Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

Влияние генов на депрессию и расстройство пищевого поведения

Гены играют важнейшую роль в восприимчивости к таким заболеваниям, как расстройства пищевого поведения и депрессия. Исследования среди близнецов демонстрируют, как много информации о депрессии и расстройствах пищевого поведения хранится в генах человека, и доказывают, что эти заболевания генетически связаны.

История Стефани и Бриттани

Она любила стабильность и размеренную жизнь, возможность всё взвесить и обдумать, прежде чем на что-то соглашаться. Когда она вступила в подростковую пору, в её пока ещё короткой жизни случилась маленькая революция: они с сестрой-близнецом и родителями переехали из мегаполиса в маленький провинциальный городишко; на горизонте маячили старшие классы, им предстояло искать новых друзей. А самой большой переменой стало половое созревание.

«Мне хотелось, чтобы оно [половое созревание] просто прекратилось», — делится Стефани с нашим корреспондентом Дженни Броки (Jenny Brockie). «Хотелось приструнить его».

Поэтому она ответила единственным известным ей способом — попыталась вернуть контроль над собственным телом, и сделала она это при помощи голода.

В 14 лет ей поставили диагноз «нервная анорексия», в течение следующих шести лет она жила то дома, то в больнице: всё это время родные пытались её вылечить. Несколько раз она была на краю смерти. Её сестре-близнецу, Бриттани Уотт, было тяжело видеть девушку в таком состоянии: «Смотреть на это было просто мучительно. Ты любишь человека и знаешь, как ему, должно быть, плохо, а сделать ничего не можешь».

Фотография: Бриттани Уот (слева) и Стефани Ноулз (справа) рассказывают журналисту о своей жизни для статьи о близнецах.

Бриттани и сама начинала чувствовать себя иначе. Она видела, что сестре достаётся львиная доля внимания семьи; ей удалось вырваться из мира, приносившего боль им обеим, хотя способ она выбрала чересчур радикальный. «Она нашла выход из ситуации, а мне пришлось остаться», — говорит Бриттани. — «Я думала, правда, как было бы здорово, если бы обо мне заботились так же, как теперь о Стефани».

Стефани заболела булимией. Но на этом проблемы не закончились. Гены, которые «подарили» Стефани предрасположенность к психическому расстройству, проснулись в её сестре-близнеце. В 16 лет у Бриттани диагностировали депрессию. Болезни Стефани и Бриттани едва ли были вызваны исключительно влиянием среды.

«Смотреть на это было просто мучительно. Ты любишь человека… и ничего не можешь сделать».

Болезни девушек изучила профессор Трейси Уэйд (Tracey Wade) из Университета Флиндерс (Flinders University). Она обнаружила, что расстройства пищевого поведения и депрессия имеют в своей основе сильную генетическую составляющую: гены на 50% отвечают за вероятность развития одного из этих заболеваний в будущем.

Предрасположенность к анорексии определяется генетикой на 52%. По данным Уэйд, если у человека имеется генетическая предрасположенность, то после полового созревания окружающая среда влияет на развитие расстройств пищевого поведения с каждым годом всё меньше и меньше, определяющую роль играет именно генетика. Так произошло и с сёстрами-близнецами.

«Думаю, с нашей генетической предрасположенностью к расстройствам пищевого поведения и депрессии, все звёзды «удачно» сошлись», — говорит Бриттани.

Профессор Уэйд объясняет общую для близнецов предрасположенность, вызванную генетикой и обусловленную средой, при помощи аналогии с орхидеей и одуванчиком. Есть среды, для которых орхидеи генетически не приспособлены, но в благоприятных условиях, при правильном уходе, с вниманием к рискам, цветы прекрасно растут и развиваются. Одуванчики же (то есть, всё остальное население) имеют более высокие шансы на благополучную жизнь независимо от внешних условий.

Знание о наличии генетической предрасположенности (которая остаётся с человеком на всю жизнь) позволило Стефани и Бриттани найти свои способы адаптации и вернуться к здоровой жизни.

Общие гены: депрессия и расстройства пищевого поведения.

В ходе исследования с использованием данных Австралийского регистра близнецов (Australian Twin Registry) профессор Уэйд обнаружила, что за развитие депрессии и анорексии отвечают одни и те же гены. «Генетическое совпадение между клинической депрессией и нервной анорексией весьма значительное», — говорит Уэйд. Совпадение составляет 34%, если говорить о генетическом риске; это означает, что на данные заболевания приходится приблизительно треть общих генов.

«Эмоции, которые испытывают больные этими расстройствами, очень похожи», — говорит профессор Уэйд. — «Это ненависть к себе, потеря контроля над собой, чувство собственной неполноценности, желание всё делать идеально — и ощущение собственного бессилия».

История Майкла и Кэмерона

Для Майкла Кэмерона генетическая составляющая депрессии имеет особую актуальность. Его брат-близнец, Дэвид, в 16 лет покончил с собой. 

«Это случилось так неожиданно, никто и представить не мог», — вспоминает Майкл. — «Ничто этого не предвещало, он не употреблял ни наркотики, ни алкоголь. На вид он был вполне счастливым парнем. Я этого совершенно не ожидал». Смерть брата пробудила в нём новые, незнакомые эмоции, и теперь он хочет знать, есть ли у него предрасположенность к психическим заболеваниям, сильна ли она. «Эти вопросы меня очень беспокоят. Мне бывает очень плохо, меня охватывает тоска и тревога, такого раньше не было».

Правда, он признаёт, что ему не настолько плохо, чтобы захотеть свести счёты с жизнью: «В целом, я вполне счастливый и довольно уверенный в себе человек», — говорит Майкл, и добавляет, что до смерти брата у него никогда не возникало проблем психического характера.

Фотография: Майкл Кэмерон и его брат-близнец в детстве отмечают день рождения.

 Если оставить в стороне внешние обстоятельства, такое отличие может объясняться эпигенетикой: помимо молекул ДНК есть такие молекулы, которые «включают» и «выключают» определённые гены, при этом структура ДНК остаётся прежней. Вероятно, в этом кроется причина различий между близнецами, у которых на 99,9% общих генов.

По мнению профессора Уэйд, эпигенетике в будущем будет посвящено значительное количество исследований в области психического здоровья, особенно расстройств пищевого поведения; учёные станут определять, в каких случаях стоит вмешаться и «включить» полезную активность генов, которые, возможно, были в «выключенном» состоянии.


Об авторе: Мадлен Кинг (Madeleine King) — профессор, руководитель Отдела качества жизни Австралийской организации по борьбе с раком, бакалавр наук (Сиднейский университет), доктор философии в области медицинской статистики (Университет Ньюкасла).


Текст перевела Марина Нестругина специально для Центра IntuEat©. Оригинал статьи смотрите на сайте sbs.com.au

Возможно, вам будет интересно:

5 признаков расстройств пищевого поведения

Когда правильное питание становится религией

ЗОЖ или расстройство пищевого поведения?

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *