С подростком не бывает просто. Дежурный терапевт Светлана Бронникова. Выпуск от 06.04.2018

«Ни один специалист не расскажет вам, как вам общаться с собственным ребенком. Только ребенок знает это. И когда мы научим ребенка регулировать собственные эмоции, тогда он сможет научить вас, как его валидировать, т.е. поддержать его, не разрушая, не травмируя. Это искусство, которое, к сожалению, сегодня доступно немногим мудрым родителям. Многим нужно учиться с нуля.» — наш еженедельный выпуск посвящен проблеме эмоциональной регуляции подростков.

Сегодня мы будем говорить о детях. О самом сложном периоде в жизни не только ребенка, но и взрослого – подростковом возрасте. Анатолий Мариенгоф написал страшную фразу: «Всегда читайте дневники своих детей». Он написал это после того, как его единственный сын в 17 лет покончил жизнь самоубийством. Это была огромная трагедия, которую ни Мариенгоф, ни его жена так и не пережили. Причины самоубийства остались неизвестны.

Подростки — очень сложные существа. Они переживают трудный, динамичный, рискованный период в своей жизни, и они реагируют на это очень разнообразно. Мы видим не только нарушения в поведении, в питании – у ребенка могут появляться суицидальные мысли, он может справляться с трудностями в жизни с помощью самоповреждения: наносить себе порезы, прижигать окурками сигарет.

Давайте разберемся, каким образом мы можем предотвратить проблемы развития подростка, как разобраться с его эмоциональным состоянием, каким образом мы можем помочь ему пережить этот период.

Прошу вас сделать простое упражнение. Набросайте на листе бумаги те вещи, которые вам кажутся самыми главными в жизни вашего ребенка. Скорее всего, вы напишете «здоровье», «образование», «счастливое будущее». На самом деле, говоря об этом, мы подразумеваем, что можем заставить его питаться правильно, следить за своим здоровьем, хорошо учиться. Некоторые родители думают, что они должны своим примером продемонстрировать, как правильно жить. Несмотря на то, что мы демонстрируем подростку важность того, что нужно получить образование, соблюдать режим дня — ложатся они далеко за полночь, играют до утра в компьютерные игры, болтают друг с другом. Никакие уговоры, примеры, а уж тем более попытки заставить на подростков не действуют. Нам становится страшно.

На какие особенности поведения подростка нужно обратить внимание, чтобы предотвратить риски – риски расстройств пищевого поведения, самоповреждения, суицида.
Что происходит с подростком? Какие изменения в поведении мы можем наблюдать?

Если подросток начинает переедать (а переедание часто является признаком интенсивного роста), то его начинают критиковать в семье. Критика вызывает усиление патологического пищевого поведения. Если вы хотите донести до подростка какую-то мысль, сделайте это не критикуя, исподволь, деликатно, не стараясь, чтобы он немедленно последовал вашему совету – подростки это хорошо чувствуют и начинают протестовать.

Помимо переедания в поведении мы можем заметить стремление сесть на диету, особенно у девочек. Они начинают экспериментировать с диетами, с фитнесом. Подростковый возраст связан с манифестацией таких расстройств пищевого поведения, как анорексия и булимия. Если ребенок сел на диету, ругать его бесполезно, но и не поощряйте его, не одобряйте это поведение. Если вы испытываете тревогу от того, как питается подросток, выскажите эту тревогу вслух. Он услышит это, хотя и не покажет.

Еще более тревожным симптомом в поведении подростка являются признаки самоповреждения. Обратите внимание на моменты, когда ваш ребенок ходит по дому в одежде с короткими рукавами, на его запястья, на кисти, на бедра. Именно эти места – верхняя поверхность бедер и тыльная сторона руки – те места, где люди чаще всего наносят себе ожоги и порезы. Если вы видите там следы, не впадайте в панику, но встревожиться имеет смысл. Самоповреждение – это способ совладания с очень сильными, непереносимыми эмоциями. Оно не означает, что человек что-то хочет сделать со своей жизнью, но означает, что ребенку настолько больно, что справиться с этим можно, только причинив себе другую боль. Как ни странно, этот метод работает для очень многих людей и очень распространен среди подростков.

Суицидальные мысли. Не паникуйте, если услышите от подростка «Я не хочу жить». Это не является симптомом депрессии. Когда в теле и мозге происходит гормональная буря, когда происходит крушение и перестройка всех ценностей, пересматриваются все базовые вопросы, действительно не хочется жить. Что же делать родителю, когда он слышит от ребенка эти страшные фразы или видит признаки самоповреждения?

В первую очередь, важно не потерять контакт или установить его, если его пока нет. Когда ребенок говорит, что он не хочет жить, попробуйте мягко сказать «Тебе сейчас сложно справляться с тем, что происходит. Наверное, тебе сейчас настолько тяжело, что это кажется единственным выходом». Если подросток обнаружит, что его понимают, вы его не ругаете, не настроены против него, он обмякнет, перестанет сопротивляться и, возможно, даже заплачет. Если он заплачет, значит, контакт есть, стоит попробовать его обнять и расспросить, что же происходит в его жизни.

Одна из проблем состоит в том, что подростки очень закрыты и не хотят делиться с нами своей жизнью. Те открытые и доверчивые дети, которыми они были несколько лет назад, исчезли навсегда. Теперь это угрюмые, скрытные, не готовые рассказывать детали своей жизни взрослые люди. Поэтому прямые вопросы о друзьях, личной жизни, самочувствии не срабатывают. Годится другой, более терапевтичный подход – сказать: «Есть ли что-нибудь, о чем ты хотел бы мне рассказать, могу ли я что-то сделать для тебя?». И если подросток говорит: «Нет, поддержка мне сейчас не нужна», это не значит, что вы проиграли. Вы говорите: «Хорошо, но если она тебе понадобится, знай, что я рядом. Знай, что всегда можешь ко мне обратиться».

Мне очень нравится одна из рекомендаций: придумать со своим ребенком кодовое слово – любое – которое означает, что «мне плохо, у меня проблемы, ни о чем не спрашивай, помоги мне». Вы можете договориться, что ребенок напишет это слово в смс-сообщении, и вы приедете в любое место и заберете его, не будете ругать его за то, что происходит. Этим вы сохраните шанс на то, что подросток обратится к вам в трудную минуту. По статистике мы видим, что большинство катастроф с самоубийствами детей, совершаются в те минуты, когда дети очень одиноки, когда они не решаются обратиться к своим родителям за помощью. Те подростки, которые могут опереться на родителей, не погибают от суицида.

Как помочь ребенку, если вы видите, что проблема есть: он плохо питается, начал хуже учиться, высказывает суицидальные мысли, закрывается в своей комнате. Важно обратиться к специалисту. И здесь от родителей требуется очень много мужества, потому что единственная эффективная терапия подростка – это терапия, которая осуществляется в адрес всей семьи. Мы видим, как родители боятся, что они сделали что-то не так, что психолог будет ругать родителей за то, что что-то плохое с подростком происходит. Но это не так. Ни один профессионал никогда не будет ругать родителей, ему и подростку насущно необходима помощь родителей, их участие в этом процессе.

К сожалению, мы видим, что родители привозят ребенка, который сам является инициатором обращения к психологу, и говорят: «Вот вам ребенок, он сломался, исправьте его» — и после этого стремятся остаться за сценой. Это неэффективно. Исследования показывают, что благополучное восстановление от расстройств пищевого поведения – булимии и анорексии, от расстройств личности подростки демонстрируют в формате мультисемейной терапии. И вообще в формате семейного подхода.

Что такое семейный подход? Это довольно директивная терапия, в рамках которой родители вместе с подростком встречаются с психологом, но у подростка есть собственный психолог, с которым он встречается и отдельно тоже. Возможно, подросток еще работает в группе, осваивая навыки эмоциональной регуляции. Во время встреч с психологом родители учатся вместе с подростком регулировать свои эмоции и договариваться. Если у подростка есть нарушения питания, то психолог обучает вас кормить его. Если ребенок ограничивает себя в еде, вызывает приступы рвоты, избыточно тренируется, употребляет слабительные или мочегонные, то в этом случае отдавать ответственность ребенку за питание нельзя. В этом случае вы должны стать той инстанцией, которая кормит ребенка и распределяет пищевые ресурсы. Вместе с ним вы должны научиться регулировать эмоции. Подросток в рамках терапии становится той компетентной единицей, которая обучает вас, как вам с ним коммуницировать. Это оказывается наиболее эффективным. Ни один специалист не расскажет вам, как вам общаться с собственным ребенком. Только ребенок знает это. И когда мы научим ребенка регулировать собственные эмоции, тогда он сможет научить вас, как его валидировать, т.е. поддержать его, не разрушая, не травмируя. Это искусство, которое, к сожалению, сегодня доступно немногим мудрым родителям. Многим нужно учиться с нуля.

Итак, если поведение подростка вызывает у вас тревогу, первое, что вы делаете — вы наблюдаете. За ним, его поведением, не появились ли порезы и ожоги на руках, сгибах локтей, ногах, не изменилось ли его пищевое поведение. Не впадайте в панику слишком рано. Доверяйте ребенку.

Второе, что нужно сделать – в мягкой, не критичной манере поговорить об этом с ребенком. Вы валидируете его, говоря, что то, что сейчас с ним происходит, логично, объяснимо. Какой бы ерундой вам ни казалась несчастная любовь, разрушившаяся дружба или что-то еще, скажите ему, что это достаточное основание для того, чтобы переживать и чувствовать себя плохо. Поверьте, ребенка нельзя сдать в ремонт, чтобы его починили, но ему можно помочь выздороветь.

Приходите на консультацию и будьте готовы к тому, что специалисты нашего Центра пригласят вас всей семьей, что ребенку будет предложено работать в группе диалектико-бихевиоральной терапии, обучаться навыкам эмоциональной регуляции. Родителей научат, как помочь подростку увидеть свет в конце тоннеля, когда кажется, что жизнь кончилась, если тебя бросила любимая девочка. У меня тоже дома есть 14-летний подросток. Слова, которые я говорю ему, чтобы помочь: «Ты знаешь, все заканчивается. Мне тоже было 14 лет, я тоже была влюблена. Мне точно так же казалось, что весь мир меня ненавидит. Но это обязательно пройдет. Я рядом, чтобы помочь тебе справиться. Можно я тебя обниму?».

Пока ваш сын или дочь разрешают себя обнимать и начинают плакать, когда вы говорите им эти слова, у вас есть большой шанс, что все будет хорошо. Я вас очень прошу не заморачиваться слишком сильно на образовании, поступлении в институт, потому что это абсолютно неважно, если ваш поступивший в институт ребенок мертвый, а не живой, и вы всю жизнь чувствуете ответственность за это. Сохранить здоровье, здоровую психику — задача родителей. Если у вашего ребенка просто плохие оценки, но он благополучен — у вас очень хороший ребенок, и вам повезло. А если нет, то помощь рядом. Мы, специалисты Центра, запускаем подростковую группу обучения навыкам эмоциональной регуляции, где 6-8 подростков будут собираться каждую неделю, чтобы обучаться навыкам. Время от времени мы будем приглашать туда родителей подростков, чтобы научить и их обращаться с ребенком более деликатно.

Вы всегда можете обратиться в наш Центр за семейной консультацией, чтобы понять, есть ли повод для беспокойства уже сейчас.

 

 

Похожие статьи:

Здоров ли мой ребенок?

Родители и подросток: время уязвимости

РПП у подростков

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *