Еда — самая первая метафора любви, самые первые отношения, которые строит родившийся человек.

Книга «Интуитивное питание» Светланы Бронниковой

«У меня не было зависимости от пищи. У меня была зависимость от диет»

Чем жизнь «на диете» похожа на наркоманию?  Вёрджи Товар – журналистка, активистка против дискриминации полных – рассказала, как она пряталась от реальной жизни за «пищевой драмой». Мы публикуем отрывок из ее статьи.

Специалисты по расстройствам пищевого поведения говорят, что у людей на диете могут быть очень драматические отношения с пищей. И многие используют их, чтобы уйти от реальной жизни.

Я это хорошо понимаю. Потому что я как раз из тех, кого называют «взрослыми детьми алкоголиков», и мне знакомо желание «выпасть из реальности». Пью я мало и, стыдно сказать, даже курить не умею, но я с детства научилась аддиктивному поведению и порой склонна вести себя так же, как наркоманы.

Вот пример: несколько месяцев назад я гостила у друзей в штате Орегон. Они живут примерно в часе езды от Портленда. Перед выездом из города смотрю на приборы, вижу, что мне как раз хватает бензина, если не буду останавливаться или не заплутаю. Прекрасно. Другой человек подумал бы: «Надо заправиться». У меня в голове это тоже мелькнуло, но мой «наркоманский» мозг сказал: «Да ну, и так доеду».

В итоге навигатор уводит меня на какую-то грунтовку. В штате Орегон много сельских районов. Когда-то он был белым протекторатом. В общем, я… нервничала. По приборам видно, что бензина до дома мне точно не хватит. Сейчас я расскажу, что происходило в моей голове. Перефразировать это можно примерно так:

«О, нет! Что теперь делать? Что там было, флаг Конфедерации? Чёрт, тут вообще людей нет! Если тут живут белые расисты, это хорошо или плохо? Где же заправка? А если я её вообще не найду? Мой телефон будет тут ловить? Я же на выезде из города проехала мимо кучи заправок, чего же не заправилась? Вёрджи, ты вообще в своём уме? Только бы в туалет не захотелось! Только бы не описаться!»

Кошмар ведь, да? Да, я понервничала, конечно, но вот что важно. Я всё-таки нашла городок с заправкой, и знаете, что сказал мне мой больной мозг? «Проезжай мимо».

Я сознательно заставила себя свернуть и заправиться. Мне пришлось давать себе команды, чтобы делать то, что делают психически здоровые люди: останови машину, заглуши мотор, отдай кредитку заправщику, потому что так принято в Орегоне, попроси заправить до полного бака.

Теперь сравните этот опыт с тем, что бывало, когда я сидела на диете:

«О, нет! Что теперь делать? Там был кекс? Чёрт, тут вообще печенья нет! Если тут есть только «Нутелла», это хорошо или плохо? Где взять салат без заправки? А если я его вообще не найду? Мои весы будут тут работать? Я же по пути домой видела столько морковки, чего же не перекусила? Вёрджи, ты вообще в своём уме? Только бы есть не захотелось! Только бы опять не растолстеть!»

Мне казалось, у меня зависимость от пищи, а на самом деле у меня была зависимость от диеты и драматических переживаний, которые возникали на её фоне.

На диете моё настроение зависело от одной единственной калории.

На диете ощущение «я плохая» или «я хорошая» зависело от одного съеденного или не съеденного кусочка.

На диете мне казалось, что моё достоинство и вся моя жизнь зависели от одного сброшенного или нового килограмма.

Я поняла, что стремление создать драматическую ситуацию, когда нужно срочно что-то делать, происходит от глубокой потребности 1) получать с помощью этих ситуаций нужные химические реакции и 2) избегать таким образом таких «трудных» эмоций, как печаль.

Я больше не сижу на диете, и теперь «ловлю кайф» иначе: как, например, в ситуациях вроде той, с бензином. И пью столько кофе («для бодрости»), что желудок болит. Мне очень трудно прожить нормальный день и хорошо себя при этом чувствовать.

Я знаю, что раньше моя нездоровая потребность проявлялась в диетическом поведении. Понимаю, что, видимо, мне всю жизнь придётся с этим бороться.

Уже шесть лет, как я живу без диет, и я теперь осознала, что выросла с семейной травмой, которая передавалась из поколения в поколение. У меня «жирофобия» и опустошающее чувство неудовлетворённости, которое я просто не могу выразить: для меня диета была практически неизбежна. Ещё бы, конечно, я хотела убежать от реальности!

Я пыталась выжить. До сих пор пытаюсь.

Сегодня я научилась давать себе немножко больше жизненного пространства. Я больше не живу в постоянной мелодраме, которая крутится вокруг еды. Мне удалось отойти от этого, оценить ситуацию и начать путь к выздоровлению.

Теперь, когда у меня просыпается потребность в драме, я пытаюсь сделать так, чтобы здоровая часть моего разума сказала больной: «Ты в безопасности. Ты можешь остаться здесь. Прямо сейчас. Оставайся здесь. Тихо. Тихо. Тихо».

Перевод оригинала статьи — Марина Нестругина, Центр Интуитивного питания IntuEat ©

Похожие статьи:

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *