Родители и подросток: время уязвимости

Родители — это те люди, на которых ложится очень высокая нагрузка в процессе восстановления от расстройств пищевого поведения у своих детей. И им может быть невероятно трудно быть и опорой своим детям, и одновременно не обвинять себя в произошедшем. Тревога и беспокойство за его здоровье. И ещё чувств вины и стыда, основанных на интерпретациях про то, что со своей родительской ролью не справился. Терапевт Ангелина Чекалина — о непростом периоде отношений между родителями и подростком.

В жизни каждого родителя наступает время, когда ребенок растёт, растёт и дорастает до подростка. Рубикон перейден, и с собственным ребенком становится невыносимо сложно уживаться на одной территории.
В первую очередь, им сложно самим с собой — трудно оценить границы своих возможностей. В голове складывается представление: я уже вырос и взрослый, все буду решать сам, при этом окружение и социальная среда начинают предъявлять требования ответственности и постоянно встает необходимость совершать тот или иной еще непривычный выбор.

«Но самое лучшее в музее было то, что там всё оставалось на местах… Ничто не менялось. Менялся только ты сам. И не то чтобы ты сразу становился много старше. Дело не в этом. Но ты менялся, и всё.»

Возможности несколько не успевают за ростом желаний. И это повышает эмоциональную уязвимость, которая и так довольна высокая из-за гормональной перестройки организма. В принципе, про собственную уязвимость подростки думают в последнюю очередь. Да и взрослые иногда тоже. «Подумаешь, устала. Все устают.»

«Видно было, что он действительно хотел мне помочь. По-настоящему. Но мы с ним тянули в разные стороны — вот и всё.»

Именно уровень уязвимости оказывает существенное влияние на поведение — очень тяжело управлять своими эмоциями на этом жизненном фоне. И хорошо, когда рядом есть поддерживающее социальное окружение и есть навыки эмоциональной регуляции. А если хотя бы одного компонента нет, то высок риск поведения, наносящего ущерб здоровью в долгосрочной перспективе. Именно в подростковом возрасте начинают проявляться симптомы расстройств пищевого поведения разного спектра. Иногда как способ преодолеть тревогу и другие сильные эмоции, иногда как способ исправить свое кажущееся несовершенство (телесное, личностное).

«Рядом со мной на скамейке кто-то забыл журнал, и я начал читать. Но от этой проклятой статьи мне стало во сто раз хуже. Там было про всякие гормоны. Описывалось, какой у вас должен быть вид, какие глаза, лицо, если у вас все гормоны в порядке, а у меня вид был как раз наоборот: у меня был точно такой вид, как у того типа, которого описывали в статье, у него все гормоны нарушены. Я стал ужасно беспокоиться, что с моими гормонами. А потом стал читать вторую статью — как заранее обнаружить, есть ли у тебя рак или нет. Там говорилось, что если во рту есть ранки, которые долго не заживают, значит, ты, по всей вероятности, болен раком. А у меня на губе внутри была ранка уже недели две!!! Я и подумал — видно у меня начинается рак. Да, веселенький журнальчик, ничего не скажешь.»

Родители — это те люди, на которых ложится очень высокая нагрузка в процессе восстановления от расстройств пищевого поведения у своих детей. И им может быть невероятно трудно быть и опорой своим детям, и одновременно не обвинять себя в произошедшем. «Кто виноват» и «что делать» — это два вопроса, которые вшиты в наши культурные настройки.

Особенно вопрос про вину, так как расстройство пищевого поведения у ребенка может быть триггером для множества интенсивных эмоций. Тревоги и беспокойства за его здоровье. И ещё чувств вины и стыда, основанных на интерпретациях про то, что со своей родительской ролью не справился или что другие люди будут думать обо мне именно так. Как о «плохом родителе». Согласитесь, что в нашей культуре и так много оценок, нарушения границ дозволенного. А уж в сфере заботы о чужих детях особенно. Поэтому родителям тоже сложно переживать происходящее с детьми.

У нас есть несколько хороших новостей. Во-первых, мы знаем, как помочь вашим детям. Во-вторых, мы знаем, как помочь вам, родителям.

Навыки эмоциональной регуляции работают вне зависимости от возраста и пола. Они универсальные и эффективно работают. Мы планируем начать тренинг эмоциональной регуляции для подростков и их родителей. Такой подход является эффективной моделью для оказания помощи семьям, в которых есть дети с расстройствами пищевого поведения. Вы можете обратиться за помощью в наш Центр и записаться на семейный диагностический прием.

 

Все цитаты — рассуждения Холдена Колфилда, Дж. Д. Сэлинджер, «Над пропастью во ржи»

Похожие статьи:

Риски развития РПП у подростков

Люди с тонкой кожей: феномен гиперчувствительности

Если ваша дочь говорит, что она толстая

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *