Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Пищевые нарушения у мужчин: статистика, биология и психология

Принято считать, что расстройствами пищевого поведения (РПП) болеют, в основном, женщины. Так ли это? Действительно, женщины чаще обращаются за помощью. Однако, по данным зарубежных авторов и исследований, в 2007 году в США среди мужчин с РПП около 25% страдали нервной анорексией и нервной булимией, не говоря о других расстройствах. По России общей статистики пока нет, и мы можем только догадываться, какое количество мужчин имеют проблемы в отношениях с едой и при этом не догадываются об этом или не идут к специалистам.
Артур Абраменков предлагает к изучению исследовательский обзор заболеваний РПП у мужчин, опираясь на данные по заболеваниям нервной анорексией и нервной булимией.

1. Какими данными мы располагаем?

Систематическое изучение феномена нервной анорексии началось в последней трети 20-го века. Хотя расстройство было описано в науке еще в 19 веке, в течение следующих 100 лет оно подвергалось поверхностному анализу, который состоял из частичного описания отдельных клинических случаев [4]. В самом начале 19 века нервную анорексию относили либо к патологии невротической природы, берущей начало во внутренних конфликтах пациентов, либо к шизофрении, если речь шла об особо грубых формах. Позднее анорексией заинтересовались специалисты смежных областей: эндокринологии и гастроэнтерологии, где нервная анорексия рассматривалась как «рудиментарная» форма болезни Симмондса. С 40-х годов расстройство стало вновь расцениваться как психическое, и в 1952 году в первой версии американского диагностического руководства по психическим расстройствам DSM нервная анорексия стала определяться как расстройство пищевого поведения.

В настоящее время заметен закономерный интерес научного сообщества к расстройствам пищевого поведения ограничительного типа в связи с изменением эпидемиологической и патоморфологической картин этих расстройств. Хотя единые эпидемиологические данные отсутствуют, многие исследования подтверждают, что нервной анорексией страдают примерно 1% женщин и 0,1-0,3% мужчин [14]. Вместе с этим, отечественные психиатры М.А. Цивилько и А.Е. Брюхин описывают изменение клинических признаков РПП в виде более раннего начала заболевания, увеличения булимической симптоматики, возрастания частоты заболеваемости нервной анорексии у мужчин. По данным некоторых исследователей, нервная анорексия у мужчин и женщин, имея ранее соотношение 1:10, приобрела в последнее десятилетие соотношение 1:9 [5].

Тенденция к увеличению количества больных расстройствами пищевого поведения вызывает рост исследований в этой области. К настоящему моменту описаны множество кейсов, собран большой массив данных, однако большинство из них касаются исключительно женщин. С одной стороны, такой гендерный дисбаланс справедливо соответствует эпидемиологическим данным по соотношению заболевания между полами, с другой стороны, мы понимаем, что РПП среди мужчин наименее всего изучены.

Кроме того, пищевые расстройства среди мужчин имеют более серьезные социальные последствия: они общественно не одобряются, больные чаще стигматизируются и подвергаются травле, в то время как нервная анорексия и нервная булимия среди женщин более ожидаема, чаще принимается обществом как заболевание, соответствующее их полу [9, 11].

В настоящее время синдромы нервной анорексии и нервной булимии признаются также мужскими, и научное сообщество все чаще реагирует на подобные случаи в клинической практике, обозначая неуклонный рост не только синдромов нервной анорексии и нервной булимии, но и других расстройств пищевого поведения среди мужчин [4].

Принято считать, что нервная анорексия среди мужчин встречается примерно в 9-10 раз реже, чем у женщин, нервная булимия – в 8-9 раз. Как полагают некоторые ученые, на самом деле эта цифра сильно занижена, поскольку существует рад социальных и психологических причин, по которым мужчины редко обращаются за помощью или не обращаются вообще, а также существуют определенные диагностические трудности, препятствующие верному установлению диагноза [11]. Как отмечает ряд зарубежных авторов, в 2007 году среди мужчин с РПП 25% страдали нервной анорексией и нервной булимией, в 2008 году Национальный Институт Психического Здоровья США объявил, что примерно 1 млн. мужчин борется с расстройствами пищевого поведения [13].

Клиника нервной анорексии и нервной булимии у мужчин фрагментарно описана в работах некоторых ученых-психиатров. Данные по этой теме весьма противоречивы: одни исследователи убеждены в том, что нервная анорексия у мужчин и женщин проходит совершенно одинаково за исключением снижения мужской потенции и сексуальной активности, которую они отождествляют с аменореей у женщин, другие авторы считают, что нервная анорексия у мужчин значительно отличается от женского варианта [4].

Поскольку на сегодняшний день работ, посвященных теме синдромов нервной анорексии и нервной булимии у мужчин, довольно мало, единый окончательный вывод относительно клиники сделать невозможно.

Существующие отечественные исследования свидетельствуют, что нервная анорексия у мужчин чаще встречается в рамках шизофренического процесса, о чем пишут отечественные ученые, что позволяет задуматься о природе данной патологии у мужчин и отделить ее от женского варианта, однако в последнее время стало возможным говорить о нервной анорексии не только как о синдроме, формирующемся в рамках других расстройств, в том числе, пограничного круга (тревожно-фобические, расстройства личности, конверсионные нарушения), но и как о самостоятельном заболевании психогенного генеза у мужчин [3].

В одном крупном исследовании, проведенном в США (Daniel J. Carlat et al, 1997), рассматривались 135 случаев расстройств пищевого поведения у мужчин, из которых 62 болели нервной булимией, 30 – нервной анорексией, остальные 43 – другие РПП. Было выявлено, что 54% всех больных имели сопутствующее депрессивное расстройство, 37% пациентов имели наркотическую зависимость и 26% — расстройство личности. Многие пациенты имели семейную историю аффективных расстройств (29%) и алкоголизма (37%). Особо важным фактом также являлось то, что 42% больных нервной булимией имели негетеросексуальную ориентацию, а 58% больных с нервной анорексией идентифицировали себя как асексуалы [8]. По-видимому, сексуальная ориентация и гендерная идентичность, по данным исследования, – это специфический фактор для мужчин, страдающих этими синдромами.

Еще одно исследование (Piran et al, 1988) сравнивало 2 группы мужчин: с нервной анорексией и нервной булимией. При этом, обе группы пациентов имели сопутствующие расстройства личности. Было выявлено, что пациенты с нервной булимией имеют тенденциозно такие расстройства личности, которые по DSM можно отнести к кластеру Б (антисоциальное, пограничное и гистрионное), в то время как у группы пациентов с нервной анорексией преобладал кластер С (избегающее, зависимое, обсессивно-компульсивное) [7].

2. Биология или психология?

Закономерный вопрос, который встает перед исследователями, заключается в том, какие факторы влияют на то, почему мужчины значительно реже страдают расстройствами пищевого поведения, в частности, нервной анорексией и булимией. Исследователь в области нарушений пищевого поведения у мужчин Andersen E.A выделяет 4 биологические причины того, почему это так:

  • Реакция на L-триптофан — аминокислоту, необходимую для синтеза серотонина и мелатонина – у мужчин и женщин заметно отличается. Известно, что серотонин играет важную роль в ощущениях голода и сытости.
  • Наличие более высокого уровня тестостерона по отношению к эстрогену свидетельствует о том, что мышечная масса превалирует над жировой тканью.
  • Мужчины имеют меньший процент жира, чем женщины. Известно, что жировая ткань играет важную роль в метаболизме.
  • У мужчин выработка половых гормонов гипоталамуса уже с ранних стадий внутриутробного развития носит стабильный и ровный, а не цикличный, импульсный характер (то есть вырабатывается постоянно, без скачков).

Признав наличие этих четырех биологических различий между мужчинами и женщинами, делается вывод, что они, вероятно, несущественны с точки зрения развития расстройств пищевого поведения. Имеющиеся доказательства говорят в большой степени в пользу психологических и социальных, а не биологических причин различия в распространённости расстройств пищевого поведения у мужчин. Однако, несомненно, важны и биологические механизмы течения. [7].

3. Телесный аспект гендерной идентичности и специфические факторы риска развития синдромов нервной анорексии и нервной булимии у мужчин

Возникновение нервной анорексии и нервной булимии у мужчин не является новым явлением, которое следует из эволюции общества и культуры. Известно, что в средние века описывались случаи заболевания у мужчин, которые по клинической картине напоминают нервную анорексию [10]. Вероятно, такие случаи происходили и раньше, однако просто не фиксировались по различным причинам. Сейчас абсолютное большинство исследователей отмечают стремительно возрастающую динамику таких расстройств у мужчин и гипотетически связывают ее с рядом социальных и следующих за ними психологических изменений. Под социальным в контексте тематики нервной анорексии и нервной булимии у мужчин многие исследователи обычно понимают влияние некоторых видов феминизма и других гендерных течений, которые определенным образом поменяли гендерный порядок в обществе. Многое из того, что ранее традиционно считалось женским теперь распространяется и на мужчин — возрастание озабоченности внешним видом, диеты, уязвимость к замечаниям и оценкам своего тела, одежды и пр. [2]. Это может иметь значение не только с точки зрения распространения расстройств пищевого поведения на мужскую часть населения, но и на видимость уже имеющихся расстройств.

К последствиям подобных влияний относят повышение значимости мужской внешности в обществе. Отечественный автор А.Е. Брюхин отмечает, что «опросы, проведенные в США, показывают, что в наши дни мужчины-американцы значительно чаще выражают недовольство своим телом, чем 25 лет назад, хотя по данному показателю мужчины значительно отстают от женщин [1, стр. 59].

Не менее важным фактором выступает и то, что некоторые профессиональные области оказываются связаны с развитием расстройств пищевого поведения у мужчин. Спортсмены, танцоры и мужчины-модели образуют группу риска. В особенности спорт и физическая культура оказываются специфичными для мужчин областями при рассмотрении вопроса развития расстройств пищевого поведения. Это объясняется, прежде всего, особым гендерным порядком в обществе, при котором спорт и физические нагрузки «показаны» мужчинам, так как развивают именно те качества, которые в обществе обозначаются как «мужские», а также исправляют «дефекты» тела и фигуры, стремительно приближая реальное к идеальному [1, 13]. Спортивное «исправление» происходит с целью свести жировую ткань к минимуму, вплоть до критического уровня, и набрать сухую мышечную массу, пребывая на белковых диетах. Такое нарушение пищевого поведения получило специфическое название «anorexia athletica» (атлетическая анорексия). Другие названия этого расстройства: бигорексия и мускульная (мышечная) дисморфия.

Вопрос телесного аспекта гендерной идентичности у мужчин привлекает внимание многих исследователей. Гендерологи подчеркивают, что мужчины, имеющие искаженное восприятие собственного тела, склонны также искажать гендерные образы. Например, было выявлено несколько характерных тенденций: мужчины, имеющие искаженное восприятие собственного тела, имели завышенные показатели маскулинности и феминности; в ситуациях общения на первый план выносились феминные качества [6]. В других исследованиях было выявлено, что такие мужчины склонны вести себя по трем разным сценариям поведения: чрезмерно наблюдать за своим телом (смотреться в зеркало, постоянно взвешиваться), избегать собственное тело (сознательно не смотреться в зеркало даже при необходимости, предпочитать ничего не знать о собственном весе, несмотря на желание), прятать собственное тело от других (носить одежду определенного размера – большего или меньшего, в общественных местах стараться не привлекать к себе внимание или даже прятаться) [12].

Гендерная идентичность большинства больных нервной анорексией и нервной булимией мужчин имеет ряд специфических особенностей. Исследования показывают, что большой процент больных имеют нецисгендерную идентичность (физиологический пол не полностью соответствует психологическому). Ряд исследователей также описывают, что многие мужчины с синдромами нервной анорексии и нервной булимии имеют транссексуальную идентичность. Интересно, что среди женщин такой процент значительно меньше, что позволяет выделить гендерную идентичность у мужчин как фактор риска.[10, 13].

Другой из главных отличительных особенностей мужчин с нервной анорексией и нервной булимией является нетипичная сексуальность. Условно можно выделить 3 параметра, которые значительно коррелируют с синдромами: сексуальная ориентация, наличие эпизодов сексуального насилия, особенности сексуальных отношений.

Сексуальное насилие, как показывают некоторые исследования, встречается у 30% мужчин с нервной анорексией и нервной булимией. Следует оговорить, что этот показатель, по мнению многих авторов, сильно занижен, поскольку многие мужчины испытывают стыд и страх в отношении этих эпизодов своей жизни, и нередко скрывают не только от следственных органов и врачей, но и от близких [13].

Как было описано ранее, сексуальная ориентация высоко коррелирует с синдромами нервной анорексии и нервной булимии у мужчин. Многочисленные исследования показывают, что значимая часть больных имеет либо гомосексуальную, либо бисексуальную ориентацию. В ряде случаев пациенты заявляли о своей асексуальности. Также ряд исследователей описывают случаи неприятия собственной сексуальной ориентации среди мужчин с синдромами нервной анорексии и нервной булимии, однако таких случаев было немного. Важно также отметить, что некоторые сексологи принципиально не отождествляет гендерную и сексуальную идентичности, поскольку не все пациенты с гендерными особенностями также имели негетеросексуальную ориентацию [10].

В семьях больных в большинстве случаях сексуальность считается табуированной. По данным некоторых психологов, практически все пациенты предпринимали попытки подавить свое сексуальное влечение. Многие гетеросексуальные пациенты отмечали, что почти не имели контактов с противоположным полом или же они оценивали их как негативный опыт. Таким образом, по данным проведенного исследования можно сделать вывод, что мужчины, страдающие синдромами нервной анорексии и нервной булимии в большинстве, испытывают сложности в установлении сексуальных контактов и интимных отношений [10].

По результатам одного проведенного исследования семейных отношений больных синдромами нервной анорексии и нервной булимии (Fichter M. M., Daser C., 1987) была выявлена тенденция, что больные склонны считать себя более похожими на мать, а те характеристики, которые, как они считают, были переняты у отца, оценивают негативно. Важно также оговорить, что у девяти из 29 респондентов (31%) отец отсутствовал в семье из-за развода, разлуки или смерти; в двух из этих случаев пациенты никогда не встречали своего отца [10].

Таким образом, можно выделить ряд качеств, которые гипотетически выступают как специфические факторы риска развития синдромов нервной анорексии и нервной булимии у мужчин, и наиболее уязвимые группы, в отношении которых синдромы представляют повышенную угрозу возникновения.

К группам риска могут быть отнесены:

  • Молодые люди в возрасте от 15 до 25 лет. Известно, что синдромы нервной анорексии и нервной булимии чаще всего попадают на подростковый и юношеский период у мужчин, в то время как у женщин это промежуток от 11 до 19 лет. Важно оговорить, что социально-психологический смысл пубертатного периода для девушек и молодых людей различается: чем ранее девушка входит в пубертатный период, тем ниже ее социальный статус среди сверстников; в отношении молодых людей, наоборот, выше.
  • Профессиональные модели, танцоры и спортсмены. Как было описано выше, эти профессии требуют повышенного внимания к собственному телу и питанию.
  • Негетеросексуальные мужчины: гомосексуалы, бисексуалы, асексуалы и другие. Поскольку значимое число исследований фиксирует от 30 до 50% негетеросексуалов в выборке, целесообразно выделить негетеросексуальность как фактор риска. Однако важно отметить, что психологическая логика взаимосвязи сексуальной ориентации и синдромов остается неясна.
  • Нецисгендерные мужчины (в том числе, трансгендеры и транссексуалы MtF). Предположительно фактор связан со стремлением мужчин следовать гендеру, предписанному противоположному полу.

В заключение стоит отметить, что нервная анорексия и нервная булимия у мужчин – важная и в то же время специфическая тема, которая практически не освещена в отечественном научном пространстве, и очень мало изучена в зарубежном. Все исследования, которые проводились на эту тему, во многом построены на изучении малых и нерепрезентативных выборок, которые не позволяют распространять выводы на генеральную совокупность. Основной трудностью в проведении исследований также выступает и то, что на данный момент неясно, каким образом увеличить число респондентов, поскольку далеко не все больные имеют официальный диагноз нервная анорексия или нервная булимия, а многие по различным социально-психологическим причинам вовсе скрывают его.

Список литературы:
1. Брюхин А.Е., Ушкалова А.В. Атипичная нервная анорексия у мужчин // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 2007. — № 7. — С. 59-61.
2. Горчакова Н.М. Образ тела при нервной анорексии // Портал психологических изданий PsyJournals.ru. – 2011. 8 с.
3. Зеленкова М.А., Николаева Н.О. Влияние гендера на особенности пищевого поведения у девушек // Психологическая наука и образование. 2012. №5. С.12–18.
4. Коркина М.В. Нервная анорексия / М.В. Коркина, М.А. Цивилько, В.В. Марилов. – М.: Медицина, 1986. – 176 с.
5. Об особенностях нервной анорексии у мужчин / А.Е. Брюхин, М.С. Артемьева, М.А. Карева, М.В. Коркина, М.А. Цивилько // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 2001. — № 1. — С. 40-42.
6. Харланова М.М., Дворяничков Н.В. Особенности формирования телесного аспекта гендерной идентичности у мужчин // Электронный журнал «психология и право». – 2015. Том 5, №3. Стр. 98-105.
7. Andersen E.A. Eating disorders in males: Critical Questions // Eating Disorders: A Reference Sourcebook. – 1999. P. 73-79.
8. Carlat Daniel J., M.D., Camargo Carlos A., Jr., M.D., Dr.P.H., and Herzog David B., M.D. Eating Disorders in Males: A Report on 135 Patients // Am J Psychiatry 154:8. – 1997. – P. 1127 – 1132.
9. Eating Disorders In Males // National centre for eating disorders. URL: http://eating-disorders.org.uk/information/eating-disorders-in-males/ (Дата обращения 05.05.2016).
10. Fichter M. M., Daser C. Symptomatology, psychosexual development and gender identity in 42 anorexic males // Psychological Medicine. — 1987. — № 17. P. 409-418.
11. Males & Eating Disorders: Breaking Through Stigma and Stereotypes [Электронный ресурс] URL: http://eatingdisorder.org/eating-disorder-information/males-eating-disorders/ (Дата обращения: 05.06.2016).
12. Mitchison D., Mond J. Epidemiology of eating disorders, eating disordered behaviour, and body image disturbance in males: a narrative review // Journal of Eating Disorders. – 2015. P. 3 – 20.
13. Strother E., Lemberg R., Turberville D., Chariese Stanford S. Eating Disorders in Men: Underdiagnosed, Undertreated, and Misunderstood // Eating Disorders. – 2012. — №20. P. 346–355.
14. Agras W.S The Oxford Handbook of Eating Disorders // Oxford Library of Psychology. Oxford University Press Inc.: New York, 2010, 520 p.

Похожие статьи:

ИМТ — не показатель здоровья

Влияние генов на РПП и депрессию

Анорексия: из нее нельзя вырасти

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *