Диетический опыт повышает количество эпизодов переедания.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Восстановление от анорексии. Часть 2: Страх растолстеть и стать «обычной»

Продолжаем публиковать письмо Ольги Дубровиной — смелой девушки, которая восстановилась после расстройства пищевого поведения и решила поделиться своим тяжелым опытом с подписчиками Центра «IntuEat». 

Это вторая часть. Первая называлась «Челлендж от «звезды фитнеса»». Там Ольга рассказывала, что раньше не могла воспринимать анорексию как болезнь и не относилась к ней серьезно. Зато она была спортивной девушкой с хорошим уровнем самодисциплины и однажды приняла вызов от «звезды фитнеса». Посмотрите, чего ей это стоило. А если уже прочли, то продолжим.

Часть 2: Страх растолстеть и стать «обычной»

Одним челленджем я не ограничилась. Я участвовала в каждом новом. Девушки в Фейсбуке и Инстаграме меня хвалили: «Классно выглядишь!», «Вот бы мне такое тело!», «Ты прямо как звезда экрана!» — это всё реальные слова реальных людей. Мужчины и вовсе пели соловьями: «Слов нет!», «Шикарная красотка!», «Потрясающее тело!» и т.д., и т.п. Я расцветала и тренировалась ещё упорнее. Тренировки с 45 минут выросли до 1,5 часов, 5 раз в неделю превратились в 7. Я стала заниматься по 2 раза в день. Я наращивала вес и добавляла время к кардиотренировке.

Параллельно я стала строже следить за питанием. В какой-то момент я начала есть 1400-1500 калорий в день, хотя тратила, наверное, в районе 3000.

Комплименты, ощущение контроля над собой и радость от достижений толкали меня вперёд. Потому что челлендж подразумевает, что если ты не можешь выдержать до конца — ты недостойный слабак.

А в это время моё тело стало разрушаться. Я не могла спать. Мне было трудно уснуть и спать не просыпаясь, я 365 дней в году принимала мелатонин. Месячных не было всё то время, что я сходила с ума по фитнесу. У меня стали выпадать волосы и ломаться ногти, на работе я с трудом поднималась по лестнице. Было ощущение, будто к ногам привязаны гири. Каждое движение отнимало массу сил. Я была измучена.

На работе я не могла собраться с мыслями, в буквальном смысле засыпала на совещаниях и не справлялась даже с самими простыми задачами. Все мои мысли были о том, что и когда мне есть и когда я смогу потренироваться. После тренировок я могла только есть или лежать — сил ни на что больше не было. После тренировок я иногда по несколько часов лежала практически без чувств — так мой организм пытался хоть немного восстановиться.

Всё остальное время я планировала меню, читала блоги о фитнесе, а в свободное время стояла перед зеркалом, делала селфи и тщательно их разглядывала — нет ли где целлюлита, всё ли выглядит, как мне надо.

Как человек с зависимостью я несколько раз пыталась от неё избавиться. Но болезнь не выпускала меня из когтей. Она крепко укоренилась в мозге. Иногда я пыталась питаться нормально, но мне мешал страх растолстеть и стать «обычной». Я не представляла, как это изменить.

Как-то раз парень пригласил меня на свидание (где-то в ноябре), а я ответила, что смогу только в январе, когда закончится челлендж. Тогда мне казалось, что это нормально.

Атлетическая анорексия, нервная анорексия, спортивная анорексия — реальная и страшная болезнь, но она маскировалась под «здоровый образ жизни», как его видит общество. Да, в конце концов мне удалось есть больше, но ненадолго… Я ещё не была типичной жертвой анорексии в привычном понимании.

Я ясно помню тот момент, когда поняла, что нуждаюсь в помощи. Я стояла посреди комнаты с упаковкой орешков макадамия и поедала их в каком-то трансе один за другим, пока не съела все — 500 граммов в один присест. Меньше чем за 5 минут.

И дело не в том, что я их съела, а в том, как потом себя чувствовала. Меня не просто тошнило — меня охватил жгучий стыд, я чувствовала безумное отвращение к себе. Со мной такого ещё не случалось. Ужас от того, что я могу растолстеть, и стыд за свою «слабость» были невыносимыми, причиняли почти физическую боль. Ровно через 15 минут (столько мне потребовалось, чтобы добраться до спортзала) я была на беговой дорожке и побила собственный рекорд — впервые в жизни пробежала 10 километров. Я не просто бежала — я убегала от своих чувств. Мне казалось, что я несусь на крыльях, что смогу передохнуть, только когда увижу, что все съеденные калории потрачены. После тренировки я почувствовала опустошение. Не сказать, чтобы это было приятно. Но я хотя бы успокоилась, правда, увы, ненадолго. Я стала наказывать себя за слабости сильнее и сильнее.

Продолжение истории Ольги:

Часть 3: Восстановление от анорексии

Часть 4: Как изменилась жизнь после анорексии

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *