из себя «хороший» текст. Ничего не выходило.

Я так и не успела ничего написать, завалила дедлайн и ругала себя за лень, непродуктивность и непрофессионализм. Сейчас я это печатаю (в надежде всё же опубликовать во вторник) и понимаю, что сорвала все сроки.

Я ощущаю бессилие, пытаясь писать о чувстве бессилия.

Мне оно хорошо знакомо, думаю, вам тоже. Уверена, с вами такое было: вы берётесь за проект с твёрдым намерением сделать его идеально. К работе вы не приступаете, пока не будете уверены, что можете её сделать «как следует», и кончается тем, что вы вообще ничего не делаете. Вы «отморозились», застряли, вы не способны работать. Вас сковывает страх, что у вас не получится то, на что вы замахнулись. Естественно, из-за страха это и правда становится невозможным.

И дальше всё идёт по кругу: перфекционизм, прокрастинация, бессилие.

Когда я в форме, я организованная и отличный работник. Я обожаю трудные, важные задачи, стремлюсь добиться большего и никогда не останавливаюсь на достигнутом. Я продуктивна и полна идей. Я не боюсь ответственности, я действую. У меня убрано дома, за неделю я успеваю прочитать хотя бы одну новую книгу.

Но если я не в форме, я чувствую себя разбитой и как будто не в себе. Я гораздо дольше думаю, как мечтаю что-то сделать, чем, собственно, делаю. Я сомневаюсь во всех своих действиях и мыслях. В квартире нарастает беспорядок, хоть я и знаю, что мне для счастья необходима чистота. У меня опускаются руки — растёт гора посуды в раковине, множится грязное бельё.

Я всё сильнее ухожу в себя.

Я днями напролёт лежу, уставившись в потолок, и думаю о том, сколько всего могла бы сделать, но не могу, потому что знаю, что сделаю плохо. Я убиваю часы на внутренние монологи, которые сводятся к злобе на себя, к тому, что нужно всё делать либо хорошо, либо никак. Я не читаю — на меня давит безжалостное знание, что всех книг не прочитаешь.

Я многие годы считала, что это из-за лени. Мне казалось, что если работать чуть упорнее, стараться чуть больше, я смогла бы сделать всё, что собираюсь. Раз у меня не получается, мне просто не хватает силы воли. Всё потому, что я плохой человек, ну, или у меня плохо получается быть человеком.

Я приказывала себе взять себя в руки; я заставляла себя делать всё так, чтобы доказать: я стою большего, чем мне кажется. Естественно, вскоре я ломалась, и для меня это было доказательством никчёмности.

«Наша песня хороша, начинай сначала». Это порочный круг: всё повторяется снова и снова,  со страшной скоростью, и в то же время ничего не меняется.  Эти чувства — самый веский аргумент против перфекционизма. Если гонишься за идеалом, варианта только два: делать всё правильно с первого раза или не делать вообще.  В реальности остаётся один вариант, ведь в 9 случаях из 10 людям не удаётся сразу всё сделать как следует. Взять хоть историю Франции,  мультфильм «Тачки 2», Роберта Дауни младшего.

Перед выпускным классом я записалась на программу писательского мастерства в летнюю школу при Калифорнийском университете. Занятия шли месяц, для меня они стали настоящим испытанием. Каждый день я просыпалась в ужасе: мне было страшно, что я плохо сделала домашнее задание. Мне становилось всё хуже и хуже. В конце концов, я явилась на занятие (оно было посвящено написанию мемуаров) и со слезами сказала учителю, что не могу сдать домашнюю работу, потому что текст получился ужасным. Учитель попросил принести его на индивидуальное занятие и обсудить. Следующие пять часов я промучилась, представляя, как он будет читать мой текст. Это было невыносимо.

Итак, я пришла на занятие, мы сели, и учитель стал молча читать мою работу. Потом он закончил, посмотрел на меня, на потолок и обратно на мою работу. «Не знаю, что тебе не нравится, — сказал он, листая страницы. — По-моему, идея очень интересная».

Я пыталась подобрать нужные слова: «Ну… Получилось не так, как я хотела. Я старалась написать так, как оно звучало у меня в голове, но не вышло».

«Я думаю, проблема тут не в тексте — проблема в тебе. Ты хочешь получить на выходе нужный результат без уважения к самому процессу. Мне не нужно от тебя идеального текста, и тебе тоже не надо его от себя требовать. Просто сделай. Напиши статью. Потом ещё раз напиши, и ёще раз — столько, сколько нужно».

Я часто думаю о том разговоре. Благодаря ему я теперь веду свою колонку. И мне до сих пор есть чему из него поучиться. Прошло четыре года, и я всё ещё застреваю на пустых страницах и неудачных черновиках, боюсь двигаться дальше, боюсь написать текст, за который мне будет стыдно. Но если я не решусь, я никогда ничего не напишу. Хорош мой текст или плох — будет не важно, потому что самого текста просто не будет.

Не каждой из нас везёт родиться готовыми профессионалами с блестящей карьерой, домом и друзьями, подобно Афине из головы Зевса. Мы приходим в этот мир странными и неуклюжими, нам нужен целый год, чтобы хотя бы научиться ходить, не говоря уже о том, чтобы писать сочинения или держать дом в чистоте. Без ошибок не будет развития ни личности, ни всего человечества. Так почему же я отказываю себе в праве на ошибки? Как вырваться из порочного круга, если у меня нет сил действовать?

Но ведь это неправда, не так ли? Дело не в том, что у меня нет сил. Дело в том, что я трачу всё время и силы на эти переживания, и поэтому мне не удаётся ничего сделать.

Факт: перфекционизм, даже (и особенно) если он не даёт вам работать много, сам по себе требует невероятного труда. Мне в десять раз труднее мысленно написать статью, чем просто сесть и сделать это. Силы воли, которая тратится на то, чтобы не мыть посуду, а смотреть на неё и страдать, что сказала бы мама, если б увидела этот бардак, хватило бы на то, чтобы перемыть все тарелки в ресторане. Зачем мне тратить время на мысли о книгах, которые я не успею прочесть, когда можно просто сесть и почитать?

Перфекционизм изматывает. Он крадёт время, энергию, радость, жизнь.

Осознать это — половина дела. Дальше будет много ошибок, промахов, неудачных черновиков.

Единственный совет, который мне помог: «Сделай работу. Напиши статью. Помой посуду. Идеально не будет, но это не значит, что будет плохо».

Жизнь намного лучше, когда ты разрешаешь себе  жить.

Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Похожие статьи:
Болезнь под названием «идеальность»

Синдром избыточных тренировок и расстройства пищевого поведения

Фитнес-школы: о чем вам не расскажет реклама

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *