Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Самоизоляция ― триггер для расстройства пищевого поведения. Вот как я с этим справляюсь

Впервые я узнала о своём весе в семь лет. Как-то в школе учительница попросила всех взвеситься для эксперимента. Я встала на весы, и оказалось, что я тяжелее многих одноклассников. Лишнего веса у меня не было. Наверное, я столько весила из-за роста — я была одной из самых высоких в классе, но с того дня я стала постоянно сравнивать себя с другими. Я начала обзывать себя «жирной» и «уродиной», меня мучили складочки на теле, которых не было у подружек.

Как пандемия повлияла на мою борьбу с расстройством пищевого поведения

Эмили Бэшфорт (Emily Bashforth) — блогер из Северо-Восточной Англии. Ей 20, и почти всю жизнь она страдает расстройством пищевого поведения. Эмили с детства стремилась быть худой и отказывалась от «полнящих» продуктов. Она рассказывает, как самоизоляция во время эпидемии каронавируса стала триггером для нездоровых привычек, и даёт советы тем, кто так же, как она, борется с расстройством пищевого поведения.


Впервые я узнала о своём весе в семь лет. Как-то в школе учительница попросила всех взвеситься для эксперимента. Я встала на весы, и оказалось, что я тяжелее многих одноклассников. Лишнего веса у меня не было. Наверное, я столько весила из-за роста — я была одной из самых высоких в классе, но с того дня я стала постоянно сравнивать себя с другими. Я начала обзывать себя «жирной» и «уродиной», меня мучили складочки на теле, которых не было у подружек. В средней школе я стала есть выборочно. Я прятала коробку с хлопьями в портфель, а в школе её выбрасывала, чтобы родители не догадались, что я не завтракаю. Школьный обед я отдавала одноклассникам. К 16 годам эти привычки уже стали настоящей паранойей. Я была одержима весом, постоянно контролировала, что ем и как тренируюсь.

Под конец я уже почти ничего не ела, тренировалась до умопомрачения и ненавидела себя ещё сильнее

Мне было стыдно, что мама тратит столько денег на еду, а я её не ем, меня мучила моя тайна, которую приходилось скрывать от близких. К страданиям из-за веса прибавились угрызения совести. В меня вселяла ужас мысль, что я могу набрать вес. Единственной целью жизни стало сделаться как можно миниатюрнее.

В 17 я пошла к психотерапевту. Поначалу мой запрос не касался питания, но оказалось, что именно о нём я говорю больше всего. Я рассказала о том, как чувствую себя и какой себя вижу. Мы поговорили о телесном дисморфическом расстройстве и о том, в чём моё восприятие своего тела не соответствует действительности. Вскоре после этого я пошла к своему участковому терапевту и теперь каждую неделю посещаю специалиста в клинике лечения расстройств пищевого поведения при нашей больнице.

Болезнь не прошла за один день, и не могу сказать, что я здорова. Расстройства пищевого поведения в значительной степени становятся частью личности. За годы я настолько сжилась с привычкой себя ненавидеть и заниматься саморазрушением, что долго не могла понять, что я из себя представляю без расстройства пищевого поведения. Но я начала лечиться и научилась справляться с этим. Мой психотерапевт помог мне рационализировать нездоровые мысли, каждую неделю ставить мини-цели, замечать триггеры, усмирять порывы, продиктованные болезнью, и принять факт, что расстройство пищевого поведения, скорее всего, в той или иной форме навсегда останется частью моей жизни. Но теперь я знаю, что заслуживаю здоровья, и это уже огромное достижение.

Услышав новости про коронавирус и самоизоляцию, я запаниковала. Как быть с лечением?

Привычный распорядок дня позволял мне питаться более регулярно, а теперь придётся всё время сидеть дома и приспосабливаться к новому образу жизни. Вдруг это отбросит меня назад? Вдруг я поддамся панике и не смогу справляться с болезнью? В голову полезли старые мысли о весе, я начала переживать, что располнею. Тут же вернулись и угрызения совести: я эгоистка, волнуюсь за внешность, когда люди теряют любимых.

Разумеется, самоизоляция сильно навредила лечению от расстройства пищевого поведения. Как раз в такие времена, когда вместо привычной жизни сплошная неопределённость, все эти старые паттерны поведения дают о себе знать. Я меньше двигаюсь, поэтому чувствую вину за то, что ем и не тренируюсь. Мне скучно и не на что отвлечься, а значит, я чаще перекусываю. Люди в панике скупают еду в магазинах, а значит, не всегда можно купить привычные продукты. У меня меньше общения и больше свободного времени, а значит, есть время на навязчивые мысли о внешности. Я уже несколько недель смотрюсь в зеркало и придираюсь к своему отражению.

Да, я не всегда способна игнорировать голос болезни, но делаю всё, что могу, чтобы его заглушить. Я знаю, у каждого свой уникальный путь к выздоровлению и опыт расстройства пищевого поведения у всех разный, но, может быть, вам плохо и нужен совет от того, кто тоже через это проходит.

Расскажу, как я справляюсь с болезнью в данный момент

  • Я как можно чаще напоминаю себе, что самое главное сейчас оставаться живой и здоровой. Без нормального питания иммунитет ослабеет, я это знаю по опыту, так что стараюсь есть регулярно, но не требовать от себя слишком многого. Бывают дни, когда я скорее выживаю, чем наслаждаюсь жизнью, но меня это устраивает, ведь сейчас именно это наша главная цель: выжить.
  • Очень помогает распорядок дня. Расстройства пищевого поведения любят хаос, они выжидают момент, когда нарушится привычное течение жизни. Я стараюсь структурировать день, выстроить какой-то распорядок, и благодаря этому чувствую, что способна ослушаться болезни. Но в то же время надо помнить, что мы сейчас переживаем травматический опыт, поэтому нужно себя пожалеть и действовать мягко. Не надо ежедневно принуждать себя к строгому распорядку, постарайтесь просто более-менее структурировать день так, как вам удобно. Если сбиваетесь, ничего страшного.
  • Очень важно продолжать работу с врачами, специалистами и психотерапевтами. Раньше я еженедельно ходила на приём к специалисту по расстройствам пищевого поведения, сейчас мы работаем по телефону. Хотя мне не хватает личного контакта, возможность проговорить все свои тревоги и получить совет успокаивает и облегчает груз болезни. В изоляции становится одиноко, поэтому сейчас особенно важно иметь возможность выговориться перед профессионалом.
  • Постарайтесь проводить меньше времени в социальных сетях и у телевизора. Следите за актуальными новостями, но без фанатизма, не нужно сильно вовлекаться. Не стоит «выжимать» из себя продуктивность или учиться чему-то невероятному, но желательно найти какое-то развлечение, которым можно занять голову: может, поиграть в настольные игры, посмотреть сериал или заняться вязанием (мой вариант!)
  • Помните, что вы не одиноки, даже если сейчас физически рядом никого нет. Прожив так долго с расстройствами пищевого поведения, привыкнув думать и действовать в этом русле, естественно, в этот смутный период мы обращаемся к старым привычкам. Но даже если вам трудно, помощь рядом. Специалисты по расстройствам пищевого поведения и врачи всё так же работают, у вас под рукой Интернет, родные и друзья всё так же вас любят. Единственное, что у нас сейчас есть, это общение. Пожалуйста, поговорите с кем-нибудь.

Всех, кто сейчас борется с расстройством пищевого поведения, я призываю слушать себя и выбирать слова, потому что шутки об обжорстве и наборе веса на самоизоляции на самом деле очень вредны.

  • И наконец, постарайтесь себя простить. Сейчас всем трудно, это нормально. Нормально, что вы не так регулярно питаетесь, чаще перекусываете, меньше двигаетесь, что у вас меняются вес и фигура. Не мучайтесь виной из-за лишних килограммов. И всё это не значит, что ваша борьба с болезнью напрасна — расстройства пищевого поведения всегда начеку. Но так не будет вечно. Сейчас самое главное — заботиться о себе и быть здоровыми, чтобы помогать другим.

Больше об Эмили и её опыте борьбы с расстройством пищевого поведения — на её сайте emilybashforth.co.uk и в Instagram @emilybashforth

Об авторе: Эли Пэнтони (Ali Pantony) — независимый журналист, редактор, писательница; пишет о здоровье, правах женщин, красоте и моде.


Спасибо за перевод Марине Нестругиной, оригинал статьи смотрите на glamourmagazine.co.uk

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *