Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

«Война с ожирением»: что с ней не так?

«Война с ожирением»: что с ней не так? Описательный обзор весо-центрированной парадигмы здоровья и разработка схематической основы весо-центрированной парадигмы здоровья WCHP 3C Framework для повышения критической компетентности и смены парадигмы. Авторы: Лили О’Хара, Джейн Тейлор
Краткое изложение сути работы — терапевт Центра Ангелина Чекалина.

От авторов работы:

Краткое описание

Весо-центрированная парадигма здоровья (WCHP) — это понимание здоровья, при котором ключевая роль отводится весу. Ведутся споры о необходимости смещения акцента с веса в сторону здоровья и благополучия. Мы изучили научную литературу и выявили главные компоненты весо-центрированной парадигмы. В итоге мы создали схематическую основу данной парадигмы и назвали её WCHP 3C Framework. В ней описаны люди и компании, способствующие существованию такой парадигмы, а также её основные постулаты. Также в ней описаны три главных направления критики парадигмы: идеологическое, эмпирическое и техническое. Наконец, схематическая основа явно демонстрирует, что весо-центрированная парадигма здоровья усугубляет жирофобию и предубеждение в отношении веса и снижает качество жизни. Мы надеемся, что схематическая основа 3C Framework будет способствовать смене парадигмы в науке о весе.

От терапевта Ангелины Чекалиной, составившей краткое изложение материала:

В нашей работе — терапевтической, исследовательской и просветительской — мы придерживаемся доказательного подхода, который предполагает наличие научных доказательств.

Эта статья для меня является подтвержденным доказательством того, что наступила время сместить фокус внимания с веса человека на благополучие и качество жизни. И качество жизни, и благополучие как критерии здоровья, гораздо сложнее измерить, чем ИМТ.

В духе капитана Очевидность еще раз напомню: в формуле расчета ИМТ учтены только рост и вес, а в интерпретации не учтены ни возраст, ни пол (http://apps.who.int/bmi/index.jsp?introPage=intro_3.html). По ссылке приведены цифры уже после последнего пересмотра нормы ИМТ — верхняя граница нормы составляет 25 кг/м2. А до этого верхняя граница нормы ИМТ была 27,8 кг/м2. Как следствие, 17 июня 1998 миллионы американцев проснулись с избыточным весом или ожирением (http://edition.cnn.com/HEALTH/9806/17/weight.guidelines/)

Представляете, ложился человек спать совершенно уверенный в том, что он здоров, а проснулся с новым знанием, что у него избыточный вес и теперь у него есть серьезные проблемы со здоровьем. И что делать? Конечно, бороться. Снижать вес, ограничивая себя всеми возможными способами.

И вишенка на торте. Среда с резко негативным отношением к полноте и тиражирование в СМИ образа идеального тела тоже является следствием «войны с жиром». Социальное давление и обесценивание — вот еще один аспект весо-центрированного подхода к здоровью.

Сотрудники системы здравоохранения во многих странах считают, что вес, который классифицируется как «избыточный» или подпадает под определение «ожирение», является нездоровым. Это убеждение отражено в политике общественного здравоохранения и в программах, направленных на предотвращение «ожирения». Такой подход, в котором основное внимание уделяется весу называют весо-центрированной парадигмой здоровья.

Вес, относящийся к категориям «избыточный» или «ожирение», рассчитываются при помощи индекса массы тела (ИМТ). И решение проблемы «возвращения» здоровья находится в плоскости рекомендаций по ограничению потребления калорий и увеличения расхода энергии. Надо ли говорить о том, что эта парагидма доминирует в сферах науки о весе, общественной политики, связанной с весом, питанием и физической активностью, а также в образах «идеального» тела, тиражируемых популярными СМИ.

Создателем весо-центрированной парадигмы выступает научное сообщество, особенно в области эпидемиологии. Усиливают парадигму популярные СМИ, бездумно распространяя информацию под видом научных «фактов» об «ожирении» и навязывая концепцию «идеального» тела с точки зрения красоты и здоровья. Представляя «ожирение» как проблему морального свойства, популярные СМИ также выступают в роли морализатора. А индустрия похудения и участники кампаний «против ожирения» поддерживают этот подход в отношении здоровья с выгодой для себя.

При этом последние два десятилетия растет количество научных исследований и публикаций, в которых весо-центрированная парадигма подвергается критике, которая касается важных аспектов: идеологических и эмпирических.

Один из них важных аспектов идеологической критики заключается в том, что «война с ожирением» привела к непрошенному вмешательству правительств и общества в сферу того, каким должно быть тело человека и его поведение. Причем, последствия такого вмешательства сильнее ощущают на себе женщины, бедные слои населения и меньшинства, что приводит к более выраженному неравенству в сфере здоровья и усугублению стигматизации веса.

Кроме этого, как минимум 13 прав человека, записанных во Всеобщей декларации прав человека, могут быть нарушены. Например, Статья 26 декларации о равных правах на образование. Однако полные реже обучаются в колледже или университете независимо от уровня подготовки и способности там учиться. Полным женщинам чаще приходится самостоятельно оплачивать своё обучение, не получая материальной помощи со стороны родителей; преподаватели чаще отказываются давать полным студентам рекомендательные письма. Между полными студентами и студентами с «нормальным» весом нет статистически значимой разницы в умственных способностях или результатах учебных тестов, однако в средней школе, муниципальном колледже и университете полные ученики получают значительно более низкие оценки. Эти данные получены в исследовании с учётом демографических переменных, переменных умственных способностей, личностных особенностей и благополучия.

Эмпирическая критика касается общемировых тенденций, связанных с весом: количество людей с ИМТ, который можно отнести к «избыточному весу» или «ожирению» (по меркам ВОЗ), стремительно растёт во всём мире, и что любой человек в любой точке мира подвержен риску «избыточного веса» или «ожирения». Употребление слов «глобальный», «эпидемия», «пандемия» и «глобальное ожирение» укрепляет представление, что вес возрастает в геометрической прогрессии, что эта общемировая тенденция, сметающая всех на своём пути — и в развитых, и в развивающихся странах.

Эти утверждения основаны на статистическом увеличении доли населения с «избыточным весом» и «ожирением» по шкале ИМТ за 30 лет. А такие термины как «удвоиться» и «утроиться» нагнетают драматический эффект, несмотря на то, что большинство людей весит лишь на 3-5 килограммов больше, чем прошлое поколение. А это не очень значительное межпоколенческое изменение.

Даже при недостатках категоризации веса по шкале ИМТ распространение «ожирения» во многих странах стабилизировалось около 2000 года. Однако из-за использования терминов и выражений, которые используются для описания тенденций в изменении веса возникает подозрение, что если мы и оказались в эпицентре эпидемии, то это эпидемия лингвистической паники. «По сравнению с последствиями (такого паникёрства) для научной политики и доказательной медицины, последствия любой эпидемии «ожирения», реальной или мнимой, просто ничтожны» (Basham and Luik, 2008, с. 244).

Кроме этого, часть эмпирической критики касается веса как простого результата потребления и траты энергии. Такие физиологические характеристики тела, как вес, зависят от сложного взаимодействия генов, других биологических факторов, привычек, жизненных ситуаций, соприкосновения с биофизическими и социально-экономическими средами. Обычно считается, что люди принимают осознанные и добровольные решения в отношении питания и физической активности, и что, следовательно, на эти решения можно влиять. Однако научные данные показывают, что эти решения в значительной степени управляются мощной биологической системой, которая регулирует скорость обмена веществ в организме и бессознательную. Человек способен принимать осознанные поведенческие решения, которые в краткосрочной перспективе приводят к снижению веса. Однако неосознаваемая биологическая система неизбежно сильнее, она запускает биологические перемены и заботится о том, чтобы тело набрало утерянный вес, и гомеостаз восстановился.

Парадоксально, но один из главнейших предикторов набора веса — практика диет независимо от веса человека. Другими словами, диеты для снижения веса дают обратный результат.

Заявление о том, что ожидаемая продолжительность жизни снизилась как прямой результат повышения веса выше «нормального» (согласно ИМТ) также не подтверждается крупными эпидемиологическими исследованиями. В ходе крупнейшего за все времена эпидемиологического исследования учёные в течение 10 лет наблюдали 1,8 миллионов человек, результатом которого стал факт, что наибольшая ожидаемая продолжительность жизни была у людей с ИМТ от 26 до 28 (что соответствует категории «избыточный вес»), а наименьшая — у людей с ИМТ ниже 18 (что соответствует категории «дефицит массы тела»). У людей с ИМТ от 18 до 20 (категория «здоровый вес») ожидаемая продолжительность жизни была меньше, чем у людей с ИМТ от 34 до 36 (категория «ожирение»).

Критика ИМТ-классификации как грубой и неточной повлекла за собой исследования, посвящённые смертности, с использованием других показателей, например, величины окружности талии, процента жировой ткани и наличия метаболического синдрома. Однако, независимо от того, каким способом определялись наличие и степень ожирения, физическая активность или кардиореспираторная выносливость ослабляют первоначальные ассоциации со смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний.

Прочие положительные (физическая активность, отсутствие курения, наличие в рационе рекомендуемого количества фруктов и овощей, умеренность в употреблении алкоголя) и отрицательные (кругооборот веса, нездоровые методы управления весом, например, отказ от приемов пищи, курение, очищение желудка после приема пищи, злоупотребление мочегонными и слабительными препаратами, использование продуктов и препаратов для похудения) элементы образа жизни — это тоже потенциальные искажающие факторы в отношениях между тучностью и смертностью, и их необходимо учитывать при любом анализе.

При ряде сердечно-сосудистых заболеваний и хирургических процедур у больных из категории «ожирение» более благоприятный прогноз выживания, чем у больных из категории «здоровый вес».

«Парадокс ожирения» также касается будущей заболеваемости: у людей из категорий «избыточный вес» и «ожирение» риск крупного сосудистого события в последующие 2,5 года значительно ниже, чем у людей из категории «здоровый вес».

«Ожирение» и порой даже «избыточный вес» обвиняют в том, что они «приводят» к сердечно-сосудистым заболеваниям, сахарному диабету 2 типа, некоторым типам рака и остеоартриту. Масштабное лонгитюдное эпидемиологическое обследование гражданских служащих в Великобритании — показало сильную обратную ассоциацию между уровнем должности и риском метаболического синдрома, причем лишь 10% случаев заболеваемости объяснялось традиционными факторами риска. Биологически правдоподобное объяснение этого заключается в том, что стресс приводит к хроническому воспалительному процессу, которое является важным фактором риска развития сахарного диабета 2 типа независимо от веса.

Другая проблема, которая ставит под вопрос утверждение, что тучность вызывает сахарный диабет 2 типа — вопрос порядка возникновения полноты и диабета. Чтобы это утверждение было справедливым, предполагаемая причина (тучность) должна иметь место до развития диабета, однако, по данным нескольких исследований, нарушения обмена веществ могут быть предвестниками накопления жира и повышения веса.

Также появляется всё больше данных о существовании людей, которых называют «метаболически здоровыми людьми с ожирением», то есть людей, которые, согласно ИМТ, относятся к категории «ожирение», но никаких метаболических отклонений у них при этом не наблюдается. Репрезентативные исследования показывают, что доля метаболически здоровых людей с «ожирением» и «избыточным весом» может достигать почти 50%.

Эффективность такого подхода к здоровью также вызывает критику, так как на индивидуальном уровне многие исследования, посвящённые снижению веса, показывают кратковременный эффект программ похудения. Это связано не только с методологическими просчетами в планировании исследований (маленький размер выборки, недостаточное количество мужчин по сравнению с женщинами, ограниченная обобщаемость, отсутствие слепой оценки исхода, нехватка данных о том, соблюдали ли испытуемые предписанную диету) и часто отсутствие последующего долговременного (на протяжении 2-5 лет) наблюдения.

От одной трети до двух третей людей, значительно потерявших в весе на диетической программе похудения в течение 5 лет, набирают весь сброшенный вес и более (Mann et al., 2007). «Нам не нужно очередное исследование, посвящённое диете; нам нужно сменить парадигму» (Katan, 2009, с. 924).

Третья группа замечаний из разряда эмпирической критики касается данных о вреде, которые провоцирует весо-центрированная парадигма здоровья, включая неудовлетворённость телом, расстройства питания, эффект йо-йо, стигматизацию веса, дискриминацию по признаку размеров тела.

Стигматизация веса, или социальное угнетение по признаку веса — явление широко распространённое и коварное, поскольку имеет как внутренние, так и внешние источники. К внутренним источникам социального угнетения по признаку веса относятся интернализованные негативные мнения, ценности, убеждения и формы поведения, связанные с весом. К внешним источникам относятся столкновение со стигматизацией веса, взаимодействие с социальными, экономическими, политическими и антропогенными средами, предвзятое отношение к полным и дискриминация, травля людей на основании их веса, насилие.

 

Схематическая основа WCHP 3C Framework

Техническая критика весо-центрированной модели относится к использованию ограниченного набора стратегий, которые направлены на поведенческие изменения и социальный маркетинг, а не на здоровье и благополучие человека.

Прямыми следствиями весо-центрированного подхода является: формирование среды с резко отрицательным отношением к полноте, сниженный уровень здоровья и благополучия, сниженное качество жизни.

В ответ на всеобъемлющую критику весо-центрированной парадигмы здоровья возникла новая парадигма, смещающая акцент с веса на здоровье и благополучие. Одна из наиболее известных моделей в рамках этой парадигмы — модель «Здоровье при любом размере»® (HAES®), в которой делается акцент на повышение уровня здоровья и благополучия, без навешивания ярлыков в зависимости от категории веса по ИМТ.

Данный подход стремится положить конец стигматизации проблем здоровья (хелсизм) и дискриминации по признаку веса, необъективности и ятрогенным практикам в учреждениях здравоохранения и других областях, имеющих отношение к здоровью, а также в прочих сферах жизни.

Есть научные данные, что эта программа на уровне школы и университета помогает формированию у детей более здоровых образа тела, самооценки и взглядов на питание; помогает формированию привычки интуитивного питания, улучшает восприятие своего тела, положительно влияет на мнение о полноте и на склонность прибегать к диетам у студентов; положительно влияет на уровень знаний, взгляды, убеждения и навыки у преподавателей. Эти данные показывают, что такая модель полезнее для различных аспектов здоровья, чем весо-центрированный подход. «Здоровье при любом размере» отвечает на критику весо-центрированной парадигмы и даёт возможность сменить парадигму на основании научных данных.

 

Об авторах:

Лили О’Хара (Lily O’Hara) — специалист в сфере общественного здоровья и здравоохранения, имеет богатый опыт научной работы и медицинской практики в Австралии и Объединённых Арабских Эмиратах в программах, реализуемых в сообществах, на рабочих местах и в школах. Её научная работа посвящена инструментам для оценки холистического, экологического салютогенного здоровья и благополучия, анализа современных подходов к весу, разработки этичных и научно-обоснованных инициатив по защите здоровья с применением подхода «Здоровье при любом размере». Также она занимается исследованиями в области формирования технических и этических компетенций у работников здравоохранения.

Джейн Тейлор (Jane Taylor) — специалист с обширным и разносторонним опытом медицинской и научной деятельности в Австралии. Она изучает методы оценки программ здравоохранения, занимается расширением теоретической базы для критического подхода к охране здоровья, исследует использование критической теории, ценности и принципы критического подхода к охране здоровья для формирования компетенций у работников здравоохранения, переориентирования системы здравоохранения и проведения дальнейших исследований.

Источник: http://journals.sagepub.com/doi/10.1177/2158244018772888
Перевод — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Похожие статьи:

Сопротивление диетической культуре

Минздрав предупреждает: диеты вредят вашему здоровью

Почему вес после диеты возвращается

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *