Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Терапия, основанная на сострадании

Compassion-focused therapy — терапия, сфокусированная на сострадании. Это терапия, которая ориентирована на формирование сострадательного, сочувственного отношения к себе, которое показывает удивительную эффективность в ряде областей. Нашу новинку — терапию, основанную на сострадании – представляет терапевт Ксения Сыроквашина. Разбираемся, что есть сострадание и самосострадание, чьим голосом говорит внутренний критик и почему одиночество вредит здоровью.

Сегодня мы говорим о сравнительно новом виде психотерапии – терапии, основанной на сострадании. Это один из видов терапии, который показывает достаточно обнадеживающие результаты по отношению к расстройствам пищевого поведения. Если мы подумаем, почему так происходит, то поймем, что это связано с фокусом на ключевых, ядерных проблемах, свойственных расстройствам пищевого поведения: приятие себя, самоотвержение, в том числе в контексте собственного тела или внешнего вида, в контексте самопредъявления. Это множество критических и обесценивающих убеждений, которые часто имеются при расстройствах пищевого поведения (РПП).

Для начала мне бы хотелось попросить вас сделать небольшой эксперимент. С чем у вас ассоциируется слово «сострадание»? Возможно — хотя это не для всех, наверное, является правдой — сострадание ассоциируется с такими понятиями как жалость, слабость, безволие, склоненная голова или опущенные руки, оправдание себя и своей неспособности что-либо сделать. Если это так, то тогда вам принять этот термин совсем непросто и, возможно, тогда тот первый шаг, который можем сделать мы, это поговорить о том, что такое собственно сострадание.

Потому что в сострадании есть два контекста, две стороны. С одной стороны, это способность контактировать и принимать страдание, соприкасаться с ним, понимать его, что требует мужества и смелости. С другой стороны, это желание изменить и облегчить страдание, изменив его причину, что требует осознания и мудрости. Важно сказать, чем сострадание не является. Как оказывается, когда мы подходим к этому термину ближе и начинаем его понимать, это не слабость и не индульгенция оправдания, не какая-то роскошь, которую я не могу себе позволить просто потому, что я недостаточно хороша или хорош. Сострадание – это основа для развития собственного мужества, для взгляда внутрь себя и движения по направлению к трудностям, боли и их причинам. В этом смысле сострадание не является избеганием, это не уход от проблемы, наоборот, сострадание – это способность на проблему посмотреть.

В терапии, основанной на сострадании, очень важным является понимание того, как функционирует наш мозг. Можно сказать, что он состоит из более древней части, которая обеспечивает эмоции, желания, наши потребности, мотивацию и какие-то непосредственные поведенческие реакции, которые этими эмоциями движутся. В том числе, например, знаменитой тройкой «борьба, бегство или замирание». Есть более новый мозг, это в основном касается коры головного мозга, который больше сосредоточен на планировании, воображении, на самонаблюдении. При этом эти полезные свойства нашего нового мозга несут побочные эффекты. Предвкушение наихудшего исхода, критические убеждения и постоянная самокритика, склонность к мыслительной жвачке, когда мысль не уходит, а застревает и движется по кругу. Надо сказать, что когда мы испытываем эти неприятные побочные эффекты работы нашего нового, такого, казалось бы, совершенного мозга, мы, несмотря на то, что никакой вины в этом не имеем, начинаем обвинять себя в том, что мозг работает так, как он работает. Какой может быть выход из этой ситуации? Когда человек обвиняет себя в том, что он действует так просто потому, что так диктует его мозг, и это причиняет ему страдание. Помощь здесь может быть в осознанности и самосострадании. С чего же самосострадание и сострадание начинается?

Первый шаг – это проверка реальности. Мы проверяем те самые ограничение человеческие, ответственность за которые мы часто возлагаем сами на себя. Хотя нашей ответственности и тем более вины в этих обстоятельствах нет. Какие же основные ограничения предлагает рассматривать нам терапия, основанная на сострадании?

Во-первых, что эволюция создала наш мозг таким, какой он есть. Вот с этими самыми побочными эффектами. Мы эволюционировали в тот вид, которым являемся, довольно долго. Мы довольно много успели изменить вокруг, но очень сложно принимаем тот факт, что наш мозг может доставлять нам некоторые неприятности.

Второе ограничение – это то, что мы биологические существа, которые имеют определенную генетику. Мы ее не выбираем, это лотерея, которая нам достается, и живем мы достаточно ограниченное число дней. Попробуйте представить, сколько дней составляет жизнь человека. Наверняка вы умножили число дней в году на количество лет и получили среднюю цифру. Это порядка 25-30 тысяч дней. Это то, что в среднем отпущено человеку природой. А иногда меньше, иногда больше. Это тоже ограничения, с которыми мы ничего не можем поделать.

Еще одно ограничение, которое предлагает принять терапия, основанная на сострадании, это то, что мы социально обусловлены. Социальные обстоятельства, которые определяют нашу жизнь: в какую мы попали ситуацию, кто нас окружает, с кем мы в контакте – часто мы не выбираем. А наши клиенты склонны обвинять в этих обстоятельствах или в их следствиях, что еще более тяжело, именно себя.

При этом обвинять себя помогают некоторые системы общего функционирования, которые у нас есть. Терапия, основанная на сострадании, предлагает выделять три такие системы.

  • Система активирующая, которая нас побуждает к действию, которую мы используем, когда добиваемся целей.
  • Система, которая фокусируется на угрозе, которая дает тот самый ответ борьба-бегство. Это то, что мы испытываем как чувство тревоги, чувство злости. Она помогает искать безопасность.
  • И система, которая нас успокаивает, эту безопасность дает. Она основана на ощущении, в том числе, принадлежности к миру и окружающим нас людям. Одиночество – один из факторов, который очень вреден для здоровья. Мало кто, за редким исключением, ощущает одиночество как полезную для себя вещь. Одиночество вреднее, чем некоторые соматические болезни.

Если подумать, эти три системы: система достижения, система активации, система защиты, тревога и отражение нападения и система успокоения и безопасности – какая из этих систем наиболее развита у вас? Здесь вопрос не в том, что должна быть развита какая-то одна, вопрос баланса.

Терапия, основанная на сострадании, активирует систему безопасности, систему, которая обеспечивает чувство принадлежности, чувство расслабленности, спокойствия. Достаточно важно, чтобы в жизни эти чувства присутствовали. Потому что если системы активации и оценки угрозы, о которых мы говорили, развиты чрезмерно, провоцируют много других чувств. Если вы все время испытываете исключительно желание доминировать или исключительно тревогу, или исключительно злость, то это снижает качество вашей жизни, с одной стороны, а с другой – провоцирует негативные суждения и убеждения, в том числе и в отношении себя. Благодаря чему появляется голос внутреннего критика. Если у вас голос внутреннего критика присутствует, если вам это знакомо, когда мы распутываем, откуда он взялся, получается, что он появился изначально из желания себя защитить. Из той самой системы, как правило, которая занимается защитой и отражением атаки. Однако этот чрезмерно развитый критик очень мешает нормально функционировать, в том числе и эмоционально, но не только — он и на другие сферы оказывает влияние. Насколько вам свойственно обвинять себя? Какой голос у этого внутреннего критика, каким тоном он говорит? Наконец, к каким результатам все это приводит? Насколько это эффективно? Достаточно часто это неэффективный процесс, особенно когда он постоянный, как мыслительная жвачка, которая зачастую только ухудшает ситуацию и ухудшает вашу эмоциональную жизнь.

Давайте попробуем себе представить другую часть, сострадательную, которая будет активировать систему безопасности. Какой голос мог бы быть у сострадательной части? Как бы могло выглядеть ваше сострадательное Я? Когда мы выполняем практики из терапии, основанной на сострадании и самосострадании, мы часто обнаруживаем, что сострадательная часть выглядит и звучит иначе, чем мы ожидали. Чего мы опасались, на самом деле. Что она не такая слабая и тихая, с опущенными плечами, а, напротив, это часто бывает образ уверенный, компетентный, тепло и дружелюбие в этом голосе часто оказываются лишь одной из частей это Я.

Иногда самосострадание бывает очень настойчивым и твердым. Иногда сострадать себе означает побудить себя что-то сделать, что сейчас делать не хочется. Мы знаем, что для нас это будет эффективным, будет полезным. Вот что такое самосострадание. И непривычность самосострадания может проистекать из представления о самом себе, из страха быть слабым, из представления о том, что сострадание – это слабость, хотя это не так.

Надо сказать, что большая часть навыков, которая изучается в этом виде терапии, это навыки практичные. Эти навыки базируются на практиках осознанности, в том числе осознанности с практикой воображения. Это так же целый спектр других навыков, в том числе письменных практик (написание письма себе или какой-то из своих частей), это ролевые игры, это тренировки воображения. В процессе терапии часто меняется представление о том, кем вы являетесь, меняется внутренний голос, то, как вы с собой разговариваете, меняется ощущение себя и других людей, и это один из способов прийти к той жизни, которую стоит жить. Я надеюсь, что этот модуль в работе нашего Центра займет свое достойное место.

Видеозапись выпуска:

 

Предлагаем прочитать:

Терапия РПП: работаем по-новому

Диагностика: что? как? зачем?

Интуитивное питание и здоровье

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *