Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

РО-ДБТ: Контроль с большой буквы «К»

РО-ДБТ — это направление, которое особенно много может дать людям с нервной анорексией, людям с ограничительным пищевым поведением, людям, которым сложно отказаться от тех ограничений в питании, к которым они привыкли, сложно отказаться от ужаса перед едой и от страха поправиться.

Также эта терапия показана людям, для которых контроль — это слово с большой буквы К, которые слишком завязли в контроле, которые хорошо справляются с четким планом своей жизни, но при этом чувствуют опустошение, страх ошибки, страх сделать что-то не так, страх провала — им очень нужна радикально открытая ДБТ, и мы теперь включили ее в наши протоколы работы.

Дежурный терапевт Светлана Бронникова рассказывает подробнее об этом направлении терапии.

В наших эфирах я и мои коллеги рассказываем вам о новых программах, которые мы предлагаем в этом году. Почему мы постоянно внедряем новые продукты? На самом деле мы не делаем ничего особенного. Это та модель, по которой работают все современные и наиболее продвинутые психотерапевтические центры, работающие с расстройствами пищевого поведения в мире. Дело в том, что постоянно появляются новые модели терапии, постоянно проводится огромное количество новых исследований. Некоторые из этих моделей терапии становятся доказательными, то есть их эффективность подтверждена большим количеством исследований. Именно эти модели мы среди других наших западных коллег усваиваем, внедряем и предлагаем нашим пациентам. Современная терапия расстройств пищевого поведения – это терапия мультидисциплинарная. Сегодня в мире остается все меньше и меньше центров, которые работали бы только с одним методом. Поэтому когда вы обращаетесь в центры психотерапии расстройств пищевого поведения, интересуйтесь, какие методы вам предлагают и предлагают ли там мультидисциплинарную команду специалистов.

Сегодня мой рассказ посвящен совершенно новому и для западных специалистов, и для нас методу – Радикально Открытой диалектико-бихевиоральной терапии. Несколько лет назад наш Центр стал первой российской командой, которая прошла обучение ДБТ и внедрила ДБТ в работу с расстройствами пищевого поведения. Мы прошли это обучение, прошли сертификацию и через короткое время предложили нашим пациентам группы ДБТ для симптомов в первую очередь нервной булимии и приступообразного переедания. Действительно, ДБТ показывает необыкновенно яркую, интересную эффективность в отношении симптомов переедания и симптомов очищения, которые встречаются при нервной булимии и приступообразном переедании. ДБТ является одним из основных методов, которым мы работаем в нашем Центре и будем продолжать работать и впредь.

Совсем недавно, всего несколько месяцев назад, вышло руководство по новому методу терапии – Радикально Открытой диалектико-бихевиоральной терапии. Сейчас есть очень много полемики о том, чем же этот вид терапии отличается от диалектико-бихевиоральной терапии. И сегодня я об этом немного расскажу. ДБТ и РО-ДБТ (таким образом сокращают радикально открытую диалектико-бихевиоральную терапию) опираются на одну и ту же теорию. Это так называемая биосоциальная теория. Эта теория опирается на то, что абсолютно у всех людей есть генетически обусловленные, врожденные особенности темперамента. То, как мы регулируем наши эмоции, и то, как мы воспринимаем мир вокруг, обусловлено теми генетическими особенностями, с которыми мы родились, и изменить которые усилиями собственной воли не только трудно, на зачастую и невозможно. Но у биосоциальной теории есть еще один кусочек – про социальное окружение. Окружение, которое сталкивается с этими биологическими особенностями, чаще всего не знает, что с ними делать, потому что у него, у окружения, таких особенностей нет. И если рождается ребенок, которого мы называем гиперчувствительным к эмоциям, а это значит, что эмоции возникают у него очень легко, очень быстро, в ответ на малозначимые события, и длительность этих эмоций очень большая, более длительная, чем в среднем, то окружение – родители, близкие – реагируют на это негативно. Реагируют оценочно. Они говорят: «Ну что ты расстраиваешься из-за такой ерунды, перестань, пожалуйста, рыдать». У большинства из нас есть похожий опыт, потому что многие из нас – высокочувствительные люди. Таким образом, формируется будущий пациент для диалектико-бихевиоральной терапии. Это человек со сниженным уровнем контроля, потому что он родился чрезвычайно откликаемым, чрезвычайно чувствительным. Он понимает, что с его эмоциями что-то не так, он понимает, что они отличаются от эмоций других людей, и поэтому он пытается их регулировать тем способом, который ему доступен. Очень часто это еда, переедание, вызывание рвоты, нередко это психоактивные вещества, алкоголь или что-то другое.

Сегодня мы видим, что количество людей, у которых снижен контроль по отношению к эмоциям, по отношению к способности регулировать свои эмоции, очень велико. И эти люди очень склонны развивать такие расстройства, как химические зависимости, РПП, часто эти люди имеют высокий суицидальный риск. Часто эти люди, особенно подростки, повреждают себя, режут себя для того, чтобы испытать физическую боль, которая отвлечет их от боли душевной. Марша Линехан, создатель диалектико-бихевиоральной терапии, сказала однажды, что для суицидального пациента попытка суицида – это способ остаться в живых. Потому что только через попытку суицида он может справиться с той колоссальной душевной болью, которую он переживает, и продолжить жить.

Люди со сниженным контролем, для которых придумана диалектико-бихевиоральная терапия, это не единственная группа людей, которая испытывает большие трудности, в том числе и с питанием. Есть другая, совсем непохожая на них группа. И по отношению к этой группе буквально до сегодняшнего дня не было методов, которые бы гарантированно могли работать с этими их особенностями. Эти особенности – это склонность к очень высокому уровню контроля над своей жизнью. С раннего возраста это невероятно благополучные дети, дети, которые всегда вовремя встают, никогда не пропускают школу, стараются не болеть, прекрасно учатся, успевают и в школу, и в музыкальную школу, и на занятия английским языком, и еще на какие-то кружки. Занимаются спортом, и родители не нарадуются им и, на самом деле, уделяют не так много внимания, потому что с этими детьми все в порядке. На самом деле ведь маленькие дети совсем не умеют планировать, маленьких детей с рождения приходится учить контролю. И первые этапы контроля, которым мы научаемся в детстве, это, например, контроль кишечника и мочевого пузыря. Когда ребенок в районе двух лет начинает учиться ходить на горшок, эта история про первое обучение контролю. Это переживание может ощущаться как дискомфортное, и такие дети с трудом обучаются ходить на горшок, им долгое время нужно. А может переживаться как очень комфортное. Опа, что-то в моей жизни подвластно контролю, что-то полностью в моей власти.

Если генетически у ребенка есть предрасположенность к контролю и структуре, планированию, то такой ребенок будет стремиться осуществлять такого контроля как можно больше. Что происходит со средой? Среда в восторге. Окружение, родители не нахвалятся ребенком, гордятся им, другим ставят его в пример и говорят: «Посмотри на Машу, она всегда вовремя, у нее всегда чистое платье. Она первая в спортивной секции, она лучшая по химии в классе, она лучше всех прочитала стихотворение на конкурсе чтецов». Эти дети, действительно, необыкновенно структурированы. И Томас Линч, британский психотерапевт, который много лет работал изначально как ДБТ-терапевт, работал вместе с Маршей Линехан, обнаружил, что это довольно большая группа людей, которым ДБТ не помогает. Когда у человека слишком много контроля, ДБТ усваивается им легко, но не дает того эффекта, который она дает для людей, у которых контроля недостаточно.

Люди с гиперконтролем известны как люди, которые развивают расстройства пищевого поведения, которые мы как специалисты склонны называть ограничительными. Это такие расстройства пищевого поведения как нервная анорексия, атипичная нервная анорексия, когда вес нормальный, не сниженный, а поведение анорексическое. И это бесконечные адепты здорового образа жизни. На самом деле, люди, у которых слишком много контроля, это люди, которым мы завидуем. Потому что это люди, у которых все получается, они успешны в карьере, в своих хобби, у них есть какие-то локусы саморазвития, на которые у нас не хватает ни сил, ни времени. Это люди, которые превосходно контролируют и структурируют свое питание. Это именно те люди, которые говорят: «А в чем проблема сидеть на диете? Я сижу уже десять лет. И у меня нет никаких проблем». И когда вы слышите, в том числе и в наших эфирах, что 95% людей диету не выдерживают и набирают тот же самый и даже больший вес, вы задаетесь вопросом, правда ли это. Ведь я же знаю ту самую Машу, которая на диете сидит, три раза в неделю впахивает в спортзале, у нее отличное подтянутое тело и у нее все в порядке. Но это только одна сторона медали.

Другая заключается в том, что ни один человек с расстройством пищевого поведения не может быть полностью в порядке. Это люди, которые испытывают необыкновенную тревогу, в том числе касающуюся питания. Правильно ли я ем? То ли я ем? Имею я право есть сейчас? Может быть, сейчас мне не нужно есть столько. А не съел ли я слишком много? Они испытывают очень много тревоги и в других областях жизни тоже. Правильно ли я выполнила работу? Доволен ли мной начальник? Хорошая ли я мать, достойная ли я жена? Достойный ли я человек? Эти люди буквально съедают себя и структурируют себя все больше, контролируют себя все больше. Они необыкновенно удобны для окружения, и они оглушительно несчастны внутри. Они не испытывают свободы, которую мы испытываем, когда лежим на летнем пляже, рядом шелестит трава, вы грызете травинку и смотрите на проплывающие облака и ни о чем не думаете. Таких моментов нет в жизни людей со сверхконтролем. Безусловно, самая опасная, самая значительная вещь, которая может с ними случиться, это развитие расстройств пищевого поведения, которые похожи на нервную анорексию или которые являются нервной анорексией, так называемые ограничительные. Это пожизненная диета, пожизненный строжайший контроль веса и истязание себя постоянными тренировками. Тем не менее, такие люди развивают и другие расстройства психики: тревожные расстройства, депрессивные расстройства, панические атаки – и тоже чрезвычайно от них мучаются.

Одна из проблем заключается в том, что наша современная культура молится на контроль. Наша современная культура подкрепляет каждую нашу попытку себя контролировать. Мы пытаемся не выглядеть на свой возраст, мы пытаемся не есть, как нам хочется и столько, сколько нам хочется. Мы пытаемся не жить, как нам хочется. А иногда нам хочется бездельничать, иногда целый день. Подобные люди не могут себе позволить просто отдохнуть, потому что они непрерывно обязаны что-то делать. И культура говорит им: «Браво! Молодцы! Мы берем с вас пример, мы называем вас высокоэффективные люди». А давайте подумаем, что это за жизнь такая высокоэффективная, если сам человек, живущий эту жизнь, глубоко несчастен. Если он не испытывает удовольствия от еды, а испытывает только ужас космический от того, что есть что-то не то. Он не испытывает удовольствия, когда едет в отпуск с семьей, потому что он спланировал весь отпуск, у него есть список экскурсий, и если дети хотят просто валяться на пляже, а сегодня запланирована экскурсия в Колизей, то это невозможно, необходимо ехать на экскурсию. Эти люди бывают довольно тяжелы для своего ближайшего окружения, а дальнее им восхищается и тем самым еще больше подкрепляет контроль.

Сегодня мы видим, как широко распространились практики осознанности, мы много рассказываем о них, делаем практики осознанности со своими пациентами. Мы учим вас есть осознанно и жить осознанно, и осознанность – это повод избавиться от сверхконтроля. Практики осознанности недаром стали так популярны, они недаром популярны в IT-среде, в той же Силиконовой долине, потому что туда попадают люди как раз со сверхконтролем, которые платят за структурированную жизнь невозможностью испытывать положительные эмоции. Такие люди оказываются в ловушке: негативных эмоций они испытывают много – страх, зависть, печаль, гнев от того, что что-то идет не так, что-то идет не по плану, каждое маленькое нарушение плана выбивает их из колеи напрочь, а позитивные эмоции – радость, любовь, счастье они переживают с трудом или не переживают вовсе. Человеческая жизнь короткая и очень хрупкая, она может закончиться в любой момент. Какой смысл проживать отданные тебе годы, если ты не испытываешь от жизни никакого удовольствия, если в твоей жизни есть только должна, должна, должна, должна…

И вернусь снова к вопросу о культуре. Культура продолжает этому аплодировать: «Молодец! Молодец! Давай еще, давай еще!». И рано или поздно эти люди приземляются в частности в клинике расстройств пищевого поведения или в клинике, которая занимается другими проблемами душевного здоровья и говорят: «Дайте мне таблетку. Что-то разрегулировалось. Двадцать пять-тридцать лет я себя контролировал, а теперь при попытке выступать публично я начинаю задыхаться». Или «Я не могу больше выдерживать свою диету 1100 килокалорий в сутки, я срываюсь и съедаю целый торт, и это невозможно, это ненормально, это не я. Помогите мне». Никакая модель лечения не могла этим людям адекватно помочь. И уже упомянутый Томас Линч на протяжении 20 лет разрабатывал программу, которая была бы так же структурирована, как диалектико-бихевиоральная терапия, которая тоже бы обучала навыкам, тоже представляла бы собой тренинг навыков, только эти навыки были бы и касались бы снижения уровня ригидности, то есть негибкости нашего сознания, неспособности отступить от плана, и повышения качества социальных контактов. Ведь в социальных контактах люди-сверхконтролеры очень сдержанны. У них маскообразное дружелюбное лицо, они выверено улыбаются, потому что они ничего не чувствуют, когда улыбаются, и вы ощущаете, что с ними невозможно установить по-настоящему теплый контакт, они не откликаются, потому что это не соответствует плану.

Тренинг Радикально Открытой диалектико-бихевиоральной терапии по структуре очень похож на уже знакомые вам группы ДБТ. Он состоит из 30 сессий, в рамках которых на каждой сессии вы изучаете навыки, которые позволяют вам стать более гибким и отказаться от повышенного контроля и которые улучшают вашу способность прийти в контакт с вашими собственными чувствами и откликнуться на социальный призыв другого человека. Они обучают вас не бояться любой еды, обучают перестать есть одно и то же на протяжении пятнадцати лет, потому что это выверенная, безопасная для вас по калориям диета. Они обучают вас тому, что на английском называется flexible mind — гибкий ум. Гибкий ум способен отступать от плана, когда что-то пошло не так, и для того, чтобы его реализовать, нужно положить полжизни и заплатить слишком высокую цену. Тогда от плана нужно отступить. И это сверхконтролеры переживают как очень болезненную вещь.

Радикально Открытая ДБТ обучает их относиться к этому с принятием. Я не могу вам пообещать, что вы сможете попасть на группу РО ДБТ прямо сейчас, потому что первая группа стартует примерно через пять месяцев, может быть, чуть-чуть раньше. Это связано и с тем, что команда центра проходит обучение в этой области. Это связано и с тем, что наши пациенты, которые поступают к нам в клинику, работают по интегративному протоколу – протоколу, по которому в основном сейчас работают в клиниках РПП. Это означает, что сначала вы проходите довольно значительный кусок индивидуальной психотерапии, куда включена когнитивно-бихевиоральная усиленная терапия по Кристоферу Ферберну, куда включена работа по плану питания Марши Херрин, программа, которую мы называем ПДД. Туда же включены, если это необходимо, консультации психиатра, консультации других специалистов, когда это нужно. После этой первичной проработки самой острой проблематики мы приступаем к работе над контролем. Тем пациентам, которым необходимо больше дисциплины и контроля в жизни, мы предлагаем программу ДБТ, которая обучает навыкам, позволяющим снижать эмоциональную интенсивность и повышать эффективность взаимодействия с другими людьми и своей собственной жизнью. Тем людям, у которых контроля слишком много, мы предлагаем программу радикально открытой диалектико-бихевиоральной терапии, которая предлагает методы эффективного смягчения контроля. Несмотря на то, что радикально открытая ДБТ появилась, казалось бы, совсем недавно, на самом деле руководство вышло всего полгода назад, исследования, как я уже сказала, Томас Линч и его команда проводили на протяжении двадцати лет.

Поэтому мы предлагаем этот метод — не просто потому, что он новый и актуальный, а потому, что он очень солидно подтвержден многими и многими исследованиями. Потому что сегодня мы видим, что данные исследования показали высокую эффективность этого метода, и надо сказать, что альтернатив этому методу на сегодняшний день не создано. Все остальные существующие виды психотерапии, хорошие и эффективные, нацелены на то, чтобы дать пациенту возможность контроля. Это связано с тем, что происходит у нас в культуре. До самого последнего момента, до последних десяти – пятнадцати лет максимум мы не сталкивались с проблемой, что у кого-то контроля слишком много. Мы не испытывали трудностей с тем, что в мире есть несчастливые отличники. Мы не думали, что отличники могут быть несчастливы. Мы слишком ориентированы на успех, результат, достижения. Когда эти самые несчастливые отличники выросли, стали взрослыми и их стало достаточно много, мы, психотерапевты, столкнулись с проблемой, что же с ними делать. И ответа на этот вопрос долгое время не было, потому что ни один вид психотерапии не подходил. И вот теперь появился первый в истории психотерапии, первый в истории России, впервые в центре IntuEat метод, который обращается к этим особенностям: к слишком жесткому контролю, к неспособности переживать эмоции, особенно позитивные, к постоянно сниженному фону настроения, потому что все идет не так, как должно идти по плану, к бесконечной тревоге за результат, к бесконечному переживанию себя самозванцем. Сейчас все увидят, что на самом деле я не эффективен, и разоблачат меня. К неспособности переживать счастье, которое кроется в моменте: во вкусной еде, которую мы едим прямо сейчас, в солнце, которое вдруг вышло из-за туч, в улыбке собственного ребенка, в красивой мелодии, которая слышится из радиоприемника.

На сегодня я заканчиваю рассказ о РО-ДБТ. Я надеюсь, мне удалось вдохновить вас методом, потому что сама я и наша команда невероятно им вдохновлены. Наряду с ДБТ мы предложим вам уже через несколько месяцев радикально открытую ДБТ для тех, у кого в жизни слишком много контроля. А слишком много контроля – это слишком мало счастья, а мы в центре IntuEat считаем, что это неправильно. Вы заслуживаете быть счастливыми, и мы – тоже.

Видеозапись выпуска:

 

Предлагаем прочитать:

Терапия РПП: работаем по-новому

Почему мы переедаем и как перестать

«Война с ожирением»: что с ней не так?

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *