Текст прямого эфира Маргариты Шановой. Родительские ошибки в питании и воспитании

В рубрике «Дежурный терапевт» (эфир 15.03.2018) Маргарита Шанова говорит о типах родительского отношения — помогающих или не очень.
Кто вы — «страус» или «носорог»? Может быть, «сенбернар» или «кенгуру»?
Зная свои сильные и слабые стороны в реагировании на проблемы, можно улучшить отношения с ребенком, а значит, помочь ему справиться с бедами, в том числе, возможно, с расстройствами пищевого поведения.

Сегодня мы поговорим о родительских ошибках в питании и воспитании. Я расскажу о том, как родителю и семье в целом нужно вести себя, чтобы питание ребенка не нарушалось, если оно гармонично сейчас, и что делать, если вы уже наблюдаете у ребенка симптомы нарушения пищевого поведения. Я не буду подробно останавливаться на том, чем, как и когда кормить ребенка, мы сконцентрируемся на реакции родителей и других членов семьи на особенности питания ребенка: как эта реакция может спровоцировать как улучшение, так и ухудшение симптоматики.

Расстройства пищевого поведения часто приводят к затруднениям контакта родителей с ребенком. Беспокоясь, вы начинаете ограничивать ребенка в еде, если его вес лишний, или, наоборот, заставляете есть, если ребенок — малоежка. А хорошие отношения необходимы для того, чтобы ребенок перешел на гармоничное питание.

Существующая классификация стилей родительской заботы разработана британской клиникой Модсли, которая известна своими протоколами в работе с детскими и подростковыми нарушениями питания. Классификация основывается на разновидностях подхода, который реализуется родителями в отношении питания ребенка. Прислушайтесь к себе, чтобы понять, какого стиля воспитания придерживаетесь вы.

Как поведение родителя влияет на ребенка. Например, ребенок совершает действие (это может быть все что угодно — ребенок ест восьмое печенье или отказывается от еды вовсе). Вы что-то предпринимаете, демонстрируете реакцию, ребенок, в свою очередь, реагирует на ваши эмоции и поведение. Если вы испытываете страх, ужас, бессилие, наблюдая эту картину, ребенок может пойти разными путями. Сделать вид, что согласился с вами, перестать есть печенье, чтобы потом таскать его тайком. Он может начать обижаться и уходить в глухую оборону. Эта последовательность реакций указывает на прямую зависимость его поведения от вашей реакции.

В зависимости от того, что вы чувствуете и как реагируете, выделяют три типа родительской заботы и эмоционального реагирования.

1. «Страус».

Люди с этим типом заботы максимально избегают эмоций: игнорируют проблему, приуменьшают ее значимость, демонстрируют высокую занятость. Такой человек старается как можно меньше соприкасаться с тем, что ему неприятно. Часто эту позицию занимают отцы, которые немного сдвинуты на периферию семьи. Родитель не чувствует в себе силы сталкиваться с проблемой, ребенок ощущает себя покинутым, одиноким и нелюбимым.

2. «Медуза».

Этот взрослый слишком чувствителен и эмоционален, ему трудно контролировать свои состояния. Он перфекционист, винит себя в проблемах ребенка, чувствует себя плохим и беспомощным, тревожится, продумывая всевозможные сценарии. Родитель считает, что полностью отвечает за питание ребенка, его благополучие. Испытывая сильные эмоции, он не может справиться с ними и демонстрирует их. Ребенок чувствует себя виноватым в этой ситуации за то, что он ест, что он толстый.

3. «Сенбернар».

Тот тип заботы, к которому нужно стремиться. Демонстрирует спокойствие, надежность, сострадание. Он последователен и собран в любой ситуации, как бы ни вел себя ребенок. Ему удается поддерживать эмоционально теплый контакт и удается заботиться не только о ребенке, но и других членах семьи. Родитель признает проблему, конструктивно обсуждает варианты решения, задает ребенку вопросы. Ребенок ощущает защиту взрослого, который всегда остается стабильным и спокойным.

Кроме типов родительской заботы есть еще поведенческие типы классификации.

«Кенгуру».

Родитель сверхвключен в проблемы ребенка, он хочет защищать его от любых трудностей, опасаясь, что ребенок не справится. Родитель готовит ребенку отдельно от остальных, потакая его пищевым выборам, подстраивается под те нарушения в питании, которые демонстрирует ребенок. Ребенок не имеет возможности освоить самостоятельное решение проблем, он остается маленьким, даже вырастая.

«Носорог».

Применяет силу и давление в момент столкновения с нежелательным поведением ребенка. Еда становится поводом для конфликтов и проявления агрессии. Родитель-носорог убеждает, заставляет ребенка изменить поведение. В зависимости от характера и типа нервной системы ребенок может либо подчиниться, либо открыто бунтует или саботирует желания родителя.

«Терьер».

Родитель все время поучает, критикует, задает навязчивые вопросы: а что ты ел? а было ли вкусно? а подогрел ли? Он не слышит, что отвечает ребенок, так как все время нудит сам. Ребенок начинает воспринимать родителя как «белый шум»: вроде бы что-то есть, но уже не обращаешь внимание. Теряется возможность открытого разговора. Ребенок понимает, что как только он скажет хоть что-нибудь, это будет использовано родителем против него. Поэтому он предпочитает молчать.

«Мученик».

Основная задача его – избежать конфликта, чтоб в семье все было тихо и мирно. А для этого не нужно трогать пищевое расстройство, смириться с тем, что ребенок такой, такая судьба. Это подкрепляет и усиливает симптомы расстройства пищевого поведения.

«Дельфин».

Обеспечивает мягкую поддержку и подталкивает вперед. Иногда дает возможность ребенку сделать что-то самостоятельно, сам же плывет позади. Иногда плывет впереди, если знает, что ребенок может столкнуться с трудностями, чрезмерными для его возраста.

«Дельфин», с точки зрения поведения, и «сенбернар», с точки зрения эмоционального реагирования, наиболее благоприятные стили для взаимодействия в семье. Чистые типы встречаются довольно редко. Бывает, что роли делятся в семье. Мама-«кенгуру» выгораживает и опекает ребенка, а папа-«носорог» занимает полярную позицию. Но как только мама перестанет опекать ребенка, папа перестанет так сильно конфликтовать из-за этого. Очень полезно применить эту классификацию не только к себе, но и ко всем членам семьи, которые принимают участие в кормлении ребенка.

Для ребенка с расстройством пищевого поведения родитель – главный ресурс, который помогает, заботится и предлагает варианты решения. Классификация позволяет посмотреть, в какой точке вы находитесь сейчас и к какому стилю поведения стоит стремиться. Менять отношение к еде в семье можно самостоятельно, сев за стол переговоров. Можно спросить у ребенка, к какому стилю он бы отнес маму, папу, бабушку. Можно поговорить с партнером и обсудить свои стили в семье. Возможно, стоит обратиться к психологу, который специализируется на проблемах питания ребенка.

Перейдем к вопросам.

Моей дочери 14 лет. Почти совсем не ест. По будням, когда она ходит в школу, она ничего дома не завтракает, а днем вроде как ест в школе. В выходные ест дома, но только то, что сама выбирает (выпечка, молочные коктейли или йогурты), вес контролирует. Были случаи, когда дочь падала в школе в обморок – то ли от недосыпания, то ли от того, что плохо ест. Меня слушает плохо, я хочу ее обследовать, но дочь не хочет, говорит, что с ней все хорошо. Как мне ей объяснить, что надо есть?

Прежде важно определить, что происходит с вашей дочерью. Предложу несколько гипотез. Первая – самая пессимистичная. Ваша дочь движется в сторону нервной анорексии. Посмотрим на таблицу роста и веса. В вашем вопросе нет информации, по поводу этих параметров вашего ребенка. Но если вес ее находится ниже нижней границы нормы – 37,6 кг, то наряду с другими симтомами это может свидетельствовать о нервной анорексии. Сбрасывает ли она вес или планирует сбрасывать? Или вес стабилен? То, что она скрывает, что не ест, падает в обморок, контролирует вес, имеет переживания по поводу внешности и фигуры – это тревожные симптомы. Если ИМТ ниже 18,5, если есть фиксация на внешности, значит, мы можем склоняться к диагнозу анорексии. Важно чтобы ребенок ел под вашим контролем. Но вы теряете контакт с ребенком. Вашу дочь нужно взвесить. Но следует учитывать, что дети, которые скрывают свой низкий вес, могут идти на ухищрения: пить очень много воды, утяжелять одежду железными предметами.

Вторая гипотеза – то, что она испытывает, это типичное подростковое недовольство внешностью. Это охватывает всех подростков и проходит со временем. Если вес более менее в норме, стоит попробовать установить контакт с девочкой, поговорить откровенно о вашем беспокойстве. Вспомните себя в подростковом возрасте, что значила для вас ваша внешность. Поняв себя, поговорите о том, почему ей так ценно худеть. Важны не цифры на весах, а почему сам результат настолько желаем для нее. Возможно, вы услышите, что дочь давно носит в себе переживания по поводу того, как ее дразнили одноклассники и т.д. Возможно, вашей поддержки будет достаточно для того, чтобы она начала понемногу есть. Вы должны быть как сенбернар – устойчивым и последовательным. Если вы не представляете, как построить такой диалог с дочерью, вы можете обратиться к нам в Центр на семейную консультацию. Это даст хорошее диагностическое понимание того, что происходит с ребенком.

Дочь 15 лет, вес 53 кг, рост 158. Любит диеты, занималась спортом, похудела на 2 кг, но считает, что мало, считает себя толстой и хочет весить 47 кг, и чтобы ноги и руки были худые. То ограничивает себя в еде, то потом срывается и ест все подряд, потом плачет. Иногда может пойти вырвать после переедания. Считает, что спорт не помогает худеть, а только то, что мы едим. Хочет похудеть быстро. Разговоры не помогают. Что делать?

Обратимся к таблице. Рост и вес у девочки средние. Желаемый вес будет низким, но она хочет вписаться в эту категорию. Похоже, что девочка уже вошла в цикл ограничения-переедания. Первое, что нужно сделать – наладить структурированное питание. Чтобы разная еда присутствовала в жизни 6 раз в день в виде плотных приемов пищи, перекусов. Если дочь будет сопротивляться вашей помощи, возможно, понадобится обращение к специалисту. Мы в Центре выстраиваем нужный ритм питания. Если все будет продолжаться, как есть, она будет переедать, будут обостряться симптомы булимии, ведь далеко не все люди могут вызывать рвоту, у вашей дочери это получается. Могу рекомендовать обсуждение ее неприятия тела. Она не захочет с вами разговаривать, если вы будете вести себя как носорог, терьер или мученик. Вам важно самой прийти к этому разговору в спокойном состоянии и обсудить ее переживания. Спорт, действительно, не помогает худеть, он помогает быть подтянутым. Худеть помогает организация того, как мы едим.

Я посещаю психолога. Основная причина обращения — невроз, расстройство пищевого поведения. Хожу уже около полутора лет. Питание пришло в более-менее норму: 6-ти разовое питание (3 основных + 3 перекуса) с учетом наличия белков-жиров-углеводов и «еды для радости». Параллельно разбираем причины. Сейчас работаем с чувством вины, которое всегда со мной и никуда пока не девается. С ужасом обнаружила, что моя 8-ми летняя дочь высказывает вслух те же фразы, что я говорю на приеме у психолога: Это я во всем виновата, Я все всегда делаю не так, У меня ничего не получится. Хотя дома вслух я никогда этого не говорила, наоборот всегда подбадриваю ее, говорю, что не нужно делать идеально, а можно просто делать, как нравится. Но в ответ она возражает, что она безрукая и все равно все разобьет/испортит/криво вырежет и наклеит, тут же вспоминает случаи, в которых я на нее кричала или ставила в угол (это было 2 раза, 3 года назад), иногда начинает плакать, и замыкается в себе. В этом я узнаю себя и мне страшно, что из-за меня мой ребенок будет жить в таком же внутреннем аду, как я. Что я делаю не так? Как исправить мои ошибки в прошлом? Как помочь себе и ей?

Вы прошли большой путь в верном направлении. Я не могу дать конкретный совет, поскольку не хватает информации. Но озвучу несколько предположений, что это может быть.

Тема вины сейчас актуализировалась у вас. Поведение ребенка ретранслирует ту атмосферу, которая создалась. Поэтому сейчас все является таким ярким и утрированным. Вы считаете, что ваш ребенок похож на вас. Когда вы смотрите на нее, вы видите себя в дочери больше, чем саму дочь. Важно отделить реальную девочку от вас. Перестав с ней сливаться, вы заметите разницу. Ваш внутренний ребенок перестанет идентифицироваться с вашей дочерью. Вероятно, она другая и вовсе не так сильно похожа на вас. Важно отделить, кому вы сочувствуете: вашей дочери или своему внутреннему ребенку, которого видите в ней.

Возможно, находясь в глубоких терапевтических процессах, вы отстранились от дочери. И тогда она чувствует, что тема вины вас заводит и заставляет вас быть с ней. Через это она может почувствовать с вами близость. Это такой способ общаться, получать ваше внимание.

Но если вы понимаете, что не видите себя в ребенке, это только ваша дочка и ее слова, если у вас есть контакт, остается еще одна гипотеза, которую вы и озвучили: ребенок идет по вашему сценарию. Что здесь может помочь? Осознанность, внимательность, безоценочность и терпение. Это будет очень трудно сделать. В первую очередь, вам будет нужно испытывать симпатию и тепло к своему внутреннему ребенку. Как только это будет налажено, как только вы сами немножко успокоитесь, возможно, дочь отзеркалит ваше состояние либо вы окажетесь способной увидеть ее иначе. Вам понадобилось длительное время, чтобы начать осознавать все, что происходит, у вас есть возможность научить этому дочь раньше и с меньшими потерями. Ребенок подобен радару, чувствительному ко всему, поэтому вы должны ей демонстрировать, что по-другому относитесь к себе, что вы горды своими достижениями.

 

Похожие статьи:

Детское питание: виноваты ли родители

Сколько сладкого можно ребенку

Роль семьи в проблемах с детским питанием

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *